Ходатай по делам должников

Почти год назад по инициативе Ассоциации российских банков (АРБ) была учреждена должность финансового омбудсмена – независимого профессионала, который выступает арбитром в спорах между кредиторами и заемщиками. Идея себя оправдала, особенно если учесть, что должниками люди становятся порой по самым разным причинам.

– Хотя ситуация с долгами по кредитам для банков не критична, некоторые тревожные симптомы есть, – считает исполнительный вице-президент ассоциации российских банков Анатолий Милюков. – К примеру, банкиров беспокоит, что задолженность по кредитам, выданным частным лицам, а не предприятиям, понемногу растет. Согласно данным АРБ, за минувшие три – четыре года процент роста долгов превысил процент роста выданных новых кредитов. Хотя в последние месяцы заметна новая тенденция: меняется соотношение между ростом кредитов и вкладов в банки – сберегать деньги в банке люди стремятся больше, чем брать кредиты.

Сегодня по стране общая задолженность физических лиц кредитно-финансовым учреждениям составляет 4,5 триллиона рублей. В том числе на просрочку по выплате кредитов приходится 7 процентов от этой суммы. С точки зрения кредиторов, – процент не катастрофический, хотя и не малый.

Банки считают, что ситуация с просрочками держится под контролем, и в последнее время практически не заметно массовых нарушений в погашении кредитов. Происходит это в том числе и потому, что банки используют различные формы реструктуризации. Главное, чтобы человек не бегал от кредиторов, а пришел к ним со своей проблемой и готов был договариваться.

И еще. Активно раздавать деньги начали банки с участием иностранного капитала. Причем в отличие от прошлых лет они стали заниматься не только ипотекой и автокредитами, но и мелким потребительским кредитованием.

И все же просрочек по выплате кредитов хватает. В большинстве случаев люди готовы вернуть долг с процентами, но по более щадящему графику.

– В Германии именно законы помогают заемщику погасить кредит, – говорит А. Милюков. – Там используются разные схемы: добровольное соглашение, рассрочки, реструктуризации и т. д. Мы тоже должны были решить эту проблему законодательно: больше года назад по инициативе Минэкономразвития родился проект нового закона «О реабилитационных процедурах, применяемых в отношении гражданина – должника». В нем объясняется, как должен работать с должником банк. Но такого документа до сих пор нет, хотя на доработке он находится давно.

А пока нет закона, банки сами определяют условия реструктуризации.

О необходимости такого закона говорит и финансовый омбудсмен Павел Медведев. По его мнению, у обратившегося в банк «примирителя сторон» сегодня нет никаких юридических опор. А ведь задача большинства заемщиков – рассчитаться по долгам, а не стать банкротами. Люди, допустившие просрочки, в большинстве готовы платить банкам, но на более мягких условиях.

Пока проблема не решена законодательно, приходится использовать полумеры: несколько лет назад при АРБ организовали комитет по созданию стандартов реструктуризации.

Почти год работы омбудсмена показал, что реструктуризация долгов по ипотечным кредитам, по сравнению со всеми остальными видами кредитов, наиболее отработана.

Как известно, человек, взявший ипотеку, одалживает у кредиторов крупную сумму. И в случае невозврата рискует своим жилищем. Но «ипотечникам», оказавшимся в трудной ситуации, помогает государственная программа АРИЖК, которая проходит в несколько этапов. Поэтому сейчас доля ипотечных проблем, с которыми обращаются к омбудсмену, не превышает 10 процентов от всех остальных.

Как правило, если у ипотечников возникают проблемы и нужны переговоры с банком, то омбудсмену удается договориться. Но не всегда.

Вот ситуации женщины – индивидуального предпринимателя, выплачивающей ипотеку, которой отказали в пересмотре графика платежей.

У заемщицы маленький бизнес – кафе. Когда начался кризис, люди просто перестали посещать его, и женщине стало нечем платить по ипотеке. Она обратилась со своей проблемой к Павлу Медведеву, как к члену комитета по финансовым рынкам Госдумы. Тогда, несколько лет назад, даме удалось помочь, и кредит был реструктурирован.

Кризис закончился, финансовое положение женщины улучшилось. Но вместо того, чтобы сообщить о своих новых возможностях в банк, она решила расширить бизнес и приобрела лицензию на продажу спиртного... Банк, узнав об этом, отказал в льготной схеме погашения ипотеки.

Логика банкиров проста: возврат долга – дело первостепенной важности.

Да, покупка лицензии – разумное действие для бизнесмена, но только в том случае, если у него нет долга. Платить по старой схеме женщине тяжело, и сейчас решается вопрос о продаже квартиры.

По разным проблемам к финансовому омбудсмену в среднем обращается 250 человек в месяц. В основном – с просьбами оказать содействие в реструктуризации кредита. И хотя решение финансового омбудсмена является для банков не обязательным, а лишь рекомендательным, вопросы реструктуризации решаются в основном положительно.

Изначально планировалось, что решение омбудсмена в пределах 300 тысяч рублей будет обязательным для банков, подписавших договор. Но таких банков было всего 10. Со временем число кредитно-финансовых учреждений, работающих с омбудсменом, расширялось, несмотря на то, что договорные отношения многие кредиторы заключать не стремились. Поэтому и получилось, что омбудсмен может только рекомендовать и просить решить ту или иную проблему. Но, как правило, банки идут навстречу.

Казалось бы, зачем это кредиторам? Павел Медведев проводит аналогию с ситуацией, которая сложилась после принятия закона о страховании вкладов. Несмотря на то что для банков он обернулся некоторыми финансовыми тратами, закон поднял доверие людей к кредитным организациям. Депозиты стали заметно расти. Примерно то же происходит и со структурой финансового омбудсмена: присоединение к омбудсмену повышает респектабельность.

Просьбы омбудсмена к банкам бывают значительные и не очень. Например, человек на несколько недель задержал платеж. Банк, как записано в регламенте, должен был бы передать информацию в бюро кредитных историй. Заемщик это понимает, и просит, чтобы его кредитную историю не портили. Банк на это соглашается. В мае банками было удовлетворено 50 процентов обращений омбудсмена, в июне – 58,8, в июле – 59,4.

Известны случаи, когда удавалось помочь заемщикам, так сказать, по-крупному. Например, за год было 12 случаев, когда банки простили должникам и тело долга, и проценты. Это исключительные случаи: люди, взяв кредит, попадали действительно в крайне тяжелое положение. Например, человек стал инвалидом, но по-прежнему оставался должником, а кредит был не застрахован. Остаток долга небольшой, но кредит застарелый, и банк накручивал проценты, пени...

Сейчас финансовый омбудсмен работает с 56 банками, двумя страховыми компаниями и пятью коллекторскими агентствами.

Наталья Агафонова