Непростая доля дольщика…

Вы прочитали обзор Сергея Домнина? Теперь узнайте, что думают по этому поводу москвичи.

Константин Константинович, бывший строитель, пенсионер: – Долевое участие? Слышал об этом. Что ж, новое время, новые веяния... У нас с женой есть квартира, нам хватает. А вот соседи очень долго ютились в тесноте. Хорошо, что сын у них, как теперь говорят, раскрутился, сумел заработать. Вложили они деньги, когда лишь первый этаж над фундаментом поднимался. Это ведь значительно дешевле, чем покупать квартиру в построенном доме. Само собой, волновались изрядно: всякие случаи были. Но все обошлось. Перед новым годом новоселье справили. Юрий Зайцев, телережиссер: – Не знаю. Наверное, я бы не рискнул. Особенно после одного случая, который произошел с друзьями. Подписали договор, заплатили деньги. И стали ждать. А ждать, да догонять, сами знаете... Поэтому чуть ли не каждые выходные наведывались на стройплощадку: смотрели, как поднимается дом. Радовались, особенно, когда крышу возводили. А потом – словно обухом по голове. Сказали: ситуация изменилась, если хотите въехать в квартиру, заплатите еще чуть ли не столько же. Не готовы к такой сумме? Что ж, вольному воля. И вместо радостного переезда – хождение по судам. До сих пор судятся. Татьяна Макеева, сотрудница турфирмы: – Конечно, всякое бывает. Пока дом строится, одну и ту же квартиру продают по нескольку раз. Но все же смотрю на проблему с оптимизмом. Жилые дома растут, как грибы – в Москве, Подмосковье. Люди вкладывают деньги и получают квартиры. Становятся соинвесторами. Как и мы с мужем три года назад… Что могу посоветовать? Как правило, строящийся дом «зафрахтован» риэлторской фирмой. Постарайтесь подробнее узнать о ней. Если нет сомнений – заключайте договор. И еще замечу: по новому положению у покупателя теперь гораздо больше прав, чем у застройщика...