Елена Шомина: «В Швеции рост квартплаты контролируют жители. Думаю, что придем к этому и мы»

На факультете прикладной политологии Государственного университета «Высшая школа экономики», который готовит политменеджеров и политаналитиков, впервые в стране введен курс по изучению соседских сообществ. Ведет курс известная исследовательница жилищного движения, как отечественного, так и зарубежного, профессор кафедры публичной политики, доктор политических наук Елена Шомина. С ней мы и беседуем.

– Елена Сергеевна, кончается год. Чем он характерен для развития жилищного и территориального самоуправления?
– На мой взгляд, наиболее важным итогом года стали более прочные, а главное, конструктивные связи жилищного движения со всеми уровнями власти. Лидеров движения начали приглашать в исполнительные и законодательные властные структуры, они принимают участие в подготовке важнейших документов, касающихся как федеральной, так и городской жилищной политики, в частности, реформы ЖКХ, закона «О местном самоуправлении». И еще одно радостное событие – на канале ТВЦ раз в неделю будет идти программа «А у нас во дворе…». В ней участвуют депутаты, жители, общественники. Появилась возможность рассказать москвичам, что реально происходит в системе ЖКХ, посвятить их в самые острые проблемы, связанные с условиями их проживания в домах, и, конечно, привлечь к решению этих проблем. И голос жителей в этой программе громко слышен. Жаль лишь – не в самые удобные часы.
– Чем был год для Москвы?
– Что касается Москвы, то стали чаще контакты общественников с управами и префектурами. Результатом стало то, что некогда исключительно ведомственные программы (такие, как «Мой двор, мой подъезд») стали реализовываться вместе с жителями. Другой пример. В районе «Щукино» работает консультативный Совет жителей, который участвует в обсуждении проблем территории вместе с работниками управы. Разве такое было возможно раньше?
– Чем запомнился уходящий год лично вам?
– Было очень много поездок и встреч. Я побывала на Европейском социальном форуме во Флоренции, где активно обсуждались вопросы защиты жилищных прав. Установлены хорошие контакты с Международной коалицией ХАБИТАТ. Это произошло на встрече в Порто-Аллегру. Побывала я и во многих городах нашей страны: на севере России, в ее центральной полосе, объездила чуть ли не весь Дальний Восток. Везде работают активные общественные жилищные организации – домкомы или уличные комитеты, различные городские союзы – от поселка Ноглики (на самом севере Сахалина) до таких крупных городов как Владивосток, Хабаровск, Улан-Удэ, Биробиджан.
– Много впечатлений?
– Конечно! В городах Дальнего Востока жилищные активисты наравне с административными контрольными органами, типа наших административно-технической и жилищной инспекций участвуют в проверке состояния жилищного фонда, содержания придомовых территорий. Сами могут составить акт. В том же Биробиджане я видела, как старший по дому заполняет специальный акт, где отмечаются все недостатки в работе коммунальных служб, и этот документ столь же действенен, как и тот, что ведут административные организации. Во Владивостоке жителям раздали бланки-формы, в которых они записывают, когда и в какое время суток были перебои с теплом, водой, и потом эти записи обобщает домком и представляет в службы ЖКХ. В результате им делают перерасчет платы за воду и тепло.
Люди перестают быть равнодушными. Запомнилась, например, в том же Владивостоке такая мелочь: чтобы как-то избавиться от варварских граффити, одна женщина повесила в подъезде старую школьную доску и написала на ней магическое для подростков словечко «ЧАТ». Стены дома «уцелели»!
А в Архангельской области, почувствовав необходимость в общении и обсуждении общих проблем, люди в заснеженных далеких деревнях подняли вопрос перед властями: восстановите старые, пришедшие в упадок клубы! И очень важно, что в работах по их возрождению приняли участие и сами жители.
– Как на фоне этих инициатив смотрится Москва?
– У столицы – свои достоинства. Здесь жилищное движение имеет наибольший опыт, оно дифференцировано – есть общественные союзы, объединяющие собственников, членов ЖСК, очередников, жителей молодежных комплексов – МЖК. Все это позволяет более глубоко, профессионально ставить перед городскими властями наболевшие вопросы. Более семи лет существует и успешно действует общественный Совет по жилищной политике в Мосгордуме – пока такой совет есть только в Москве. Лидеры жилищного движения участвуют в подготовке важных для москвичей документов. Помнится, когда я познакомила с работой этого совета Европейского координатора Международной коалиции ХАБИТАТ Цезаре Оттолини, он был просто поражен: такого взаимодействия общественности и законодательной власти он не видел ни в одной стране. Работает также Координационный совет по самоуправлению в жилищной сфере при мэре Москвы. Совет дает возможность представителям организаций жителей напрямую высказывать свою позицию по важнейшим жилищным вопросам многим высшим московским чиновникам. Хотя зачастую проблемы там лишь фиксируются, но не решаются. А ведь у этого совета – если учесть его высокий статус – такие возможности есть.
– Ну а само-то движение есть?
– Безусловно. Но не могу не сказать о некоторых его изъянах. К сожалению, оно как бы замкнуто на самом себе, мало контактов с другими общественными структурами: по защите прав потребителей, гражданских прав, экологическими и другими. Но ведь часто задачи у тех и других близки, а сотрудничества и солидарных действий практически нет. И еще. Лидеры жилищного движения хорошо работают на уровне города, но явно недостаточно на самих территориях – в районах, на улицах, в домах. В результате такие важные организации по защите жилищных прав, какими могли бы быть Советы подъездов или домкомы, являются чисто формальными, не располагают необходимой информацией, не имеют постоянной поддержки городских организаций жилищного движения. Во многих домах есть лишь «старшие», которые часто даже не имеют представления, в чем заключаются их обязанности. А то бывает, что и вообще не знают, что их выбрали на эту должность. Да и выбирали ли? Районная управа просто отчиталась о мероприятии, поставила галочку. А ведь работа таких «домашних» организаций, которые могли бы способствовать и созданию добрососедских отношений в доме, и сохранности жилищного фонда, и защите интересов жителей – чрезвычайно многогранна и очень нужна самим жителям.
– Вот бы каждому из таких деятелей городского масштаба возглавить общественную работу хотя бы в своем доме, на своей улице… Елена Сергеевна, это мой следующий вопрос. Насколько я знаю, вы ведете такую работу в своем подъезде. Нельзя ли об этом подробнее?
– Шесть лет назад я попыталась создать в своем подъезде (живу я в Ховрине) Совет жителей. И для этого просто-напросто пригласила соседей на чай. Может, мне повезло: жильцы у нас оказались открытыми, деятельными, неравнодушными. Планы были большие. Надо было сделать так, чтобы в подъезд было не страшно зайти, улучшить, облагородить его внешний вид, позаботиться о безопасности жильцов и многое другое. Хотелось бы, чтобы люди больше узнали друга – живем все-таки вместе. Все это и было сделано: установили домофон, появились цветы на подоконниках. Вполне добрососедские отношения и с РЭУ. Уже шесть лет в новогодние дни мы ставим на козырьке разукрашенную огнями елку. Мы выпускаем даже стенгазету: «Соседские ведомости», которая нам очень помогает.
– Подъезд образцового коммунистического содержания…
– Проблемы бывают и у нас. Сейчас у нас «полная мобилизация». Вместо подготовки к Новому году приходится отстаивать свои права. Перед нашим девятиэтажным строением снесли две пятиэтажки. За людей можно только порадоваться – получили новое жилье. А вот о нас, оставшихся, никто не подумал: вокруг дома просто барханы грязи. Самый последний «подарок» мы получили перед Днем Конституции. Прямо перед окнами нашего дома, где еще в прошлом году был сад, разместили «контейнерную площадку», попросту говоря, помойку для мусора жителей новых домов. Так ее «спрятали» от глаз будущих жителей.
Вы догадываетесь, каковы чувства жителей, которых вскоре ожидают мухи и шум, чья недвижимость обесценилась, по мнению опытных риэлторов, минимум на 20–30%. Да и просто в окно выглянуть противно, особенно учитывая вид этих сооружений и то, как они содержатся. Совет подъезда вынужден был немедленно действовать. К сожалению, обсудить этот вопрос с архитектором Сергеем Звенковым в течение недели не удалось, а его коллеги уверенно ответили мне, что «все нормы соблюдены». Если размещение помойки в 20 метрах от окон жителей – «норма», то нужно бороться за изменение таких норм, которые оскорбительны для людей. И это тоже задача жилищного движения. Сейчас уже управе «Ховрино», которая оперативно встретилась с Советом подъезда, придется исправлять ошибки, вызванные равнодушием и непрофессионализмом всех, кто принимал участие в проектировании и согласовании проекта застройки и благоустройства нашего двора. Между прочим, никакого согласования с нами не было! Вы спросили о впечатлениях уходящего года – есть еще и такое: наплевательское отношение всех, причастных к реконструкции районов, к заботам жителей, неуважение к простым москвичам.
– Вернемся к столичным общественным организациям. Перечисляя их, называя группы жильцов, которые они защищают, вы не назвали нанимателей. Понятно, почему – такой организации нет вообще. А ведь в Москве нанимателей ничуть не меньше, чем собственников.
– Если не больше. Хотя число приватизированных квартир в городе превышает число муниципальных, но жителей-то в них больше. Однако вы правы: такой организации, как Союз квартиросъемщиков, в столице, действительно, не существует. Наниматели жилья, живущие в муниципальных домах, остаются, по сути, без защиты.
– А в чем она нужна? Ведь законодательно наши квартиросъемщики защищены даже больше, чем в других странах.
– Вы платите за тепло, а живете в холодной квартире, за воду – а та отключается, за вывозку мусора – а он неделями лежит под вашими окнами. Всего этого бы не было, если бы владелец дома – в данном случае ДЕЗ – заключил с нанимателями договор найма, где четко обозначены права как нанимателей, так и самого владельца. По закону город (в лице того же ДЕЗа) такой договор заключить обязан, но вы держали в руках хоть один? Не хотят власти давать такой документ в руки жильцам, откровенно говорят: нам это невыгодно. Ведь тогда, опираясь на него, жители предъявят к ним свои вполне законные требования: обеспечьте нам достойное проживание в квартирах! Кстати, в некоторых странах, например в Англии, проходит конкурс на самый лучший – с точки зрения жителей – договор найма, и победитель (владелец дома или домком) награждается ценным призом.
– Насколько активно за рубежом движение в защиту прав «муниципалов»?
– В Италии арендное жилье составляет лишь 10 %. от всего жилищного фонда, но у них пять таких национальных организаций. В Швеции Союз нанимателей вообще одна из самых авторитетных организаций страны. Кстати, свидетельством того, что в нашей стране произошел определенный перекос в сторону защиты интересов собственников в ущерб нанимателям, является то, что у нас нет ни одного учебного центра, где те смогли бы узнать о своих правах. А такие Союзы квартиросъемщиков и их учебные центры есть и в маленькой Эстонии, и в Латвии, и в Молдавии.
– Какие сейчас тенденции в мировом жилищном движении, которые были бы интересны и для нас?
– Прежде всего, протест против сокращения социального жилья в угоду частному. Требование активистов: муниципалитеты не должны сокращать и продавать в частные руки муниципальное жилье. А стремление к этому властей – с тем, чтобы сэкономить бюджетные деньги, пополнить казну за счет налога на собственность – характерно для всех стран. И еще: контроль над ростом квартплаты (а растет она повсеместно и постоянно) следует передать общественным организациям. Кое-где, например, в Швеции, это уже осуществлено. Думаю, что со временем придем к этому и мы.

О НАШЕЙ СОБЕСЕДНИЦЕ:
Шомина Елена Сергеевна в 1973 году окончила географический факультет МГУ, с тех пор работает в Институте сравнительной политологии РАН, занимается проблемами городов и участием жителей в улучшении городской среды. Ведущий научный сотрудник института. Защитила докторскую диссертацию о жилищном движении в России и за рубежом. Автор монографии «Жители и дома», которая стала настольной книгой для многих активных жителей и работников ЖКХ, а также десятков научных и популярных статей. Активно организует международное сотрудничество в сфере жилищного движения. Консультирует и жителей, и муниципальные власти, наводя мосты доверия и уважения. С 2001 года – профессор Высшей школы экономики.
Хобби – путешествия и работа. Любимое стихотворение – Роберта Фроста:
Пускай их делят, кому охота,
а я сливаю с давних пор
мою забаву с моей работой,
как оба глаза в единый взор.

Исаак Глан