Американский пузырь летит в Россию

Проблему мирового ипотечного кризиса и сопоставление его с российской экономикой следует рассматривать в разных аспектах. Об одном из таких рассказывает депутат Государственной Думы РФ Иван Грачев:

– Надо ясно понимать, почему возник ипотечный кризис в США. Причины, на мой взгляд, заключались в законах США, которые позволяли выдавать кредиты под нулевой исходный взнос в больших объемах, и в возможности строить на этих «плохих» кредитах выпуск вторичных ценных бумаг практически без ограничения. Сложилась некая пирамида, гарантированная государством. Но пока кредиты и оборот этих бумаг не превышают возможности государства, готового легко закрыть бреши, тогда она устойчива. Когда барьер преодолен, пирамида гарантированную устойчивость теряет и становится статистически устойчивой. То есть участников, казалось бы, много, но в силу уже макроэкономических обстоятельств они начинают вести себя коррелированно, потому что изменились ставки, цены и т.д. А это и приводит к серьезным проблемам.

Возможна ли подобная ситуация у нас? Закон об ипотеке ни при каких обстоятельствах не позволяет организовывать массовую выдачу кредитов без первоначального взноса, и – что еще более важно – выпуск ценных бумаг на основе этих выданных кредитов не должен превышать 70 процентов рыночной стоимости залоговой недвижимости. Следовательно, в целом перенос проблемы на нашу страну невозможен. Проблемы коснулись тех банков, которые изначально ориентировались на длинные деньги Запада. Для успешного развития ипотеки внутри страны должна быть система сбора «длинных» низкопроцентных денег на уровне $100 млрд. в год. Но наши рынки ценных бумаг на данном этапе в ближайшие 15 лет не позволят снимать на ипотеку такие суммы ежегодно. Реально помочь в этом могут стройсберкассы (ССК), в противном случае уже через 3-4 года возникающие в ряде банков проблемы станут повсеместными и тормозящими. Ничего сопоставимого по мощности со стройсберкассами сегодня нет.

Второе – развитие фондовых рынков вообще. Мы наблюдаем, как один сегмент этого рынка, ипотечные ценные бумаги, вызывает всплеск паники по всему миру. На самом деле нет четкой взаимосвязи между ростом экономики и ростом индексов. Если индексы растут по 20 процентов в год, а экономика – по 2 процента, а затем наступает резкий спад фондового рынка, это не означает наступления масштабного экономического кризиса. Надо отделять развитие ВВП и развитие экономики от процесса перераспределения ресурсов с помощью фондовых рынков. Думать о том, что это приведет к катастрофе стран развитых, таких как США, оснований нет. Не коснется подобное и российской экономики. Снижения цен на нефть не будет, и мы можем проводить наши налоговые реформы, не загонять дополнительные деньги в стабфонды. Другой существенный момент – нам нецелесообразно широко открывать свои фондовые рынки для потока рискованных западных ценных бумаг. Тем не менее, в Думе находится целый пакет законов, который нацелен на форсированное открытие нашего рынка, а, по сути, для сдувания «пузырей» на территории нашей страны.

Третье – катастрофических последствий кризиса быть не должно, экономики Европы и США выйдут из него, потому что шаги для этого делаются правильные. Там говорят: если страна движется к кризису, надо дать дополнительные шансы бизнесу, то есть форсированно снизить налоги и кредитную ставку. Что касается России, все наше текущее благополучие основано на экспорте нефти и газа, но в стратегическом плане устойчивую экономику так построить нельзя. И тем более не нужно покупать ипотечные ценные бумаги США, что сейчас делает Центробанк. Это не только неразумно, но и опасно. Снизились цены на нефть, что вполне возможно, – и мы вылетим в трубу. Понятно, что американцам, чтобы поправить свое положение, нужно искать рынок сбыта своих ипотечных ценных бумаг. В своей стране рынок перенасыщен, в Европе их покупают тоже уже не очень охотно, риски велики. Вот они и пытаются сбросить свой «пузырь» на нас, то есть разместить эти бумаги в России.

Нам не нужно бы идти на поводу у дяди Сэма, но мы идем. Поэтому и закон об ССК до сих пор не принят. Есть силы, которые хотят, чтобы была только американская модель ипотеки. Слов нет, она неплохая и вполне жизнеспособная, но... заработает успешно в России лет через 10-15. Для стран же с переходной экономикой, как в нашей стране, одна американская модель не поможет при решении жилищного вопроса в массовом порядке. Без накоплений, но не в матрасе, людям не обойтись. А накопить, чтобы сбережения не страдали от инфляции, можно только в строительной сберегательной кассе, которая будет под контролем государства в лице Центробанка.

Вениамин Вылегжанин