Дело о трех миллионах

«Вы рассказывали на страницах «КР», – пишет читательница Мария Моисеева из Одинцова, – как некая внучка хотела оставить бабушку и дедушку без жилья и поддержки. У меня вышло наоборот – пострадала я. Правда, моя прабабушка Анна Тихоновна оказалась в этой истории крайней».

История такова. У молодой женщины умерли все родные, кроме прабабушки. Старушка начала терять рассудок, и ее поместили в психиатрическую клинику. Тем временем Мария стала мамой, а когда вышла из роддома, оказалось, что квартира, в которой она жила с прабабушкой, перешла в собственность к неизвестному гражданину... Сейчас она с ребенком обитает на окраине Одинцова, в условиях, не приспособленных для нормального проживания.

Мария пыталась выяснить у прабабушки, как подобное могло произойти. Но та ничего ответить не могла.

«Прабабушка завещала квартиру мне, – продолжает автор письма, – и откуда взялся новый владелец, совершенно непонятно. Я обратилась в суд, и тогда выяснилось, что, пока я находилась в роддоме, прабабушка подписала доверенность некоему 25-летнему Павлу. И тот квартиру тут же продал».

Моисеева проиграла дело в двух судебных инстанциях – районной и областной. Судьи признали приоритет доверенности над завещанием. А медицинская экспертиза, которую назначил суд, не смогла определить, в каком состоянии старушка подписывала бумаги.

Свою роль сыграло и показание нотариуса, оформлявшего доверенность: он утверждал, что бабушка выглядела вполне адекватной. Что касается вызванного в суд Павла, то он заявил, что познакомился с пожилой женщиной случайно и она якобы добровольно согласилась передать квартиру в его распоряжение. А квартира была продана за три миллиона рублей.

Юрист Сергей Елисеев, которого мы попросили прокомментировать ситуацию, считает, что адвокат истца должен был настоять на заслушивании в судебном заседании лечащего врача старушки. Он мог бы пояснить, в каком состоянии на самом деле находилась женщина, когда подписывала доверенность незнакомому человеку. Что же касается минут просветления, которые бывают у людей с расстроенной психикой, то, как утверждает сама Мария, в эти редкие моменты старушка переживала по поводу квартиры, высказывала опасения, что ее у правнучки могут отобрать.

Сейчас заявительница готовит надзорную жалобу в областной суд. Может быть, теперь темные стороны этой истории прояснятся, и Мария сможет отстоять свои права.

Юлия Синицына