Что за комиссию, создатель, скрывают от нас риэлторы?

Многие ли покупатели квартир знают, какова настоящая цена квартиры, которую они приобрели, и сколько на этом заработало агентство? Уверен, единицы, ведь это – самая страшная тайна риэлторов. Однако не все риэлторы такие скрытные. Например, руководитель МИАНа Александр Сенаторов считает, что клиент имеет полное право знать, за что и сколько он платит денег.

Возможна ли полная открытость при совершении сделки? И свидетельствует ли она о цивилизованности рынка недвижимости? Эти вопросы я задал ряду руководителей агентств недвижимости. Вот что они ответили:

Ипотека все поправит. Когда-нибудь
Михаил Гороховский,
председатель комитета защиты прав риэлторских услуг МАГРа, директор отделения компании «БЕСТ-недвижимость»:
– В свое время был даже создан консорциум четырех фирм, то есть крупные фирмы предприняли попытку реализовать принцип, о котором вы говорите, на деле. Но они не смогли этого сделать. Потому как желание руководителей – это одно, а реалии жизни – совсем другое. Кроме того, мешает разная корпоративная культура компаний и различные схемы проведения сделок.
Что касается нашей компании, то в технологии у нас заложена открытость, и мы пытаемся запретить всякое «притемнение» сделки. Но кто-то из агентов все равно это делает, потому как при закрытой схеме можно получить больше комиссионных. И я считаю, что декларативно, приказом по фирме (они во многих компаниях есть) ввести открытость сделки невозможно.
Помехой является нередко и несовпадение интересов «верхов» и «низов». Это, на мой взгляд, главное. Руководитель думает о добром имени компании, он представляет правовые последствия (большинство конфликтов возникают при закрытых схемах) подобного рода сделок. Агент же думает больше о своем заработке…
Сегодня порой сама ситуация провоцирует на это. 80% сделок – это цепочки, когда квартиры продаются и покупаются без привлечения кредитов. Тут и возникает проблема. Мы же не можем наделить каждого распиской в получении, к примеру, денег за проданную квартиру, потому что он реально их не получает. Когда удастся разрезать эти цепочки на составляющие, тогда эта закрытость сама собой уйдет с рынка. Но для этого нужны деньги. Сегодня же получается, что идут по цепочке только деньги покупателя. Их никто не держал в руках! И практически невозможно проследить за тем, что и где по дороге отпало. Если бы нормально работала ипотека, или компании имели бы средства, чтобы выкупать квартиры, то, уверяю вас, ситуация была бы совсем иная. Вот в этом проблема.

Доверьтесь друг другу
Игорь Киреев,
руководитель Управления маркетинга и рекламы агентства недвижимости «Домострой»:
– Открытость при совершении сделок возможна только при условии информирования нашего населения о том, что же все-таки делают риэлторы и за какие услуги агентства недвижимости получают деньги.
Если в других сферах покупателю услуг с самого начала ясно, какой объем и качество услуг он приобретает, то посредники при сделках с недвижимостью пока воспринимаются людьми негативно, а получаемый ими гонорар кажется необоснованно завышенным. И потенциальные клиенты агентств недвижимости предпочитают пользоваться услугами «черных маклеров» (сегодня, по нашим данным, около 40% рынка обслуживается частными маклерами), а при таком соотношении говорить о формировании цивилизованного рынка пока не приходится.
Хотя, бесспорно, ситуации бывают разные, и в нашей практике нередки случаи, когда мы работаем с клиентами на условиях абсолютной открытости.
Я думаю, что развитие рынка постепенно формирует жесткие требования к качеству предлагаемых услуг, в том числе и к «принципу открытости». Он предполагает доверие и со стороны фирмы, и со стороны клиента, а взаимное доверие – это черта цивилизованного рынка.

нет закона – нет контроля
Сергей Багаев,
генеральный директор компании «ВАВИЛОН»:
– Полная открытость возможна и необходима! На мой взгляд, мешает этому отсутствие закона о риэлторской деятельности и, соответственно, – механизмов контроля риэлторской практики. А это, в свою очередь, позволяет отдельным фирмам раскручивать порочную спираль сокрытия повышенных комиссионных.

Мешает психологоческий фактор
Константин Манченко,
вице-президент Гильдии риэлторов Московской области (ГРМО), генеральный директор агентства недвижимости «Теремок» г. Пушкино:
– Конечно, потребитель риэлторских услуг должен знать, за что и сколько он будет платить. Агентства недвижимости, имеющие хорошую репутацию, как правило, работают по принципу «полной открытости».
В ГРМО для этих целей разработаны и рекомендованы к применению для всех членов гильдии типовые формы договоров на оказание брокерских услуг. В нашем агентстве принцип открытости действует давно и сводится к тому, что каждый наш клиент знает, за какую работу агентства, какую сумму и в какой срок он должен заплатить. Не каждый клиент психологически готов к этому, подсчитывая комиссионные фирмы. Но, как показывает практика, клиент, который приходит к нам, считает, что репутация агентства, качество услуг, точность и своевременность всех операций все же дешевле подорванного здоровья и истраченных нервов.
Мне кажется, что в настоящее время ввести полную открытость при совершении сделки мешает психологический фактор. Агентства понимают, что, открыв все карты перед клиентами, они будут терять часть клиентуры. Поэтому и рождаются «сумбурные» договоры между агентствами и клиентами, в которых на первый взгляд все вроде бы понятно, а на самом деле – нет.
Я считаю, что «принцип открытости» – один из основных признаков цивилизованного рынка недвижимости, и призываю все агентства его придерживаться.

Вениамин Вылегжанин