Камер-Коллежский вал – исторический центр Москвы

Неподалеку от Кремля живет на двенадцатом этаже панельного дома моя лучшая подруга, и из окон ее квартиры, выходящих во двор, виден маленький особняк Московского дома скульпторов, а из окон, обращенных на улицу, можно рассматривать многочисленные дворянские усадьбы и слушать звон колоколов расположенных вблизи церквей.

В эпоху индустриального домостроения с центром Москвы особо не церемонились. И вставали рядом с особняками, украшенными колоннами, химерами и атлантами белые коробки. Но вот чуть более двух месяцев назад мэр столицы подписал постановление «О внесении изменений в МГСН 1.01-99 «Нормы и правила проектирования планировки и застройки г. Москвы» о регламенте типовой застройки», в котором запретил применение типовых проектов жилых и общественных зданий в границах Камер-Коллежского вала.
Что означает «Камер-Коллежский»? Когда Петр I начал создавать новую систему государственного управления страной, он ввел так называемые коллегии (по сути – министерства). Например, Берг-Коллегия ведала горным и рудным делом, а Камер-Коллегия, помимо других вопросов, занималась, как бы это сказать, лицензированием и упорядочением торговли ликеро-водочных изделий, когда государство ввело монополию на их продажу.
По инициативе Камер-Коллегии в Москве в сороковых годах XVIII века строят Камер-Коллежский вал (ККВ), который, по сути, становится границей города. На его заставах, то есть в пунктах досмотра провозимых грузов, их тщательно проверяли. При этом надо было непременно платить налог, чтобы провести спирт или водку и получить разрешение на въезд в город. Так что вал со рвом и заставами на больших дорогах был выстроен на средства от питейного сбора, которым ведала Камер-Коллегия.
В кабинете у генерального директора Научно-исследовательского методического центра охраны наследия, заместителя начальника ГУОП г. Москвы Натальи Потаповой висит карта Москвы 1930 года, где хорошо видна граница ККВ. Вот она идет по Сущевскому, затем переходит в Бутырский, Грузинский, Пресненский, Трехгорный вал. У станции метро «Белорусская» была некогда Тверская застава, а у Рижского вокзала, который, кстати, сменил три названия: Балтийский, Виндавский и Ржевский – Крестовская застава. Хорошо, что название валов, да и застав (пусть не всех, но некоторых) сохранилось до наших дней. Мы можем пройти по Хамовническому, по Крымскому и по Госпитальному валу, посетить Рогожский вал, осмотреться и немного помечтать о прошлом, что навеки ушло от нас. И увидеть, как все тут кардинально изменилось.
– На начало XIX века Камер-Коллежский вал считался полицейской границей города, то есть в него входила вся современная историческая Москва, а древняя столица находилась внутри Садового кольца. Если посмотреть на очертания ККВ, то некой идеальной окружности здесь нет. Он носил скорее административно-контрольно-таможенный характер, – говорит Наталья Александровна. И добавляет: – Если вы всмотритесь в границы Центрального административного округа, то увидите, что за небольшим исключением они повторяют границы Камер-Коллежского вала.
Кстати, о Садовом кольце. В семидесятые годы XX века его хотели признать памятником градостроительства, а ККВ – его охранной зоной. Были даже разработаны проекты по созданию пешеходных территорий. Один из них был реализован на Старом Арбате, другой – в Камергерском переулке, где расположен МХАТ, третий – около Третьяковской галереи.
Но вскоре зодчие как бы спохватились. В самом деле, более чем странно выбирать заповедные зоны в историческом городе (первоначально их было девять), оставляя прочие территории без внимания. Есть просто уникальные районы, расположенные между Садовым кольцом и ККВ: Немецкая слобода, Лефортово, Плющиха, Мещанские улицы, кварталы вблизи Пироговской улицы (бывшей Царицынской). На площади Бутырской заставы стоит Бутырский тюремный замок, который строил выдающийся зодчий Матвей Казаков.
Итак, Камер-Коллежский вал выполняет в Москве роль границы центра. На территории площадью почти в 70 квадратных километров, где сосредоточены многочисленные памятники истории и культуры, велось, к сожалению, и жилищное строительство из конструкций массовых серий. Такие дома появились на улицах Полянка, Большая Ордынка, Садовая-Триумфальная, Большая Никитская, Красная Пресня и в других местах. И очень хорошо, что мэр города Юрий Лужков положил этой практике конец.
Следует сказать, что в «Нормах и правилах проектирования планировки и застройки г. Москвы» (МГСН 1.01-99) предпоследний абзац пункта 1.5 читался так: «Запрещается применение типовых проектов жилых и общественных зданий на территории центрального ядра, городских узлов, примагистральных зон, природного комплекса (ПК), резервных территорий ПК и охранных зон памятников садово-паркового искусства, истории, культуры, архитектуры».
А сейчас в постановлении правительства Москвы № 473 от 25 июня 2002 года этот пункт изложен в следующей редакции: «Запрещается применение типовых проектов жилых и общественных зданий: в границах Камер-Коллежского вала; на охраняемых территориях города – на территориях историко-культурного значения, на территориях морфотипов исторической застройки, на территориях природного комплекса; на территориях системы общегородского центра – на территории центрального ядра, на территориях городских многофункциональных центров, на территориях примагистральных общественных зон, на территориях многофункциональных зон, на территориях специализированных общественных зон».
Как видим, в правительственный документ внесены значительные уточнения, но главное в нем то, что впервые назван Камер-Коллежский вал, который включает в себя всю историческую часть города, а Садовое кольцо к тому же еще является федеральным памятником археологии. Поэтому любые работы, которые собираются тут проводить, обязательно должны предусматривать сохранение культурного слоя.
Что ждет панельные дома в центре города? В Главном управлении охраны памятников мне назвали три адреса типовых школ, которые будут снесены, чтобы встать тут новым современным учебным центрам. Пока что речь не о жилье. Но рано или поздно «типовушкам» из центра придется уйти.

Людмила Кирюшина