По пьяной лавочке

Мишеней у мошенников, промышляющих недвижимостью, немало. Но особый интерес для них представляют люди с так называемыми дурными привычками – алкоголики, наркоманы. Да и просто те, кто не пропустит возможность «залить за воротник» с едва знакомыми людьми. Сегодня я хочу рассказать об одной такой судебной истории.

После кончины известного композитора осталась большая квартира в Газетном переулке. Его наследники (сын и дочь) по поводу дележа недвижимости особо не спорили – решили продать, чтобы купить две квартиры поменьше. Забегая вперед, скажем: приобрел квартиру в Газетном (за очень приличные деньги) известный в Москве бизнесмен Каманин Вячеслав Федорович (здесь и далее фамилии героев изменены – Ред.).

Но Татьяна Лапина, дочь композитора и вместе с братом его наследница, имела, так сказать, особое пристрастие к «зеленому змию». И хотя не состояла она на учете в психоневрологическом диспансере, перед подписанием договора все-таки был приглашен врач, который и дал заключение, что дама вполне отдает себе отчет в собственных действиях.

Договор, как и полагается, подписывали у нотариуса, деньги же передавали не через банковскую ячейку, а через аккредитив, перечисленный на счет Татьяны (позже на них и была куплена двухкомнатная квартира, о которой пойдет речь, на Бутырском валу).

Сделка была застрахована покупателем на полную стоимость недвижимости – бизнесмен не поскупился. И, как это выяснится позже, не зря.

Прошло 3 месяца после сделки. Еще не начали делать ремонт в квартире на Газетном, как ее хозяина пригласили в суд. Оказывается, Татьяна, «тихая» алкоголичка, требует расторжения сделки. Мол, не ведала, что творила.

Но сама истица на заседание почему-то не явилась. Ее интересы в суде представлял адвокат, некий Семенович А.П., на которого и была выписана доверенность.

Из искового заявления в Тверской районный суд:

«...согласно ч.1 ст. 177 Гражданского кодекса РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права и охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения...».

В переводе с юридического это означает: истец длительное время злоупотребляла спиртными напитками, и данное обстоятельство сказалось на ее поведении и принятии необдуманных решений. То есть продавая квартиру, Лапина Т.А. не понимала значения тех действий, которые совершала у нотариуса Кузнецова В. Н. И даже не могла вспомнить, что 5 марта 2010 года подписывала договор купли-продажи отцовской квартиры.

В подтверждение требований адвокат Лапиной Т.А приложил важный документ – медицинское заключение после ее осмотра, которое было сделано заведующим психиатрическим отделением одного крупного военного госпиталя. (А это вам не справка врача-психиатра, осматривавшего Лапину тогда, перед сделкой). Этот осмотр, который был проведен через четыре месяца после продажи квартиры, показал, что у Лапиной Т. А. «органическое поражение головного мозга... вследствие употребления алкоголя... средняя стадия, фаза неустойчивой ремиссии». Лапиной Т.А., говорилось в документе, рекомендовано лечение у психиатра-нарколога по месту жительства. Такой вот диагноз.

Побить такую козырную карту адвокату ответчика практически было нечем, а поэтому он решился на самые активные действия.

Так как сделка на покупку квартиры была застрахована, он подал в тот же суд ходатайство о привлечении в качестве третьего лица... страховой компании. Юрист уже страховой компании подает ходатайство о вызове для допроса в качестве свидетелей всех лиц, присутствовавших при заключении договора купли-продажи и обладающих информацией о жизни Лапиной Т. А., состоянии ее здоровья, поведении в быту. Эта отсрочка суда дала возможность стороне ответчика собрать необходимые документы. А еще... заполучить для беседы «неуловимую» (то есть трезвую) Лапину Т. А. – чтобы поинтересоваться, что же произошло за те несколько месяцев со дня совершения сделки?

Как выяснилось из разговора с ней, в июне 2010 года она познакомилась на улице с неким Сергеем, который стал частенько бывать у нее дома, где они вместе и выпивали. А в июле новый знакомый предложил Татьяне представлять ее интересы в суде по оспариванию сделки купли-продажи. И хотя она не хотела этого делать, он смог убедить ее в том, что именно так и следует поступить.

Лапина вспомнила, что ее новые знакомые – Сергей и его приятель Александр – потребовали отдать им ее паспорт, а также подлинники документов на квартиру. А когда она была «особо» нетрезва, подсовывали ей на подпись какие-то документы. Если начинала спорить, «друзья» пугали, что изобьют. К тому же молодые люди сменили замки в ее, только что купленной на Бутырском валу квартире, оставив себе запасные ключи.

Замки в квартире они меняли дважды, ключи хозяйке не давали и никого, кто бы мог ей помочь, в квартиру не пускали.

Тогда-то женщина и обратилась за помощью к жене брата, а та в свою очередь – в ОВД с просьбой возбудить уголовное дело. Но в просьбе было отказано.

Из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 2 сентября 2010 года:

«В ходе проверки по данному материалу был совершен выход по адресу: г. Москва, Бутырский вал..., в результате которого проводилась профилактическая беседа с гражданкой Лапиной Т. А. От дачи письменных объяснений она. отказалась, ссылаясь на свое здоровье. Гражданке оставлены телефоны, по которым она может обратиться в необходимых ситуациях. Данный адрес взят под контроль службой УММ ОВД по Тверскому району г. Москвы».

А что же адвокат Лапиной Т. А. – Семенович А. П.?

От имени своей клиентки он составил информационное письмо в Федеральную службу государственной регистрации, кадастра и картографии. Вот фрагмент этого письма:

«Я являюсь собственником жилого помещения, расположенного по адресу: Москва, ул. Бутырский вал... В настоящее время со мной постоянно общается некий гражданин Бочкин С. И. и его друзья. Данный гражданин, пользуясь моим болезненным состоянием, подсовывает разные бумаги и просит их подписать.

На сегодня я не могу точно сказать, какие именно документы мной были подписаны, однако у меня есть все основания полагать, что я могла подписать доверенность на распоряжение своей квартирой, а также, возможно, и договор на ее отчуждение.

В настоящее время у меня утерян паспорт, в связи с чем я опасаюсь, что им могут воспользоваться неизвестные мне люди и обратиться в вашу службу с заявлением о регистрации сделки с квартирой.

Я обратилась в милицию с заявлением об утере паспорта, и мне оформляется новый документ.

Учитывая вышеизложенное, прошу не реги-стрировать какие-либо сделки и договоры от моего имени по паспорту... Не осуществлять регистрацию сделок с квартирой, расположенной по адресу: Москва, ул. Бутырский вал.., собственником которой являюсь».

Позже Лапина Т. А. написала в суд ходатайство, в котором отказывалась от своих исковых требований о признании договора недейст-вительным и одновременно уведомляла суд об отзыве доверенности, выданной ей на имя Семеновича А. П. И хотя адвокат рвал и метал (дело-то не выгорело), в суде он протестовал против удовлетворения этого ходатайства. Но суд, исследовав материалы, в соответствии с п.3 ст. 220 ГПК РФ решил, что производство по делу подлежит прекращению, если истец отказался от иска.

...Так 26 ноября 2010 года завершилась вся эта эпопея. Завершилась благополучно для нашего клиента, купившего «композиторскую» квартиру. А вот для Татьяны Лапиной не очень. По слухам, после провала дела адвокат Семенович А. П. и его «подручные» все же продали квартиру на Бутырском валу, а Татьяна куда-то исчезла. Судьба ее до сих пор неизвестна.

Как видно из этого дела, покупатель дорогой недвижимости оказался человеком дальновидным – догадался перед сделкой обратиться к страховщику и защитить свое право собственности полисом. Но даже то, что он выбрал крупную, надежную, с опытом работы на рынке недвижимости страховую компанию, не остановило мошенников. Да и юристам страховщика пришлось немало попотеть, чтобы отбить атаки проходимцев.

А если бы клиент был один? Чем бы все закончилось?

Олеся Бухтоярова, директор Агентства № 7 Департамента агентских продаж по работе с коммерческими структурами ОАО СК «Альянс»