Эх, Семеновна...

Когда покупателю задается вопрос: «Почему не страхуете приобретаемую квартиру?», обычно звучит ответ: «А зачем? Страховщики же найдут массу причин, чтобы не выплачивать страховое возмещение». Что ж, наверное, бывает и такое. Но можно пробовать это опровергнуть. И вот на каком примере...

В феврале 2010 года в Чертановский районный суд г. Москвы поступило исковое заявление из... психиатрической больницы, находящейся в ближнем Подмосковье. Пациентка больницы Демина Марина Семеновна (здесь и далее фамилии участников процесса изменены) просила суд истребовать чужое имущество из незаконного владения, то есть вернуть ей половину квартиры, которую в 2007 году продала ее сестра.

Действительно, согласно договору купли-продажи от января 2007 года трехкомнатная квартира по адресу: Москва, ул. Дорожная... была продана Беликовой Алиной Семеновной (сестра истицы), которая являлась единоличной собственницей квартиры (согласно документам таковой она стала в результате приватизации от 29 сентября 2006 года), Музафарову Анвару Ахметовичу. Сестра Беликовой А.С. Демина М.С. не отказывается от того, что подписывала отказные документы. Мол, сестра попросила, она и подписала.

Что можно ждать от человека, состоящего на учете у психиатра с 22 лет? Да и не думала Марина Семеновна, что может остаться без жилья. Но когда в очередной раз вышла из больницы, то оказалась на улице.

Вот, что говорится об этом в решение Чертановского районного суда от 19 июля 2010 года:

«В феврале 2008 года после очередной длительной госпитализации в ПБ (психиатрическую больницу) Демина М. С. была выписана домой, но в свою квартиру попасть не смогла, так как там проживали чужие люди. А 04.03.2008 г. она была вновь госпитализирована в ПБ №1 им. Алексеева и 11.10.2008 г. переведена в ПБ №2 им. О. В. Карбикова, где находится без выписки по настоящее время. На каком основании в ее квартире живут чужие люди, ей не известно. При оформлении ее паспорта сотрудниками ПБ №1 им. Алексеева ей стало известно, что она снята с регистрационного учета по отрывному талону 30.11.2007 г. в Смоленскую область, Рославльский район, д. Якимовичи. В этой деревне она никогда не была и переезжать куда-либо из своей квартиры не собиралась...».

Как стало известно, и ее сестра после продажи квартиры тоже была «выписана» по этому адресу. Хотя на суд ни разу не явилась, а выяснить, где она, почему продала квартиру, почему бросила на произвол судьбы сестру, не представлялось возможным.

Но вернемся к казенным строкам судебного решения:

«...с целью проверки этих доводов (о том, что Деминой М. С. страдает психическими заболеваниями – прим. авт.) судом по ходатайству представителя истца проведена судебная психиатрическая экспертиза в ГНЦССП им. В.П. Сербского, согласно которой Демина М. С. страдает хроническим психическим расстройством в форме шизофрении параноидной (непрерывное течение, с выраженным дефектом). Об этом свидетельствуют материалы гражданского дела и данные медицинской документации. Поэтому в момент совершения отказа от участия в приватизации 01.09. 2006 г. она не могла понимать значение своих действий и руководить ими».

Анвар Музафаров же, когда покупал квартиру, ничего об этих обстоятельствах не знал. А потому под залог приобретенной квартиры взял в банке кредит на покупку земельного участка. Как и положено, банк, а затем и страховая компания в первую очередь проверили участок – сомнений он у них не вызвал, кредит был выдан. Зато на юридическую чистоту залоговой квартиры почему-то никто внимания не обратил. Как говорится, глубоко не копнули. Когда же Музафарова А. А. вызвали в суд, он просто схватился за голову – аннулирование договора о приватизации автоматически вело к расторжению сделки.

Как бы там ни было, но судья приняла соломоново решение. Заявила, что не доверять психиатрам-экспертам оснований у нее нет, каковых и нет не доверять нотариусу, удостоверявшему отказ Деминой М. С.

Поэтому судья не стала признавать приватизацию недействительной, равно как и сделку. К Деминой М. С. вернулась половина квартиры, было снято и обременение в виде залога. У Музафарова А. А. осталась только половина квартиры, а по условиям страхования утрата собственности компенсируется страховой компанией, что в конечном счете и стало основанием для предъявления банком претензии к страховой компании.

Юристы страховой пытались протестовать, подавали в суд ходатайство о том, чтобы Демину М. С. пригласили на суд, где могли бы задать ей ряд вопросов. Но ее адвокат объяснил, что та очень больна и приехать не может. Понятное дело, руководство больницы, представлявшее интересы своей пациентки, рисковать не хотело, ведь на заседании могло выясниться, что никаких претензий Демина М. С. к своей сестре не имеет. И хотя у нее страдает психика, но вполне возможно, что в день подписания отказа от приватизации она была вполне здорова и действовала обдуманно.

Но и юристы страховой не желали отступать, приводили массу доводов в пользу того, что их клиент Музафаров А. А. – добросовестный приобретатель и никакие финансовые убытки нести не должен.

...Препирательства длились долго, состоялось несколько судов в разных инстанциях. А закончилось все тем, что Деминой М. С. все же вернули половину квартиры. А вот Музафарову А. А. придется выплачивать остаток кредита и либо продавать свою долю, либо выкупать ее у Деминой М. С.

Итак, рассмотренный случай показывает: хорошо, что в этой ситуации были такие составляющие как банк, кредит и страховая компания. В обратном случае покупатель лишился бы всей квартиры. Поэтому мой совет: не жалейте денег на ее страховку. Ведь когда страховая компания берет риски по утрате недвижимости на себя, то будет отбивать атаки обиженных родственников или других заинтересованных лиц до конца. А таковые всегда найдутся. Когда же страховщики отказываются это делать, такую квартиру покупать никому не советую.

Олеся Бухтоярова, директор Агентства №7 Департамента агентских продаж по работе с коммерческими структурами ОАО СК «Альянс»