Богатый московский дом

Всегда ли мы вникаем в смысл расхожих выражений? Ну, например, что такое, в самом деле «элитное жилье» - дворец, коттедж, замок? А может, быть какая-нибудь профессорская квартира в «сталинском» доме?

- Я вообще не понимаю, что подразумевается под понятием «элитное жилье», - говорит Александр Скокан, директор и главный архитектор одного из первых частных проектных бюро в Москве - АБ «Остоженка», лауреат Государственной премии России, член-корреспондент Российской и Международной Академий архитектуры, - Никакого реального смысла оно не несет. Само слово «элитный» мне кажется странным и случайным. Элитными могут быть сорта пшеницы, жеребцы, была у нас когда-то элита культурная и аристократическая, но чтобы жилье… Бывает жилье VIP-класса, бизнес-класса, эконом-класса... При этом каждая риэлторская фирма пользуется своей терминологией, которая к архитектуре не имеет отношения.
По мнению нашего собеседника, сегодня существует дорогое жилье, которое можно назвать «коммерческим». А престижным считается ни сам дом, ни его архитектура, а то место, где он расположен. В Москве это улицы и переулки вблизи Кремля.
Признак настоящего доброкачественного жилья - высокая себестоимость. Из плохих материалов и с помощью дешевой рабочей силы хороший дом не построишь, его себестоимость, как минимум, в два-три раза должна быть больше себестоимости тех домов, которые сегодня называют элитными. У последних затраты при строительстве вряд ли переходят за 1000 долларов США за 1 кв. м, тогда как цена продажи может быть установлена от 3000 до 5000 долларов США.
А в этой цифре, например, могут «сидеть» встроенно-пристроенные фитнес-центры с бассейнами, саунами, тренажерными залами, массажными, косметическими кабинетами. Эти «удобства» нагружают дом дополнительными функциями, а его жители, постоянно чувствуют себя на виду.
В целом же образ московского дома для обеспеченных и богатых жильцов, еще не устоялся, потому что опыту дорогого жилищного строительства нет еще и десяти лет.
Еще недавно новоселы сдирали обои, ломали паркет, двери, ванны, санузлы, шкафы в прихожих, плиты на кухнях. Затем риэлторы стали продавать не готовые квартиры, а полуфабрикат без отделки, и семьи, купившие жилплощадь, скажем, за 1000-1500 долларов США за «квадрат», вкладывали в нее почти столько же, после чего получалась реальная стоимость квартиры.
Пока не сложились и общепринятые стандарты, - что такое одно-, двух-, трех-, четырехкомнатная квартира и какой она должна быть в зависимости от кошелька своего хозяина, рода его деятельности и круга увлечений. В большинстве случаев у людей, еще не определились вкусы, и поэтому они приглашают дизайнеров, которые начинают все переделывать.
Обычно в новом доме в большинстве квартир перепланировки и ремонты идут по два-три года. Бывает, что за это время хозяева успевают разочароваться в своем приобретении, выставляют его на продажу, а в объявлении пишут: «сделан авторский дизайн». Но вряд ли вкусы следующего покупателя совпадут со вкусами продавца.
И еще один момент. Если дом дорогой, то и его жители - люди определенного достатка, приблизительно одинакового. Соседство бедных и богатых чревато конфликтами. Одни не знают, куда поставить свой «Мерседес» и где надо выгуливать своего спаниеля, а других больше всего волнует, как дожить до зарплаты. У одних - готовность благоустроить подъезды и общие места, а у других на это нет денег.
Однако жителям дома, спроектированного непосредственно АБ «Остоженка» 1-м Зачатьевском переулке, эти проблемы не грозят. Кстати, в декабре 2001 года этот проект получил премию «Золотое сечение» Московского Союза архитекторов.
О своем детище рассказывает Александр Скокан:
- Это новый коммерческий продукт для городского центра. Каждой семье принадлежит не просто квартира, а один из сблокированных коттеджей-таунхаусов, всего же их 17. Каждый - площадью 300 кв. м и над ними, и под ними никого нет, то есть здесь достигнута большая степень приватности и изолированности. Жилье располагается на трех уровнях, внутри его устроены лестницы и, кроме того, можно сделать маленький внутренний лифт.
Со стороны улицы дом имеет традиционный городской вид, а во внутренний двор он выходит своими зимними садами. Такая форма жилища очень распространена в Лондоне, Амстердаме, да и в Америке. Насколько она привьется у нас, сказать трудно. Это во многом будет зависеть от качества соседских взаимоотношений, которые сложатся в этом кондоминиуме.
Финская фирма «Лумон» предложила нам сделать остекление террас и зимних садов, не меняя архитектурного лица дома. «Лумон» производит довольно элегантные стеклянные конструкции. Когда их устанавливают, то они почти не видны, а это означает, что они не портят архитектурный замысел авторов проекта. Но эти стекла не обеспечивают теплоизоляцию: они одинарные, достаточно тонкие и защищают помещения только от ветра, дождя и снега.
Однако за стеклянным фасадом зимних садов у владельцев будет полная возможность реализовать свои личные пристрастия к тем или иным архитектурным стилям, формам, отделочным материалам. Все это будет происходить в рамках их индивидуального пространства, никак не повлияет на архитектуру фасадов, выходящих на городские улицы.

Людмила Кирюшина