Если долго мучиться...

За ипотекой в банк обращаются люди, у которых нет иной возможности приобрести жилье в столице или области.

Из Ташкента в Калугу

Любовь и Владимир русские, но родились в солнечном Ташкенте. Там же получили высшее образование. Там же на свет появились трое их детей. Любовь по образованию педагог – начинала трудовую деятельность воспитателем, а затем на протяжении многих лет работала заведующей детского сада. Владимир занимал руководящую должность на автотранспортном предприятии.

– В принципе, нам в Ташкенте жилось неплохо, – рассказывает Любовь. – Но дети росли, мы стали задумываться об их образовании, дальнейшем трудоустройстве, вообще об их будущем.

Так как обстановка в Узбекистане для русских стала, мягко говоря, не самой комфортной, семья решила переехать в Подмосковье, где жили Любины родственники.

Несколько лет ушло на то, чтобы решить вопрос с гражданством. Денег от проданной в Ташкенте трехкомнатной квартиры едва хватило на покупку дома в Калужской области, где они и зарегистрировались.

Из Калуги в Подмосковье

Потом почти пять лет снимали квартиры в Подмосковье. Как правило, события развивались по одному сценарию. Семья находила квартиру подешевле, требовавшую ремонта. Не привыкнув жить в грязи и разрухе, они вкладывала деньги, силы и время в благоустройство жилья, а после этого хозяева значительно поднимали цену. Приходилось искать другой вариант.

Об ипотеке Любовь и Владимир думали давно, но получить кредит их семье удалось всего несколько месяцев назад. Сейчас они уже живут в собственной квартире и занимаются ее ремонтом. Убеждены: лучше ежемесячно погашать кредит в банке, чем платить за съемное жилье.

В последнее время многие банки подняли процентные ставки.

– Почему же не получалось оформить кредит раньше, на более выгодных условиях? – спрашиваю Любу.

– Дело в том, что мы практически для всех банков были нежелательными клиентами. Во-первых, нам с мужем в этом году исполнилось по пятьдесят лет. Чем ближе к пенсии, тем на меньший срок банки могут выдать кредит. И тем на меньшую сумму можно рассчитывать. Во-вторых, когда переехали из Ташкента, пришлось искать работу с понижением социального статуса. Муж устроился водителем автобуса, я – на техническую работу в автобусный парк. Конечно, можно было найти что-нибудь другое, но привлекала, прежде всего, «белая» зарплата и социальный пакет. В-третьих, проблема была в том, что все наши дети учились. Двое старших – в институте, младший – в школе. Несмотря на то, что дети-студенты подрабатывали, подтвердить это было невозможно. И, наконец, в-четвертых – мы копили деньги для того, чтобы внести сумму в качестве первоначального взноса. Конечно, знали о программах с низким первоначальным взносом, но условия по ним более жесткие, проценты более высокие.

Вместе дружная семья!

В итоге семья смогла получить кредит только после того, как старшие сыновья окончили институт и устроились на работу. Как-то раз, обзванивая банки, Любовь рассказала девушке-консультанту о своей жизненной ситуации и о причинах, по которым они не могут рассчитывать на нужную сумму кредита. Консультант поинтересовалась, сколько лет старшим детям. Услышав, что 22 и 25, предложила оформить кредит на одного из сыновей, а родителям выступить в качестве созаемщиков.

К этому моменту семья могла подтвердить доход частично справкой по форме 2-НДФЛ, а частично справкой, заполненной работодателями по форме банка.

Главе семьи Владимиру подтвердили «белый» доход в размере около 30 000 рублей. Любови – также «белый» доход в размере 15 000 рублей. Доход сыновей был «бело-серым». У одного 20 000, а у другого 30 000 рублей. Молодые люди проработали на одном месте больше полугода. Суммарный доход семьи составил около 95 000 рублей, то есть примерно $3800.

К этому моменту удалось накопить на первоначальный взнос $20 000. Максимальный размер кредита, на который они могли рассчитывать в банке, был около $200 000. Но такая сумма для покупки трехкомнатной квартиры в Подмосковье была не нужна. Чем больше размер кредита, тем выше ежемесячные платежи, а ведь еще и жить на что-то надо.

Стратегия и тактика

Проанализировав рынок недвижимости, семья поняла, что трехкомнатную квартиру в среднем Подмосковье они могут купить примерно за $120 000. Поэтому и решили просить в банке $100 000. Учитывая, что оформлялась ипотека на 25-летнего сына, банк предложил долгосрочную – 20-летнюю ипотечную программу. В этом случае ежемесячный платеж был бы чуть ниже, чем при сроке кредитования в десять лет, но процентная ставка – выше на целый процент.

Подумала дружная семья и решила: возьмут они $100 000 сроком на десять лет. Оказалось, что их ежемесячный платеж составит $1335, а процентная ставка – 10,25 процента. Для четырех работающих людей – это посильный платеж.

– Одобрения банка мы ждали две недели, хотя по правилам нашу заявку должны были рассмотреть в течение пяти дней, – рассказывает Любовь.

Получив долгожданное одобрение, семья быстро подобрала квартиру – помогли подмосковные риэлторы. $120 000 хватило на покупку хорошей «трешки» в доме, построенном три года назад в среднем Подмосковье.

Оформление кредита, включая все комиссии банка и расходы на страховку, обошлось примерно в $2500. А дальше начали тикать часы, напоминая о времени начисления банковских процентов.

Покой им только снится

История получения этой семьей ипотечного кредита, с одной стороны, похожа на истории других заемщиков. С другой – не совсем стандартна. Для того, чтобы получить деньги, кредит пришлось «повесить» на «самого перспективного», с точки зрения банка, – одного из сыновей. Покупка трехкомнатной квартиры уже позволила с разрешения банка Любови, Владимиру и их детям постоянно зарегистрироваться в приобретенной квартире. Но что будет завтра? Сыновья наверняка создадут свои семьи. А значит, жилищный вопрос семейства до конца не решен.

– Постараемся как можно быстрее погасить кредит, – делится планами Любовь. – Продадим дом в Калужской области, полученные деньги принесем в банк. Намерены рассчитаться с банком за три-четыре года. А там, глядишь, сыновья еще по кредиту возьмут и квартиры купят. Главное, чтобы были силы и здоровье.

Наталья Агафонова