Борис Степанов: «Городские проблемы все те же, независимо от власти»

«Догоним и перегоним...», «За себя и за того парня!» Эти лозунги находили отклики в сердцах, и выполнялось, и первыполнялось. …Обанкротились заводы, сданы в аренду цеха. Многие не выдержали крушения идеалов. Другие нашли применение своим умениям и опыту. Борис Степанов, несомненно, среди вторых.

– Борис Николаевич, в вашей речи очень часто проскальзывает слово «планирование». Сказываются годы, проведенные на посту председателя Горплана?
– Возможно, и так. В семидесятые, в эпоху повального дефицита, особенно важно было правильно распределить ресурсы, средства, вся жизнь города тогда тщательно планировалась. Ну, а потом настали новые времена, и четкая система планирования уступила место рыночным отношениям. К этому, положа руку на сердце, было очень трудно привыкнуть. Сменились люди, поменялись ценности… И, несколько подзадержавшись на пенсионном пороге, я все-таки отошел от дел. А когда Юрий Лужков стал мэром, он периодически стал приглашать нас, ветеранов, обсуждать какие-то городские проблемы… От встреч этих ощущалась взаимная польза: и мы себя снова почувствовали «при деле», и опыт наш вполне еще в городе мог пригодиться. Так, видимо, и родилась у Юрия Михайловича мысль создать действующий на постоянной основе Совет старейшин.
– Но вернемся назад. Строительство метро, промышленных предприятий влекло за собой и другую проблему – строителям, метростроевцам, рабочим надо было где-то жить. Неподалеку от центра стояли деревянные бараки, весело полоскалось на столичном ветру разноцветное белье… А народ в Первопрестольную все прибывал. Как решалась в те годы актуальная до сих пор проблема жилья?
– Промышленность в Москве в те годы и впрямь была мощнейшей. Вот смотрите, только на территории одного Первомайского района, например, находились: Электроламповый завод, Электрозавод, Московский инструментальный завод, Измайловская прядильно-ткацкая фабрика, Первый авторемонтный, завод игрушек «Прогресс», очень большой оборонный завод «Салют», где до сих пор делают моторы для самолетов… А вот на Электроламповом, к сожалению, теперь вместо кинескопов изготовляют бутылки для шампанского.
Крупные заводы и фабрики тогда своими силами и за свой счет возводили себе жилье, и многие рабочие переквалифицировывались на время в строители, чтобы выстроить свой дом. Строили качественно, на совесть, в основном кирпичные здания в пять, шесть, семь этажей. Часто работали до глубокой ночи, чтоб только приблизить момент получения своей, отдельной, квартиры. Вот на Большой Семеновской улице, например, почти все дома Электролампового завода.
Я до сих пор помню, как получил с семьей отдельную квартиру. Какая радость была! Я тогда уже работал в горкоме, нас там не баловали, никаких излишеств. А до этого мы с женой и двумя детьми жили в Малом Сухаревском переулке, в коммуналке на 9 семей с одной кухней.
Потом создали Главмосстрой, и сложившиеся на предприятиях и ведомствах строительные коллективы были переданы этому главку, вошли в его состав. А распределением квартир занялся Мосгорисполком. Так возникла централизованная система распределения жилья. Даже у ЗИЛа, который строил по 40–50 тысяч кв. м площади в год, забрали технику и строителей, пообещав им в виде исключения ежегодно выделять столько же квадратных метров. Главной целью создания Главмосстроя было снизить себестоимость квадратного метра. Ну и, конечно, с появлением домостроительных комбинатов строительство пошло значительно быстрее.
В Москве в то время вообще был небывалый подъем жилищного строительства: вместо строившихся до той поры 125 000 квадратных метров площади в год в один из рекордных 60-х было возведено 6 000 000 квадратных метров. По большей части это были панельные и блочные пятиэтажки, про которые Хрущев говорил: «50 лет они простоят, а там видно будет». Но тогда люди, переезжавшие из барака в «распашонку» с отдельной плитой, чувствовали себя счастливыми.
– Но сейчас эти самые ведомственные дома, не принятые на баланс города, находятся в основном в плачевном состоянии. Предприятий, которым они принадлежали, порою уже вообще нет или они перешли в другие руки, и жилье осталось без хозяина…
– С промышленностью сейчас положение сложное. Очень плохо обстоят дела с машиностроением, неважно – с легкой промышленностью… Растут и развиваются в основном химическая, полиграфическая и пищевая. Некоторые заводы сами зарабатывают и живут неплохо. Все зависит от руководителя, насколько он инициативен. Но и на рынок отечественному производителю пробиться непросто. Если даже предприятие и выпускает продукцию не хуже, чем за рубежом, покупать зачастую предпочитают заграничную, хотя наша – качественная и дешевая. Например, алмазный инструмент у нас прекрасный!
Очень распространена скупка акций предприятий по дешевке. Иду недавно по заводу, вижу объявление: «Господа! Кто хочет продать акции, обращайтесь в заводоуправление, комната № 219». Валяется у рабочего бумажка, стоит 5 рублей, купят за 15 – и захватят контрольный пакет акций. А потом организуют там другое производство, как произошло, например, со швейной фабрикой «Радуга», где работниц, которые пришли туда еще девчонками, уволили, а на месте фабрики сделали терминал. Ну, а раз нет предприятия, то и о ведомственном жилье заботиться некому, приходят в негодность коммуникации, кровли, возникают проблемы с тепло– и энергоснабжением, и жители просятся «под крыло» города. Так, на 1 июля 2002 в столице оставалось порядка 1400 жилых строений ведомственной принадлежности, и более 550 из них до конца 2003 года было решено принять в собственность Москвы. Работа эта непростая – приходится разбираться с кредиторской задолженностью по коммунальным платежам и ремонтным работам, отсутствием необходимой технической документации на передаваемые объекты, но потихоньку дело движется.
– А сейчас в Совете старейшин какими вопросами приходится заниматься?
– Каждый из членов нашего совета в прошлом – заметная в столице фигура. Начальники главков, зампреды Мосгорисполкома, работники горкома партии – все прекрасные в своей области специалисты, накопившие огромный опыт. И очень обидно было бы, если бы опыт этот никому не пригодился, ведь независимо от власти в городе остаются те же проблемы – коммуникации, транспорт, промышленность, строительство, жилье, бытовое обслуживание… Какая бы сейчас ни была рыночная экономика, дело нельзя пускать на самотек – будет хаос. В городе должен быть хозяин, и правительство за все происходящее в столице несет ответственность.
Вот строят дома в центре, нередко коммуникации не рассчитаны на дополнительную нагрузку, что может привести к аварийной ситуации. На Тверской позакрывали все продуктовые магазины, вместо «Даров моря» – одежда. На Малой Бронной шесть антикварных, а продуктов нет… Мы довольно часто сообщаем Юрию Михайловичу о таких явлениях, и он, как правило, очень быстро реагирует на нашу информацию.
Недавно в городском Департаменте жилищной политики и жилищного фонда мы проводили «круглый стол» и установили плотные связи с округами. Много жалоб поступает на перепланировку квартир, особенно в центре: делали сауну, поставили батареи в лоджии, санузлы – над кухней… А у соседей стены идут трещинами и льется вода с потолка. Самовольно перестройку затевать нельзя, но попробуйте пройти все пятнадцать положенных инстанций и все согласовать! Теперь наконец процедура получения разрешения несколько упростилась, и очень четко расписано, что в квартире менять можно и что нельзя.
– Ну, а что из недавних ситуаций вы могли бы вспомнить?
– В городе зарегистрировано четырнадцать многодетных семей очередников, имеющих семь и более детей. В Восточном округе их целых четыре. Нам удалось поспособствовать тому, чтобы эти семьи были включены в программу обеспечения жилой площадью в текущем году. Вот, например, многодетная семья, которая, не без нашего участия, уже справила новоселье. Ее глава, И. И. Зельман, вместе с женой, матерью (заслуженным химиком), бабушкой и семью детьми жил в малогабаритной двухкомнатной квартире. В одной комнате у них были нары в три яруса, в другой располагались четверо взрослых и младшая девочка. Им уже предоставили шестикомнатную квартиру общей площадью 153,9 квадратных метра на Краснопролетарской улице.
А вот ситуация в Зюзине. При проектировании нового квартала там были спланированы минимальные удобства – небольшие детские площадки и зеленые зоны. Излишков свободной площади не наблюдалось. В нарушение закона о строительстве, без надлежащего оформления в проект были внесены изменения – увеличилась этажность и секционность домов по Сивашской и Болотниковской улицам, а стало быть, увеличилась и плотность застройки. Это противоречит нормам, и мы с этим делом разбираемся…
Пришлось нам заниматься и несанкционированной вырубкой деревьев при строительстве наземно-подземных гаражей на Азовской улице. Поднимать вопрос о замене старых инженерных коммуникаций в центре. Участвовать в инвентаризации московских лифтов. (Кстати, выяснилось, что из 88 000 лифтов города 19 000 отработали нормативный срок и требуют замены.) Так что вопросами приходится заниматься самыми разнообразными. Радует то, что мы видим результаты нашей работы.
– Ну, например?..
– Решены многие социальные вопросы: по благотворительной организации «Сломанный цветок», занимающейся реабилитацией больных детей, по мини-пансионату «Замоскворечье» для ветеранов ВОВ и труда и по одноименному фонду, руководимому народным артистом СССР М. А. Ульяновым, который уделяет большое внимание реабилитации детишек, больных церебральным параличом, их адаптации к условиям современной жизни. Помогли мы и фабрике «Новая Заря» – у нее были проблемы с рекламой, в том числе и социальной, ведь на этой фабрике уделяется внимание выпуску товаров для детей, подростков и малообеспеченных людей, и, кроме того, на производстве работают инвалиды. Совет тщательно изучал информацию, касающуюся здоровья школьников. По этим материалам планируется провести большое совещание, с тем чтобы выработать уже конкретные меры для улучшения здоровья школьников. Совет старейшин при мэре Москвы разработал проект закона «Об инвестиционной деятельности в городе Москве». Когда работа над ним закончится, он будет внесен в городскую Думу.
Очень много к нам приходит писем и раздается звонков с просьбой о помощи… Но хочу еще раз повторить: мы же не решаем, мы только советуем. Изучаем ситуацию в городе и подсказываем, как лучше поступить в той или иной ситуации.

О нашем собеседнике:

Борис Николаевич Степанов окончил Московский энергетический институт, работал на заводе «Москабель», откуда ушел на фронт, прошел всю войну.
Был инструктором промышленного отдела Первомайского райкома, секретарем парторганизации завода «Пресс», в горкоме партии занимался оборонной промышленностью, директорствовал на Заводе радиоизмерительной аппаратуры… Потом Никита Хрущев создал систему народного контроля, и Степанову, уже как председателю Комитета народного контроля Первомайского района, пришлось контролировать все виды хозяйства – строительство, выселение, снос… Позже его избрали первым секретарем Первомайского райкома, затем – на почетную должность первого секретаря Бауманского райкома, где состояли на учете все работники ЦК. Потом он снова оказался в горкоме и стал заведовать орготделом. Орготдел организовывал и проводил все основные мероприятия в городе – например, демонстрации. В семидесятых Борис Николаевич был назначен заместителем председателя Мосгорисполкома, а позже – председателем Горплана и первым заместителем Промыслова. Сейчас возглавляет Совет старейшин при мэре.

Мария Кронгауз