Гиблое дело

В письме «КР» (№ 10–11 от 25 марта 2010 года) москвичка Наталья Грачева посетовала на то, что жилой многоквартирный 9-этажный односекционный дом по Черноморскому бульвару, 19, корпус 1, 1962 года постройки находится в весьма печальном положении: прогнившие трубы стали мягкими, краны проржавели и текут, все остальное тоже почти в аварийном техническом состоянии. И пора бы такое жилище на слом.

В связи с этим состоялась наша переписка с руководством управы района Зюзино ЮЗАО, которое со всей ответственностью отнеслось к заявлению жителей немолодого здания, и в редакцию пришел ответ от главы управы района Алексея Белавари.

В частности, в нем говорится: «Согласно заключению Жилищной инспекции города Москвы от 01.01.2007 года физический износ технического состояния жилого строения составляет 30%.

В соответствии с постановлением правительства Москвы от 04.12.2007 года № 1032-ПП «О городской целевой программе по капитальному ремонту многоквартирных домов на 2008–2014 гг.» данный дом попадает в программу капитального ремонта на 2011–2014 гг.»

Сейчас здесь, утверждает глава управы, производится обновление подъезда, заменяются лифты, стояки систем центрального отопления, холодного и горячего водоснабжения, канализации. Меняется электропроводка, ремонтируется электрощитовая, утепляются фасады, заменяются оконные блоки, дошли рабочие руки до подвала и чердака.

Также, сообщает глава района, при подготовке дома к предстоящей зиме была испытана и подготовлена к дальнейшей качественной эксплуатации система центрального отопления.

Еще он напомнил, что сантехоборудование в квартирах не относится к общедомовому имуществу. Его ремонт и замена производится за счет жителей по заявке в объединенную диспетчерскую службу (ОДС). Бесплатно производится лишь замена вентилей на стояках холодного и горячего водоснабжения. Но за улучшенную модель (по просьбе жителей) тоже придется заплатить.

В завершение Алексей Белавари добавил, что «Н.И. Грачева проживает по Черноморскому бульвару, дом 19, корпус 1, который непригодным для проживания не признавался, решение о его сносе не выносилось».

Юлия Синицына