«Я в этот мир пришел, чтоб видеть Солнце...»

27 марта принято постановление правительства Москвы «О колористических решениях фасадов, зданий, строений, сооружений в городе Москве», подготовленное Москомархитектурой.

Теперь, по словам Сергея Собянина, колористический паспорт при строительстве и реконструкции можно будет оформить бесплатно и, главное, быстро, а раньше «согласование цветового решения порой занимало больше времени, чем сам ремонт фасадов». Но это вовсе не значит, что вопрос цвета города будет пущен на самотек, им давно и плотно занимаются специалисты.

Впервые «плановая окраска Москвы» была предложена Моссовету в 1929 году. Цветовой гаммой и осветлением нашего закопченного города занимался, будучи главным художником столицы, профессор МАрхИ Андрей Ефимов, в Моспроекте-3 была создана колористическая мастерская, где, собственно, и начали выдавать эти самые паспорта...

Мы с вами большей частью не проектировщики, не инвесторы, а обычные люди, живущие в определенной цветовой среде, определенной нам Господом Богом и архитекторами. И так уж случилось, что почти половину жизни проводим без солнца, наделяющего мир яркими красками, в режиме черно-белого кино, испытывая «цветовой голод», который, по мнению психологов, прямиком ведет к депрессиям и, как следствие, является причиной многих социальных проблем.

Есть у меня в Питере любимый переулочек возле канала Грибоедова. До сих пор не знаю его названия, зову попросту – Медовым. В самый безнадежный, промозглый день, что так свойственны Петербургу, тут тепло. Переходы цветов от здания к зданию порой тонки, порой неожиданны, но вместе звучат насыщенно, как аккорд пианиста-виртуоза, – речной песок, тягучий мед, кофе с молоком, крем-брюле, внезапный шоколад... Все ассоциации греют душу, а заодно, волшебным образом, заставляют забыть о мрачном. Вот и Москва изначально была городом теплых цветов – красный кирпич и охра...

«...Москва находится в неправильном месте, – считает британский архитектор Уилл Олсоп. – Холодный климат, отсутствие моря и солнца. Поэтому до революции там было очень красочно – золотые и красные краски. Но после революции город стал серым».

Действительно, не поспоришь: воплощение сталинской архитектуры – мрачно-серый монстр, хрущевской – бело-серая пятиэтажка. Но борьба за многоцветье идет. Причем не только на уровне самопальных граффити, раскраски скамеек художниками на Чистых Прудах или росписью в округах белых бетонных стен тепловых пунктов пейзажами типа «раскинулось море широко» (иногда получается неплохо, иногда ужасно, тут – как повезет). «Суперграфикой» – рисунок на доме во весь фасад – занимаются и официально. Примеры тому есть в смело расписанном радугами, долами и реками подмосковном Раменском, в Лосиноостровском районе, где торцы хрущоб украшены стильной современной графикой... Впрочем, и тут надо соблюдать меру: слишком агрессивная, «боевая» раскраска тоже может повлиять на психику не лучшим образом.

Мария Кронгауз