Зачем рисковать напрасно?

От чего зависит: застрахует или нет страховая компания право собственности, перешедшее по той или иной сделке? Существуют ли «нелюбимые» страховщиками виды договоров? Или в каждом случае при страховании права или, как называют страховщики, титула собственности все решается индивидуально?

Поразмыслить на эту тему я решила после того, как моя подруга купила квартиру по договору ренты. В ее случае получательница ренты – бабушка – была вполне вменяемой и адекватной, но подруга решила, что страховка ей все-таки необходима для спокойного сна, и обзвонила с десяток крупных страховых компаний. «Придем вместе с бабушкой. Документы в порядке. Все условия сделки выполняются», – объясняла она страховщикам. Но, увы, ни одна компания не согласилась страховать право собственности, перешедшее по договору ренты… «Мы работаем с договорами ренты. Но многие страховые компании этот вид договора действительно не любят. Считают, что подобные сделки относятся к категории повышенного риска», – комментирует генеральный директор страховой компании «Авис+» Георгий Гасанов. По его мнению, с одной стороны, переход права собственности по договору ренты – сделка простая. Как правило, продавцы – бабушки или дедушки, много лет живущие в этой квартире, приватизируют жилье непосредственно перед сделкой. Пожилые люди, несмотря на свой возраст, – взрослые, дееспособные граждане, имеющие полное право распоряжаться своей собственностью. Рента – это разновидность договора купли-продажи. Новый собственник покупает квартиру с обременением. Право собственности переходит, но получатель ренты проживает в этой квартире, пока жив. Опасность и для плательщика ренты, и для страховых компаний состоит в том, что часто, после смерти бабушки или дедушки появляются наследники, с удивлением узнающие, что квартира принадлежит другим людям. Начинаются судебные тяжбы… Вот пример одной из них. Недавно страховщикам, работающим с договорами ренты, поступило заявление о выплате возмещения. Четыре года назад человек купил квартиру по этому договору, в 2004 году получательница ренты – бабушка – умерла. Обязательства плательщиком ренты выполнялись полностью. Своевременно выплачивалась рента, оплачивались коммунальные услуги. Вдруг после смерти бабушки из Канады приезжает ее дочь и вступает в права наследства. И тут она с удивлением узнает, что квартира продана. Последние свои дни бабушка доживала в больнице. Там за неделю до смерти было проведено ее комплексное обследование… На основании этого обследования, проведенного спустя четыре года после регистрации сделки, суд признал недействительным договор ренты. Основание – статья ГК о том, что человек не отдавал отчета своим действиям и не осознавал последствий сделки. Как будут развиваться события дальше, пока неизвестно. Страховой компании придется либо подавать апелляцию и участвовать в новом судебном процессе, либо выплатить клиенту солидное возмещение. «Основная причина отказа в страховании сделки – явная угроза возникновения проблем. Будет или нет титул собственности застрахован, зависит скорее не от вида договора, а от каждого конкретного случая», – продолжает Георгий Гасанов. Например, сорокалетний мужчина из Хабаровска продает квартиру в столичной новостройке. На первый взгляд, почему бы не застраховать такую сделку? На стадии котлована человек вложил деньги в строительство. Сейчас квартира выросла в цене, и он ее продает. Страховщиков смущает одно «но». У желающего застраховать титул собственности человека – новый паспорт. В нем отсутствуют штампы о регистрации или расторжении браков, о детях. Страховая компания посылает запрос в Хабаровск. Оказывается, что этот человек больше пяти лет не проживает по месту регистрации. В Хабаровске его признали умершим и выписали из квартиры. Кроме того, оказалось, что у него две судимости. Одна из них – за мошенничество. Может быть, продаваемую в новостройке квартиру он хотел застраховать без всякого злого умысла. Но человеку, который по месту жительства считается умершим, судимому за мошенничество в страховании права (титула) собственности было отказано. К сделкам повышенного риска страховщики относят и расселение коммунальных квартир. Часто покупатель расселяемой коммуналки хочет, чтобы право (титул) собственности было застраховано. В этом случае страховая компания – это еще одна инстанция, тщательно проверяющая документы. «Прежде всего, страховщиков интересует: кто и куда из бывших коммунальщиков выехал? – рассказывает Георгий Гасанов. – Поэтому проверяются все выписки из домовых книг. Бывали случаи, что в выписке сказано: семья Ивановых выехала в Тверскую область, деревню N. Страховой компании нужен документ, подтверждающий, что люди действительно живут в этой деревне. Если нет подтверждения, что люди действительно живут по тому адресу, куда выписаны, сделка застрахована не будет. Ведь вполне возможно, что родители – Ивановы бомжуют где-нибудь на Казанском вокзале, а ребенок попрошайничает на Киевском. Такую сделку нельзя страховать, потому что ребенок вырастет и узнает, что у него было жилье в столице. И он заявит потом свои права».

Нина Антонова