Налоготерапия. Или борьба за землю?

Шла я в Министерство Российской Федерации по налогам и сборам и думала о тамошних чиновниках. Неужто у них нет родных и знакомых в Подмосковье, которые бы дома или дачи строили?! Не достроили, как грянул новый земельный налог! Вернее, налог-то старый (закон «О плате за землю» от 11 октября 1991 года № 1738-1), а вот трактовать его стали по-новому. Открылись глаза у налоговиков только в этом году, когда право частной собственности на землю в России обрело силу закона.

Раз открылись глаза, то, значит, зачесались и руки. У налоговиков, получающих свои проценты от сборов, у чиновников на местах, потому что большая сумма оседает в местных бюджетах. Только у владельцев недостроя руки опустились. Первая реакция была почти шоковая. Потом народ зачесал затылки, кинулся по инстанциям за разъяснениями и, наконец, валом повалил в суды добиваться правды-матки.

Правильный налог

Так вот, думаю, неужели бы сборщики налогов и министерские, и на местах не предупредили бы своих родных и знакомых о грядущем повышении налога за недостроенный дом аж в десятки раз? Почему это событие произошло совершенно неожиданно, в самый разгар дачного сезона? С этим и другими вопросами я обратилась к Рафаэлю Габбасову, начальнику отдела методологии земельного налога вышеупомянутого министерства.

– Конечно, своих родственников предупредил бы, – признался Рафаэль Гарифович. – Да я сам строю в Подмосковье. Но мне повезло, мой дом находится в сельской местности. А налог за недострой подняли в городах и поселках городского типа.

Своих-то родственников Габбасов бы предупредил, а вот всем остальным советует продать участки с недостроем, если нет возможности завершить строительство.

– Прошло десять лет, как в массовом порядке выделяли землю под жилищное строительство...

– Но каких лет! – вступаюсь я за «нерадивых» строителей. – Что можно построить, когда кругом все рушится? Рушится мир таких людей, как врачи, учителя, милиционеры, одним словом, служащих? Не будем говорить о тех немногих, которым удалось хорошо устроиться, вовремя перестроиться и т. д.

– Конечно, я понимаю таких людей. К нам сейчас приходит много писем от них, некоторые даже читать тяжело. Я понимаю, что им сложно расстаться с землей, на которой за 10 лет уже сады выросли... Но возьмем закон о плате за землю, – гнул свое Габбасов. Он терпеливо, наверно уже в сотый раз за эти месяцы, разъяснил позицию налоговиков по вопросу земельного налога: пониженная налоговая ставка в размере 3% ставок земельного налога устанавливается за земли, занятые жилищным фондом. О жилищном строительстве, коим и является недострой, мол, в законе и речи нет. А раз дом недостроен, то значит, налог за землю под ним взимается по полной программе. Это 8–10 руб., вместо 200 руб. Почувствуйте разницу, как говорится в одной рекламе. И владельцы недостроя почувствовали. Такой растерянности они не испытывали с момента обесценивания денег 1992 года, и такими обманутыми не чувствовали себя со времен чубайсовской приватизации. Потому что всем владельцам было предписано заплатить «правильный» налог за три (1999-й, 2000-й и 2001-й) предыдущих года. За все 10 лет, как объяснил мне Габбасов, по закону, если ошибка произошла по вине налоговых служб, оплату брать нельзя.

«Ошибку» свою они чистосердечно признают и уверяют, что впредь таких оплошностей с их стороны не будет. Каждый закон они станут изучать досконально, по буквам.

Инициатива снизу

Второй вопрос я задала Рафаэлю Гарифовичу о том, кто же первый увидел, что налог взимается «неправильно». Кто тот дотошный буквоед?

– У нас 2000 налоговых инспекций по всей России. И у инспекторов на местах давно возникал этот вопрос: жилищный фонд и жилищное строительство – вещи разные.

– Значит, инициатива пошла снизу?

– Да-да, – облегченно отзывается Габбасов. – Мы своим налоговикам отправляем рекомендательные письма, где отвечаем на их вопросы и даем разъяснения, как поступить в той или иной ситуации. Если бы мы дали указание взимать этот налог, то написали бы отдельное письмо. И рекомендовали бы своим инспекторам сначала обратиться в местные органы власти, предупредить граждан и тому подобное. Мы не ожидали, что все это приобретет такой неуправляемый характер.

В это можно поверить. Начальник отдела земельного налога после потока звонков, писем, жалоб и официальных запросов выглядит несколько растерянно. Но к чему лукавить, налоговики на местах не проявляли бы особого рвения, не получи они «ответ» в виде рекомендаций своего министерства. А то, что инспекторы не предупредили народ о грозящей неприятности, говорит не только об уровне моральных и профессиональных качеств местных инспекторов, но и об отношении властей всех уровней к простым гражданам, не богатым, не умеющим воровать и мошенничать. К тем, у которых все богатство заключается в их руках и головах, да вот еще, может быть, в том участке земли, который достался им по наследству от Советской власти.

Мы выбираем, а нас не выбирают

Я не отрицаю, есть, конечно, участки, на которых и строить-то ничего не начинали, и кое-кто поспешил добровольно от них отказаться. Так до чего же доходит цинизм отдельных чиновников на местах?! Они заявляют: нет, вы сначала заплатите полностью налог, а потом подарите нам свои участки.

А между тем именно от чиновников на местах и от депутатов, избранных народом, как уверяет Рафаэль Габбасов, в большей степени, чем от него, зависит решение этой проблемы. В качестве примера он привел статью 14 все того же закона, в которой говорится, что органы местного самоуправления имеют право устанавливать льготы по земельному налогу в пределах сумм налога, остающегося в их распоряжении.
– Вы знаете, что 50% собираемого с территории налога остается в местном бюджете. Граждане должны были обратиться к своим депутатам, к главам районов, к тем, кого они избирали. Депутаты, если бы хотели, собрали бы экстренное совещание и проголосовали за то, чтобы на 50% ослабить тяготы своих налогоплательщиков. Местному бюджету это ничего бы не стоило. Но никто даже не пошевелился.

– Значит, местным властям выгодно все это?

– Конечно. Но это другая сторона вопроса. Я много беседовал с представителями районных администраций Московской области. Они утверждают, что не могут освободить от налога за землю всех без разбора. Потому что из тех, кто строит сейчас дома, лишь треть действительно бедные люди, остальные 2/3 – вполне состоятельные граждане.

– Раз они так хорошо осведомлены о доходах граждан, то почему же не подошли к вопросу дефиренцированно? То есть сделали бы налоговое послабление для пенсионеров, бюджетников, многодетных семей и т. п.

– К сожалению, неграмотный подход к проблеме на местах и усугубил ситуацию.

– Довел граждан до суда. Только в Домодедовском районе около 2000 обращений в суд. Если это одна треть бедных, как вы говорите, от всех застройщиков района, то сколько же там богатых?

Рафаэль Гарифович тоном усталого учителя продолжал:

– Далее, областная Дума тоже может повлиять на изменения в налогообложении малоимущих граждан. Там, кстати, уже принят закон, по которому с 2003 года граждане могут освобождаться от 50% уплаты налога. Теперь поговорим о ставках. Полная ставка земельного налога в городах Центрального района за 1 кв. м – 1,5–3 руб. Получается от полутора до 3 тыс. руб. в год за стандартный участок в 10–12 соток. По большому счету, это можно заплатить. Но есть одна проблема только Московской области. – Габбасов открыл таблицу коэффициента увеличения средней ставки в курортных зонах. – Всю Московскую область по решению областной Думы стали считать зоной отдыха, наравне с Черноморским побережьем. Коэффициент увеличения – до 4 раз. Так вместо средних по России 2 тыс. руб. налог вырос до 8 тыс. руб.

Габбасов раскрыл следующую таблицу: коэффициент увеличения ставки земельного налога за счет статуса города. Чтобы не нагружать читателя цифрами, скажу лишь, что на те 8 тыс., что уже имелось, накидываются еще 3–4 тыс. руб. за этот самый статус. В общем, если все время прибавлять и нигде не отнимать, то получается, что 1 кв. м земли в подмосковных городах и поселках стоит не 1–2 руб., как по всей России (исключая юг), а 12–15 руб. Вот вам и запредельные суммы налога.

И здесь мой собеседник указал на любопытнейший факт: коэффициент распространяется только на города с населением в 100 тыс. человек и выше. В Подмосковье таких городов немного.

– Но Московская областная Дума, – подчеркнул он, – подвела под этот коэффициент все города и поселки области. Это совершенно недопустимо. И сама Дума могла бы исправить положение.

Мы поговорили еще о некоторых нюансах, тормозящих решение проблемы в пользу граждан. То, что это надо решать в ближайшее время, бесспорно. Габбасов заверил, что он поддерживает инициативу депутата Государственной Думы Российской Федерации Валерия Гальченко решить все на федеральном уровне, приняв поправку к закону «О плате за землю». Впрочем, Рафаэль Гарифович высказал и свои соображения (о них – чуть позже. – Е. Д.). И под конец беседы сказал-таки, откуда взялась эта напасть с «правильным» налогом. Оказывается, одним из инициаторов его был прежний губернатор Ивановской области, где уже три года как взимается налог за землю под недостроем по полной ставке. Напомню, там налог составляет меньше 2 тыс. руб. в год.

Всего пять слов

А теперь подробнее о том, какую работу провел Валерий Гальченко, чтобы депутаты Государственной Думы РФ рассмотрели парламентский запрос о действиях Министерства по налогам и сборам, и приняли решение направить его председателю правительства РФ Михаилу Касьянову.

Выезжая в округа с отчетами, Валерий Владимирович много раз встречался со своими избирателями. На таких встречах и была поднята проблема значительного увеличения земельного налога за недостроенные дома и дачи. Гальченко является заместителем председателя Комитета по бюджету и налогам Госдумы Российской Федерации. Ему, как говорится, и карты, т. е. законы, в руки:

– Массовое выделение земли под индивидуальное жилищное строительство в начале 90-х годов было призвано прежде всего решить жилищную проблему за счет средств граждан. Но, как известно, средств у граждан становилось все меньше и меньше. И сейчас на те деньги, которые получают бюджетники, а именно им в основном выделялась земля, выстроить дом тяжело. Что уж говорить о налогах в 10–20 тыс. руб.? Они их не осилят.

Когда мы в комитете начали разбираться с этой проблемой, выяснилось, что Министерство по налогам и сборам выпустило «Разъяснения по отдельным вопросам, связанным с исчислением и уплатой земельного налога» еще в апреле 2001 года. В нем и говорилось о том, что жилищное строительство не является жилищным фондом, а значит, не подходит под льготное налогообложение. Таким образом, МНС своими действиями пытается изменить целевое назначение земель и применяет нормы жилищного законодательства к нормам земельного законодательства. Это противоречит и земельному законодательству, и Налоговому кодексу РФ. Поэтому Министерство юстиции Российской Федерации (от 07.02.2002 г. № 07/1154-ЮД) отменило разъяснительное письмо МНС.

В законодательстве о налогах и сборах понятие жилищного фонда не раскрывается. Через эту «лазейку» и решили действовать налоговики. При этом они «забыли», что по юридическим законам все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика.

Отправляя депутатский запрос Геннадию Букаеву, министру МНС РФ, Валерий Гальченко указал, что в законе «О плате за землю» речь идет о жилищном фонде, даже не упоминается жилищное строительство. Таким образом, налоговики, вводя новый термин, хотят расширить нормативно-правовое содержание статьи 8 данного закона. Что совершенно не входит в их компетенцию. Кроме того, действия МНС вступают в противоречие со статьей 3 Налогового кодекса РФ, которой определено, что при установлении налогов должна учитываться фактическая способность налогоплательщика к уплате налога.

Хоть одна налоговая контора проделала такую работу на местах? Конечно, легче, имея на руках рекомендации МНС, нашлепать квитанции, метя всех под одну гребенку, чем выяснять, сможет ли гражданин осилить означенную сумму налога.

Сотни людей в Подмосковье уже «просудились», на очереди еще тысячи. Требования граждан отменить грабительский налог вполне законны. Поскольку нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти, затрагивающие права, свободы и обязанности человека, подлежат обязательному официальному опубликованию. А письма МНС РФ и управления МНС РФ по Московской области носят нормативный характер, но не были в установленном порядке зарегистрированы и опубликованы, следовательно, не влекут правовых последствий, как вступившие в силу. На них попросту нельзя ссылаться, как на правовой документ.

К сожалению, судебная практика на местах складывается по-разному. В одних районах – в пользу граждан, в других – нет. Поэтому решение вопроса на федеральном уровне представляется единственно возможным. На рассмотрение Госдуме была предложена поправка в статью 8 закона Российской Федерации «О плате за землю». Предлагается внести дополнительно всего пять слов: «налог за земли, предоставленные под индивидуальное жилищное строительство, и земли, занятые жилищным фондомѕ»

По мнению Габбасова, поправку надо расширить и оговорить точный срок льготного налогообложения на период строительства, например, 5 лет. Или уточнить категории граждан, которые попадают под льготы. Чтобы не получилось опять уравниловки. Но это может затянуть весь процесс на неопределенный срок, потребует дополнительных расчетов и затрат. Сейчас же необходимо выправить ситуацию в целом.

А пока остается просто ждать и делать первые выводы из случившегося. Что это: налоготерапия, последствия которой те, кто ее затеял, не потрудились просчитать? Или способ отъема земли у тех, у кого и отнимать-то больше нечего? Как бы то ни было, через неуправляемость ситуации с налогами видна слабость законодательной базы государства на фоне вялотекущей демократизации отношений.

Елена Дреганова