От слова «морока»

От слова «морока»

Владеть квартирой, особенно в центре – значит, иметь целое состояние. Неудивительно, что оставшееся от одиноких пожилых людей жилье попадает под пристальное внимание аферистов.

«Выморочное жилье» – вполне закрепившийся термин. Им обозначаются пустующие квартиры умерших граждан. По действующему закону, если в течение шести месяцев наследники на жилплощадь не объявились, то такие квадратные метры должны быть переданы в собственность государства. Однако нередко такую жилплощадь переоформляют в собственность еще при жизни хозяина или в случае, когда он сам вовремя не озаботился проблемой, задним числом.

Если хозяин приватизированной квартиры умер, не успев передать или завещать ее другим людям или организациям, то она отходит в собственность государства. Если человек жил в муниципальной квартире по договору социального найма, то после его смерти она возвращается муниципальным органам. На первый взгляд, в этой схеме все оптимистично: государство получает после умерших граждан щедрый подарок в виде недвижимости, которым может распоряжаться по своему усмотрению.

Между тем дела о «выморочке» регулярно присутствуют в производстве районных, городских и окружных прокуратур, и пока ситуация почти не меняется. В 2011-м Перовская межрайонная прокуратура г. Москвы обнародовала неутешительные результаты проверки жилищного фонда подведомственной территории. Только на одной улице прокуроры обнаружили девять бесхозных квартир, которые с помощью поддельных документов похитили у государства аферисты. Прежние хозяева квартир умерли и не успели приватизировать жилье.

Обычно все происходит так: кто первый узнает об освободившейся квартире, тот зачастую и становится ее владельцем. Именно на информационном поле государство нередко проигрывает мошенникам. Аферисты сами или с помощью информаторов из ДЕЗов, полиции и ЗАГСов отслеживают случаи смерти одиноких владельцев квартир и тутже начинают «работать» с их жильем.

В отличие от мошенников, представляющие интересы государства налоговые и надзорные органы пассивно ждут вестей. На деле же все должно быть так: квартирный учет обязаны вести предприятия ЖКХ, закрыть лицевой счет и в десятидневный срок сообщить в налоговую инспекцию о смерти одинокого владельца жилья и об освободившейся квартире. Налоговая описывает имущество, а нотариус заводит наследственное дело, по результатам которого государство становится собственником. Однако, как показывает практика, сведения о выморочной квартире «зависают в воздухе». Почему?

Одна из причин заключается в том, что заниматься выморочным жильем, передаваемым в собственность государства, нотариусам не имеет смысла. За такую работу им никто не платит, и до сих пор не отработан четкий механизм переоформления ничейного жилья.

Более того, информация об освободившихся квартирах обычно даже не доходит до нотариусов, поскольку еще раньше «теряется».

Чтобы завладеть бесхозным жильем, аферисты, как правило, фабрикуют лженаследника или «родственника» умершего хозяина. Переоформив квартиру на подставных лиц, «черные» риелторы продают ее ни о чем не подозревающим покупателям.

Для того чтобы не наткнуться на выморочную квартиру, прежде всего необходимо проверять чистоту сделки через юридические фирмы или адвокатские конторы. Консультироваться с юристами по всем вопросам купли-продажи и обмена жилья.

Для кардинального решения проблемы с «выморочкой» в правовом поле необходим целый комплекс мер на государственном уровне, в том числе и внесение изменений в законы, усиление контроля над деятельностью исполнительных и надзорных органов на местах.

Олег Сухов, адвокат