Должники просят о помощи

Должники просят о помощи

Проблемы просроченных ипотечных кредитов стоят сейчас остро. О том, что ждет ипотечных заемщиков и как можно разрешить ситуацию, рассказывает депутат Госдумы РФ Иван Грачев:

– По своим наблюдениям я вижу: есть такой очевидный факт, что часть людей и при нормальных условиях окажется не в состоянии возвращать взятые ипотечные кредиты. То есть порядка 10–20 тысяч человек. Понятно, что во время кризисов эта цифра вдвое-втрое увеличивается. Мой прогноз был, что тысяч 40–60 наших граждан окажутся в безвыходном положении. Реальное положение, наверное, получше, поскольку кризис был короткий.

– Но ведь АИЖК создало подразделение, которое помогает таким заемщикам?

– Да, Агентство по ипотечному жилищному кредитованию оказывает помощь, но пока эта помощь в значительной степени основана на рыночных принципах. Через идею реструктуризации, которую банки в принципе в состоянии и сами решить. Если человек способен в дальнейшем выплачивать, то, скорее всего, банк с ним разберется, хотя из этого правила бывают исключения.

– Тем не менее решили, что государственная поддержка здесь не помешает...

– А что мы поддерживаем? Что сама по себе идея, безусловно, правильная. И общая ее направленность – рыночная. Хотя она могла бы быть менее жесткой. Принцип работы – это реструктуризация и рыночное решение проблемы. Что опять-таки не коснется тех, кто вообще не способен на рыночной основе выйти из положения. Мы уже говорили, что тысяч 40–60 таких наших граждан будет. Подобные люди и после окончательного выхода из кризиса останутся.

– Но хотелось бы иметь и для них относительно разумный механизм выхода из ситуации. Он есть?

– Однажды в какой-то дискуссии на радио, когда на эту тему спросили, я сказал, что, наверное, надо придумывать варианты перехода таких граждан в режим социального найма. Почему? Да потому, что это в принципе устроит большинство людей, кто попал в сложную ситуацию. Подобное устроит и банки, если государство будет должным образом с ними рассчитываться: в рассрочку или каким-то другим образом, с той же реструктуризацией. А в принципе преференции от этого получит государство. Потому что выкидывать людей на улицу не решился никто в мире – даже в самой либеральной стране Америке порядка миллиона семей надо было по сути лишать жилья.

– Наверное, такое сильное стремление иметь свою собственность – это не вполне нормальное явление?

– Конечно. Я уверен, что в России создано абсолютно нецивилизованное соотношение собственников и нанимателей. То есть у нас процентов 80–85% людей оказалось собственниками приватизированных квартир в больших многоквартирных домах. Чего, вообще говоря, в нормальных развитых странах, по-моему, никогда не бывает. К примеру, для Европы характерна цифра в районе 45–50%, для Америки, может, чуть больше, но тоже не четыре пятых жилого фонда. А если учесть, что у нас страна с очень немногочисленным средним классом, то тех, кто должен остаться собственником в будущем, может быть существенно меньше, чем европейские 50%. Понятно, что это начнет так или иначе проявляться.

Если мы сейчас посмотрим законы, которые идут через Думу, то увидим, что эта проблема везде «вылезает». Вот, например, взяли и выдвинули идею, что капитальный ремонт дальше будут делать люди за свои деньги. Совершенно очевидно, что из 85% сегодняшних собственников минимум половина не сможет на свои деньги это сделать. Дальше в рамках соответствующих следующих шагов их надо что, на улицу выкидывать, потому как они не способны заплатить?

То же самое начинает проявляться и в части налогообложения по недвижимости. Идея базовая – правильная, но... А кто-то думал, как люди, которые в Москве владеют квартирой стоимостью, допустим, миллион долларов и являются пенсионерами, смогут этот налог оплачивать? Дальше ответ совершенно очевидный – их должны будут выселить из приватизированного жилья. Соответственно это означает, что переход к равновесному из нынешнего неравновесного состояния пойдет хаотически, обвально, если все оставить так, как оно есть.

– Выходит, какой-то системы, чтобы народ не лишался собственного жилья, у нас пока не просматривается...

– Понятно, что выкинуть на улицу миллионы семей просто невозможно, однако пока такая идея теоретически закладывается во всех законах. Но, думаю, реалии жизни приведут к пониманию того, что некую часть ипотечного жилья так или иначе придется возвращать в режим социального найма. Без этого мы к нормальному равновесному состоянию не перейдём. Следовательно, в законы, которые мы будем рассматривать для ипотеки, необходимо заложить возможность реприватизации квартиры.

– А почему именно такое название?

– Специалисты меня долго мучили по поводу «реприватизации». Говорили, что это неправильно, что термин «реприватизация» использовать нельзя: мол, точнее, «деприватизация». А я-таки стоял на своем и объяснял, что большинству попавших в тяжелый ипотечный долг граждан надо дать шанс через некоторое время вернуться к режиму нормальной ипотеки. Просто у них должен быть какой-то отложенный период. Например, государство говорит: «Хорошо, я тебя поддержу на два-три года. А пока мы тебя условно переводим в режим социального найма. Но если ты восстановишь платежеспособность, сможешь вернуть квартиру в собственность».

– Ваше мнение о роли муниципалитетов в этой проблеме. Они могли бы взять на баланс квартиры ипотечных должников? Но их же нужно содержать...

– Все правильно. Вот поэтому мы и подготовили для потерпевших от ипотеки, чтобы их не выгоняли на улицу, законопроект, который дает возможность муниципалитетам помогать таким людям. Думаю, в июне мы его внесем на рассмотрение.

– А что с деньгами? Без денег, наверное, ничего не получится?

– Если закон пройдет, то в бюджет будем вносить поправки. Я думаю, что основной спор в Думе развернется за строку в бюджете. С принятием же закона проблем быть не должно.

– Наверное, все же небогатым людям приобретать недвижимость лучше не через «американскую» ипотеку, а через «немецкую» ССК (строительную сберегательную кассу)? Какова участь этого закона?

– Мы внесли в закон об ССК те изменения, какие просило правительство России. Думаю, что в новом варианте он осенью будет принят. Во всяком случае, я на это надеюсь...

Вениамин Вылегжанин