Вадим МОХОВ: середняки с рынка уйдут

В недалеком будущем на рынке недвижимости останется не более десяти крупных риэлторских фирм. Еще несколько десятков компаний будут совмещать риэлторский бизнес с инвестиционными проектами. Уцелеют и маленькие фирмы, быстро реагирующие на малейшие изменения и умеющие приспосабливаться к диктуемым им условиям. Так считает председатель совета директоров группы компаний «Статус» Вадим МОХОВ.

– Ваш прогноз, Вадим Юрьевич, не совсем обычен. Вы уверены, что будет именно так?
– Это довольно вероятный путь развития.
– Но куда денутся средние компании, которых сегодня достаточно много на рынке? Развалятся?
– Не думаю. Они объединятся с равными или вольются в крупные. Также углубится процесс интеграции риэлторского, строительного и инвестиционного бизнеса. Будут созданы холдинги, объединяющие эти направления. А те компании, которые начали процесс раньше других, окажутся в выгодном положении.
Я думаю, что через несколько лет на риэлторском рынке останется не более десяти крупных фирм, занимающихся исключительно обслуживанием клиентов при сделках с недвижимостью. И несколько десятков фирм, совмещающих риэлторский бизнес с инвестиционными проектами.
– А что будет с мелкими компаниями? Насколько мне известно, на Западе они вполне процветают.
– Останутся они и у нас. Небольшие мобильные компании, работающие в своем узком секторе, способны быстро реагировать на изменения рынка и приспосабливаться к диктуемым им условиям.
– А что собой представляет ваша компания?
– В нашем холдинге в настоящее время создано три отдельных независимых друг от друга направления: риэлторское, инвестиционное и управление недвижимостью. Каждое нормально работает в своей нише. Они дополняют друг друга.
– Но основная ставка все же на инвестиционную деятельность?
– Не совсем так. Мы изначально делали ставку на посредничество, то есть на риэлторскую деятельность, но с самого начала своего существования считали, что количество заработанных денег – не самое важное. И не вал, и не объем сделок. Самое важное – это клиенты, уровень их обслуживания, качество нашей работы. И для этого даже пошли по более затратной схеме проведения сделок. К примеру, каждую сделку у нас сопровождает отдельный юрист. Сейчас у каждого отдела есть свой юрист. Проходит глобальная проверка «истории» квартиры.
– А справки тоже собирает юрист?
– Нет, он в РЭУ не бегает, а курирует все сделки отдела. Для нас важна вся цепочка. Кто куда выписался, доехали ли продавшие квартиру до места своего нового жительства. Если возникают какие-то сомнения, то мы сразу же говорим об этом клиенту. А он уже с юристом принимает решение о том, проводить сделку или нет.
– Но ведь большинство сделок сейчас альтернативные. И нередко за теми клиентами стоят фирмы. Как вы поступаете в этих случаях?
– Так как покупатель договор заключает с нами и спрос потом будет с нас, то мы все вновь перепроверяем за этими фирмами. Есть ряд фирм, которые неплохо проверяют юридическую чистоту квартир, но и у них в последнее время за счет интенсивного роста количества сделок качество проверки сильно понизилось. Поэтому мы доверяем только себе. Пока нет цивилизованного рынка, нет взаимных обязательств и гарантий по тем соглашениям, которые предлагают подписать фирмы, нет никакой ответственности. Мы же можем гарантировать только то, что у нас, как говорится, «на эксклюзиве» или то, что наши юристы полностью проверили.
– Как я понял, вы решили не расширять компанию, увеличивая штат сотрудников, а освоить другие виды бизнеса, связанного с недвижимостью?
– В области инвестиционной деятельности до такой конкуренции, которая присуща сегодня риэлторству, пока не доходит и не скоро дойдет. Мало еще операторов на этом рынке. Поэтому мы сейчас находимся в более выгодных условиях, нежели инвесторы, чья профессиональная деятельность связана, например, с финансами. Строители тоже пробуют себя как инвесторы. Но они не всегда правильно работают с деньгами. Нам проще. Мы знаем, что такое недвижимость и как в нее вкладывать деньги.
– Вы считаете, чтобы стать хорошим инвестором, нужно пройти через риэлторство?
– Да. Но это лично мое мнение. Мне кажется, что такой путь более логичен.
– А во что, на ваш взгляд, сегодня выгоднее вкладывать средства? В жилье или нежилые помещения?
– Если мы говорим о строительстве жилья, то это короткие деньги. Построили – продали. Для нас же более выгодно вложение денег в коммерческую нежилую недвижимость. Это более длинные деньги, инвестиции в строительство офисных и торговых помещений перспективнее. И о компании, которая занимается таким бизнесом, можно сказать, что она намерена серьезно работать в нашей стране. Мы начали инвестировать в недвижимость, когда все ушли с этого рынка – в 1998-99 годы. Вкладывали, строили и верили, что рано или поздно то, что мы возводим, будет востребовано. И не ошиблись.
– Вернемся к жилью. В какое, на ваш взгляд, сегодня выгоднее инвестировать – в массовое или элитное?
– В каждом секторе есть интересные предложения. Но главное – правильно выбрать и проработать проект. Если вы строите элитное жилье, то оно должно выдерживать все требования элитности и не быть промежуточным между массовым и высококлассным. Раньше этот номер проходил, а сейчас параметры очень жесткие. Существует масса критериев, которые определяют элитность объекта. И если хотя бы один их них не выдерживается, то есть большой риск, что объект будет неликвидный.
– Но чтобы инвестировать, нужны не только деньги, но и хорошие строительные компании. Как и по какому принципу вы их выбираете?
– Наш принцип – опираться на собственный опыт. Надо попробовать все самим, в том числе и строительство. Поэтому мы и выступали в разных качествах: были и инвесторами, и заказчиками, и генподрядчиками, и даже подрядчиками. Потом какие-то функции с себя постепенно снимали. Таким образом мы узнали всю кухню изнутри и нашли тех, кто нам нужен.
– Говорят, что власти стараются частных инвесторов вытеснить за пределы Москвы. Вашей компании это пока не коснулось?
– Я не сталкивался с этим, так как заказы нахожу сам. А вот на этапе получения заказов всякое бывает. И потом, что значит «вытесняются частные компании»? «Мосфундаментстрой-6» – тоже частная фирма. Но ведь ее никто не выталкивает из города.
– Конечно, частная. Но, согласитесь, что она активно работает в правительственных жилищных программах: она выполняет городской заказ, сносит пятиэтажки и на их месте возводит красивые дома для москвичей. Как, например, ДСК-1, СУ-155…
– Давайте взглянем на проблему с другой стороны. Мы видим, что более крупные компании, обладающие большими возможностями, вытесняют тех, что более мелкие. Вернее – средние. А мелкие обретают свою нишу. Я знаю много компаний, которые находят площадки, договариваются с местной администрацией, а потом уже отправляются согласовывать «наверх». И они прекрасно уживаются с мощным строительным комплексом столицы.
– Но может в движении за пределы Москвы и нет ничего плохого, ведь рынок Подмосковья вполне перспективен?
– Да, рынок Москвы становится уже тесен. Пока мы еще инвестируем в столице, но это короткие деньги, а все крупные проекты мы закладываем в Московской области. К примеру, в следующем году начнем строить коттеджный поселок на 130 домов в ближайшем Подмосковье.
– Как на Западе. Там работать предпочитают в городе, а жить – за городом…
– Да, инвестирование в загородное жилье скоро станет одним из самых перспективных секторов рынка недвижимости. Но ставка на дорогие и громоздкие коттеджи себя не оправдала. Поэтому сейчас мы говорим о коттеджах для среднего класса – стоимостью от 100 до 250 тысяч долларов. И раз уж мы заговорили на эту тему, замечу: нельзя давать людям строить самим. Нельзя допускать разношерстности и нарушения архитектурного ансамбля. Коттеджный поселок должен радовать глаз, чтоб приехавший туда человек отдыхал, а не созерцал безрадостную картину недостроя и «наворотов» из кирпича и бетона.

О НАШЕМ СОБЕСЕДНИКЕ:
Вадим Юрьевич Мохов окончил Московский авиационный институт. Работал инженером на авиационном заводе. В 1992 году он организовал с друзьями агентство недвижимости «Статус».
В 2000 году закончил Московскую государственную юридическую академию. С 1994 года – член Комитета по защите прав потребителя риэлторских услуг при Московской ассоциации-гильдии риэлторов (МАГР)
Владеет немецким и английским языками. Жена – психолог, дочь – школьница.
Хобби – спорт. Любит играть в футбол. В 2000 году на фирме «Статус» основал свой футбольный клуб. Фирма неоднократно занимала призовые места на соревнованиях по мини-футболу.

Вениамин Вылегжанин