Каким хотят видеть свой город москвичи

Каким хотят видеть свой город москвичи

Подобное произошло впервые за всю историю столицы: к обсуждению обновленного Генплана пригласили всех ее жителей. Схемы развития конкретных территорий были вывешены в префектурах, управах, на других площадках. Состоялись встречи москвичей с архитекторами. Итоги слушаний обсуждались на заседании столичного правительства, в Москомархитектуры, префектурах. Об этом же шла речь на пресс-конференции главного архитектора города Александра Кузьмина. Что же дали слушания?

Коллективное творчество

Прежде всего – об участии граждан в обсуждении. Сами слушания проходили три месяца – с июля по сентябрь. Москвичи встречались с авторами проекта, представителями властей города. А потом оставляли в книгах свои предложения. В общей сложности сделано 44 тыс. записей, некоторые были расширенными. Так что общее число замечаний превысило 70 тыс.

Цифра впечатляет, однако и она не дает полного представления об активности москвичей. Ведь под некоторыми из предложений и замечаний стояли подписи десятков жителей. Но так или иначе, по этим отметкам можно составить ясное представление о том, в каком городе хотят жить москвичи. Как, впрочем, и о том, кто они – нынешние горожане? Их обобщенный образ – его также можно было представить по итогам слушаний.

Прежде всего это люди, которые стали меньше интересоваться идеологией, общими вопросами городских преобразований и больше – тем, что делается рядом с их домом (такие вопросы преобладают!), в их районе. С одной стороны, это вызывает некоторую озабоченность: неужели граждан стала меньше волновать судьба их города? С другой, – учитывая конструктивность и квалифицированность мнений, – это можно только приветствовать: люди начали лучше разбираться в городских проблемах, повысили требования к качеству жизни, они не хотят находиться в дискомфортных, неуютных условиях.

Впрочем, и скороспелые выводы по поводу равнодушия к облику Москвы тоже вряд ли оправданы. Сам формат слушаний предполагал локальные, конкретные предложения, связанные с удобствами жизни горожан, а это, конечно же, ограничивало круг поднимаемых проблем. Но были отзывы, в которых все-таки звучали вопросы городского масштаба. Они тоже интересны. Иными словами, это оказался не слепой негатив («запретить, отменить, отставить»), а деловой, конструктивный диалог с архитекторами и властными структурами города: люди предлагали пути решения той или иной задачи, выхода из сложной ситуации.

Подобный подход тоже понятен: масштабные городские проекты непременно связаны с районной перестройкой, а потому затрагивают жизнь почти каждого жителя города. В целом же документ получил беспрецедентную поддержку москвичей. И конечно, важна была сама акция – обсуждение. Ведь подобный опыт можно обнаружить отнюдь не в каждом крупном городе Европы.

Сразу скажем о шагах, которые намечено предпринять в ближайшее время. Прежде всего, жителей проинформируют об итогах слушаний. Будет дан ответ буквально на каждое поступившее предложение или замечание, при этом, если указан адрес, его получат конкретно люди, которые задавали вопросы. Для этого создана специальная рабочая группа. Информация появится в газете «Тверская, 13», но там опубликуют лишь общий протокол. Полный текст со всеми ответами весьма объемен, он будет размещен на ряде сайтов в Интернете. Каких именно – об этом известят газеты.

Понятно, что не все москвичи пользуются сетью, тогда к их услугам архитектурные комиссии префектур. Здесь они получат ответы на любые вопросы, касающиеся обновленного Генплана развития столицы до 2025 года.

Впрочем, уже сейчас можно рассказать о некоторых из градостроительных решений.

Проехать по дну реки

Четвертое транспортное кольцо. Наибольший интерес к этой теме высказали жители двух районов – Печатников и Нагатинского Затона. Понятно, почему: именно на их территории трасса должна «переступить» через Москву-реку, причем в достаточно широком месте.

Архитекторы предлагали построить мост, и это сразу насторожило людей: нужны будут развязки, подъездные пути... А это непременно скажется на привычной и удобной планировке территории. И вот было высказано такое мнение: почему бы не провести дорогу по дну реки, в туннеле? И делалось конкретное предложение (при этом граждане проявили недюжинные познания в технических вопросах): город заказал 20-метровый проходческий щит, понятно – для метро, но его можно использовать и в прокладке нового кольца. Тем более что это даст возможность расширить трассу: три полосы увеличить до четырех.

Авторы проекта Генплана сочли предложение весьма интересным, оно будет рассмотрено, и, по словам А. Кузьмина, скорее всего, принято.

Остро встал вопрос о поликлиниках. Можно сказать, – неожиданно остро. Понятно, что задачи улучшения медицинского обслуживания были в числе первоочередных при составлении Генплана. Но главное внимание отдавалось развитию больниц, оздоровительных центров; разработчики полагали, что дела с поликлиниками обстоят относительно благополучно: их достаточно. Но оказалось, это далеко не так. Беспокойство высказали жители почти 60 районов города – половины столицы!

Суть претензий в том, что при строительстве новых домов и кварталов число жителей увеличивается, но детских и взрослых поликлиник, женских консультаций больше не становится. А значит, медицинские услуги становятся менее доступными. Проблема оказалась настолько серьезной, что мэр города Юрий Лужков дал срочное поручение архитекторам: учитывая ситуацию, пересмотреть проекты. Это и было сделано.

Информация – полная и доступная

Новый Генплан учитывает и программу капремонта, который сейчас проводится в городе. В целом москвичи программу поддержали. Но было высказано немало критических замечаний и предложений. В частности, жителям хотелось бы получать больше информации обо всем, что касается капитального ремонта. Многие до сих пор не знают, что будет с их домом, когда дойдет до него очередь, и дойдет ли вообще. Будет он сноситься или ремонтироваться? А от этого зависят не только удобства проживания (какой комфорт, когда выходят из строя коммуникации, останавливаются лифты), но и сугубо семейные решения: стоит ли ремонтировать квартиру или подождать, пока такие работы будут проведены во всем доме?

Это замечание принято, и в ближайшее время проблема должна быть решена: информация для жителей станет более полной и доступной. Причем не только о физически старых домах, но и о тех, которые просто не отвечают современным требованиям комфорта. Их ведь тоже предполагается либо реконструировать, либо сносить.

Офисы подождут, дети – нет

А вот чисто конкретная, локальная ситуация, интересующая жителей лишь одного района, но и она была решена в оперативном порядке.

Довольно влиятельное ведомство на северо-западе столицы решило на месте своего детского сада построить жилой дом. Это вызвало негативную реакцию граждан, ведь проблема детских учреждений стоит в городе остро. Архитекторы согласились с жителями, строительство было отменено. Более того, городская комиссия по Генплану приняла решение: ни один детский сад не то что не снесут, но он не будет передаваться ни под какие другие цели, как только воспитание малышей. А те, в которых сейчас располагаются различные сторонние службы и фирмы, должны будут оставить помещения.

Как пример – Люблинский район. Там все детские сады были ведомственные. А забота ведомств о своих социальных учреждениях в последние два десятилетия сводилась к одному – повыгоднее сдать их в аренду. Теперь порочной практике будет положен конец, а детским садам вернут их профиль. Необходимость в этом огромная. Рождаемость в городе растет. Надо прежде всего думать о детях. Офисы подождут, дети – нет.

Многих москвичей взволновало требование убрать с фасадов жилых домов кондиционеры. Вопрос, вроде бы не имеющий отношения к Генплану, – но это только на первый взгляд. Ведь речь идет о внешнем облике московских домов, а этой теме план уделяет особое внимание.

Понятно: серые от пыли, беспорядочно натыканные ящики отнюдь не украшают город. Но и убирать их – значит, лишать горожан нужного им удобства. Успокоим москвичей: убрать – это не приказ, а пожелание и, так сказать, процесс не одного дня. Иначе говоря, никаких волевых мер к любителям чистого воздуха применяться не будет. Разве что речь идет о памятниках архитектуры – здесь кондиционерам находиться не положено.

Вообще же они должны исчезнуть постепенно (те, которые видны с улицы; со двора – нет проблем, пусть останутся) и вполне естественным путем. Так было и с застеклением балконов. Тоже ведь запрещали. Только мало что дало. И тогда начали строить дома, где все балконы стали эркерами, и они были заранее и повсеместно застеклены. Вопрос «некрасивых» фасадов утратил остроту.

Так должно быть и с кондиционерами. В новых проектах домов будут предусмотрены так называемые французские балкончики, шириной 20–30 сантиметров. Постоять на нем нельзя, а вот открыть балкончик и впустить в квартиру свежий воздух – пожалуйста. И тогда не будет нужды в его принудительном нагнетании. Конечно, какие-то кондиционеры останутся (как остались и выборочно застекленные балконы), но массовой практикой они не станут. Город приобретет более цивилизованный вид.

Любимые пережитки прошлого

Рынки сейчас занимают достаточно большие территории, а нужны ли они вообще? Ведь сколько магазинов, киосков, супермаркетов вокруг! Выше цены? Не всегда. Зачастую продукты в той же «Пятерочке» или «Копейке» дешевле, чем у рыночных торговцев. Так, может быть, все-таки снести рынки?

Оказалось, что рациональность – не единственный критерий в таком вопросе. Привыкли москвичи к рынкам, видят в них определенные преимущества и удобства. Вроде того, что там, прежде чем выложишь деньги, дадут попробовать... К привычке отнеслись с пониманием. Старые «колхозные» рынки по возможности будут оставлены.

Это же, к слову сказать, относится к баням. Вот уж, казалось бы, пережиток из пережитков: практически нет квартиры, где не было бы ванны. В Европе о банях забыли давно, может, и нам они не нужны? Как выяснилось – нужны. Ведь это не только гигиеническое заведение, но и место общения почтенной публики. Возможно, «за бугром» она в таком общении не нуждается (или выбирает для этого другие места), а у нас любителей банного ритуала, ценителей веника и нестерпимого пара – десятки, если не сотни тысяч. И пока у людей остается привычка попариться и заодно побеседовать по душам, рушить «помывочные пункты» нельзя. Учитывая мнение москвичей, их решено оставить.

Участвовали в обсуждении преимущественно люди в возрасте, молодых было заметно меньше. Однозначно объяснить причину это трудно. Во всяком случае, сводить ее только к отсутствию интереса было бы неправильно. Возможно, молодые пользовались Интернетом – с тем, чтобы узнать о планах архитекторов, и так же – через сеть – высказать свое мнение. Именно таким путем поступило предложение (от кого, как не от них?): в городе нужны велосипедные дорожки! Почему их нет?

Если ближайшая станция метро находится за парком, легче, да и приятнее пересечь его на педальном транспорте, чем пользоваться в обход – общественным. Да и просто, если хочется покататься, – не ехать же за город. Это мнение сочли заслуживающим внимания. Велосипедные дорожки также появятся в Москве.

Выше и главнее Генплана!

Уже сейчас на счету каждый свободный кусочек земли: московские квадратные метры – самые дорогие в Европе. Где же будет реализоваться Генплан? Такой вопрос тоже не раз задавался на слушаниях.

Видимо, боязнь точечной застройки все еще не отпускает москвичей. А вдруг решат «зажимать» существующую застройку? Нет, «точек» больше не будет, и уж, кстати: если раньше в Москомархитектуры поступало за неделю 120–150 возмущенных писем и звонков жителей на эту тему, то сейчас – один-два в месяц. Эпопея с точечной застройкой дворов завершилась, или, во всяком случае, близка к завершению.

Но и без придомовых участков места для нового строительства в Первопрестольной еще достаточно. И здесь надо вернуться к общей концепции Генплана. Проект предполагает поделить город на две зоны: «стабилизации» (где имеется уже завершенная, сложившаяся застройка, ее не тронут) и «развития». Зона стабилизации, к примеру, – кварталы 25 и 26 Гагаринского района, район Орехово-Борисово, а также территории, где есть памятники архитектуры и озелененные участки. Последнее следует особо подчеркнуть: природный комплекс и наше историческое наследие, подчеркнул А. Кузьмин, «вне Генплана, выше его». При любых обстоятельствах они останутся неприкосновенны.

Сам план предполагает значительное увеличение зеленых массивов. После реализации предусмотренных мер почти треть территории Москвы станет «природной». Это поставит нашу столицу в один ряд с самыми продвинутыми в этом отношении городами Европы. Например, Берлином.

Несколько слов об отношении к историческому наследию. Здесь можно было бы назвать знаменитые Кадаши – историческую застройку, которая находится между Большой Ордынкой и Большой Полянкой, славной храмом Воскресения Христова, жемчужиной русской архитектуры в стиле барокко.

Не так давно общественность Москвы была взбудоражена. Рядом с застройкой XVIII века собирались, да уже и начали возводить многоэтажный офисно-жилой центр, многоярусные гаражи, ресторан. Возникла угроза попросту замуровать храм среди новодела. Более того – появилось реальное опасение по поводу устойчивости стен церкви и попросту ее сохранности. Городской комиссией принято решение пересмотреть объемы предполагаемого строительства, и ни в коем случае не вторгаться на территорию храма. Таким образом, одно из самых ценных мест Замоскворечья будет сохранено.

Свободная земля – вся во второй зоне. Вторая зона та, где еще остались пятиэтажки сносимых серий, а также дома любой этажности, но со старой, неудобной планировкой (судьбу их, кстати, решат сами жильцы: хотят ли они, чтобы их дом сносили, или нет?). Сюда же относятся участки, занятые промышленными предприятиями. Это реальные (и немалые!) резервы земли. Дело – за инвесторами.

Кроме того, будут активно осваиваться подземные территории – это новый прорывной шаг в градостроительном развитии Москвы. О нем уже сейчас говорят: появится подземный двойник столицы, где расположатся торговые центры, коммунальные предприятия, дороги. Такой подход сейчас широко применяется в мире, наиболее успешный пример – Монреаль. И здесь стоит напомнить, что еще 20 лет назад появился проект «подземной Тверской» и даже «подземной Белорусской площади», но тогда он не был осуществлен.

Один из нынешних – и реальных – проектов: освоение подземной территории под Пушкинской площадью. Там, кроме торговых, расположится немало общественных комплексов – этот вопрос решен окончательно. Каких именно – этим сейчас и занимаются архитекторы. Под землю должны уйти ТЭЦ, трансформаторные подстанции, другие обслуживающие постройки. Что же касается подземных транспортных артерий, они призваны решить острейшую проблему «пробок». Пользуясь новыми путями, можно будет, уверяют специалисты, пересечь город из конца в конец за считаные десятки минут.

Сейчас в работу над Генпланом, на заключительной ее стадии, активно включилась Мосгордума. Впрочем, не закончились и общественные слушания: москвичи по-прежнему могут подавать свои предложения. До конца года Генплан должен быть рассмотрен на заседаниях законодательного органа, и стать законом. Таким образом, появится новый важный документ: проект города, в котором будут жить москвичи. Проект, в составлении которого они приняли самое деятельное участие. А уж они-то позаботились, чтобы город был удобным и красивым.

Игорь Герасимов