Нарушаем! Но что именно? В законах это не разъясняется

Почти 70 процентов сделок на рынке недвижимости – альтернативные. В цепочки завязываются по десять, а то и более человек, и если среди них попадается несовершеннолетний ребенок, то хлопоты риэлторам гарантированы.

Разрешение органы опеки и попечительства дают не всегда, полагая, что выезд из задымленного центра, на окраину или в Подмосковье лишит ребенка кусочка собственности. В таких случаях органы опеки обычно говорят так: пусть там метров и больше, но стоит-то квартира дешевле. Деньги вы разбазарите, а ребенок будет ущемлен. А то, что больное дитя задыхается от астмы в центре, порой нисколько не волнует сердобольных опекунов.
– Главная проблема – юридическая неурегулированность этого вопроса, – считает председатель комитета по законодательству Московской ассоциации-гильдии риэлторов Михаил Гохштейн. – Именно это вызывает у нас основное беспокойство. Инспектор дает разрешение только с одновременной, а не с последующей покупкой нового жилья. А это не всегда возможно, особенно на первичном рынке, где квартира должна быть оплачена хотя бы частично. Бывает, инспектор идет еще дальше. Он требует положить на счет ребенка разницу между продаваемой и покупаемой квартирами.
Это первый круг проблем. Второй связан с тем, что не существует документов, регламентирующих действия работников органов опеки и попечительства, устанавливающих сроки, порядок и формы распоряжений. Инспектор, к примеру, может сказать, что сроки все вышли и документ недействителен. Снова начинается процедура оформления. Пока суд да дело, а квартира-то уже ушла.
И, наконец, третий момент. В законе никак не прописано, что является нарушением прав и интересов несовершеннолетнего при сделках. Здесь все отдано на усмотрение инспектора и главы управы, на их видение ситуации. И от этого субъективного видения зависит, какое решение будет принято.
Законодатель, давая опекунским советам полномочия, не все продумал для защиты порядочных и честных родителей. Или, может быть, специально была оставлена лазейка для нечистых на руку «опекунов». Так, в ст. 37 Гражданского кодекса РФ написано, что опекун не вправе без предварительного разрешения органа опеки и попечительства совершать сделки, влекущие уменьшение имущества подопечного. В переводе на бытовой язык это означает, что если родители покупают квартиру меньшей площади, то они обязаны заручиться согласием органа опеки. Но при этом в законе отсутствует норма, которая разъясняла бы, что есть уменьшение имущества. Речь может идти о различных районах, регионах, о различной стоимости (рыночной, по справке БТИ), о расположении и типе дома… Это, считают риэлторы, дает возможность для произвола инспектора.
Пока в законодательстве зияют подобные прорехи, ситуация в лучшую сторону не повернется. Правда, все же появился свет в конце тоннеля. Вице-премьер московского правительства Людмила Швецова согласилась с доводами риэлторов и обещала помочь создать комиссию, которая бы разработала и предложила законодателям внести в закон такие поправки, которые бы четко регламентировали работу наших заботливых «опекунов».

Вениамин Вылегжанин