Поэзия и проза стародачных мест

Поэзия и проза стародачных мест

Зародившись в конце XIX столетия, загородное строительство с тех пор не прекращалось. Причем владельцы загородной недвижимости во все времена отличались одержимостью: они готовы были жить как в роскошных дворцах, так в скромных малоквартирных домах и даже в фанерных хижинах советского образца. Лишь бы на природе!

«При 10-й версте»

Один из первых организованных загородных поселков в Подмосковье (и в России) появился в последней четверти XIX века на северо-восточном направлении вблизи платформы «При 10-й версте» (ныне станция «Лосиноостровская»). К 1900 году его поселение состояло из 62 постоянных дворов и трех с половиной сотен жителей. А в летний сезон население «10-й версты» увеличивалось еще на тысячу с лишним человек. Это были первые горожане – поборники жизни на свежем воздухе. Одни снимали комнаты в просторных избах, другие предпочитали въехать в секцию дома на несколько квартир (что-то вроде современного таунхауса).

В поселке постепенно появляется и дачная инфраструктура – разбивается парк, оборудуются общественные площадки, по центру прокладывается шестиаршинная аллея, от которой в разные стороны уходят прогулочные дорожки. В парке появляется летний театр, зимний павильон, несколько площадок для игры в теннис. А так как большинство домов были деревянными, в «Лосинке» довольно скоро сформировалась пожарная дружина, и по улицам загромыхал служебный обоз с огромной бочкой, до краев наполненной водой.

Дачная судьба постигла и живописное село Медведково на правом берегу Яузы, где на 41 двор приходилось 167 постоянных жителей и почти 800 тех, кто ежегодно арендовал комнату или дом. В округе существовало немало других тихих и красивых для дачного проживания мест. На востоке появились поселки Дубняки, Торговых служащих, Красная Сосна, Мыза Раево. На левом берегу Яузы – Свиблово, Леоново, Ростокино. Чуть южнее – Останкино и Алексеевское. Два удачных по тем временам загородных поселка построили на территории современного Новогиреева.

Почти в одно время с основанием «Лосинки» дочь генерала Казакова (основателя Барвихи) построила потрясающий дом в готическом стиле на Рублево-Успенском шоссе. Через несколько лет дом получил имя второго супруга госпожи Казаковой барона Майендорфа и стал называться не иначе как Майендорф. Факт лишний раз напоминает о том, что более ста лет назад дачные поселки стали сегментироваться по ценовому и социальному признакам. Север и восток заселяли представители купечества и буржуа, запад оставался под патронажем вельможных особ и аристократии.

Дача для пролетария

Октябрьский переворот 1917-го ненадолго отложил развитие загородной недвижимости. Но уже в 1920–1930-х в лучших местах Подмосковья стали выделять участки для дач по «цеховому» признаку – для партийных и военных деятелей, представителей науки и искусства. По партийным и профессиональным отраслям строились санатории и дома отдыха, рядом с которыми опять-таки возводились дачные постройки.

Большинство первых советских поселков существует до сих пор. Расположены они в живописных местах, в основном в лесу, часто на берегах водоемов. В Щукине, окруженном лесом, до сих пор сохранилась коттеджная застройка, где жили физики-ядерщики.

«Мозжинка», что под Звенигородом, отстроенная для сотрудников АН СССР, тоже находится в хвойном лесу, в двухстах метрах от Москвы-реки. К слову, на территории этого поселка с центральными коммуникациями и охраной имелись и объекты инфраструктуры – небольшой магазин, клуб, предназначенный для проведения концертов и спектаклей.

Часть стародачных поселков появилась еще в 1930-е: Переделкино на шестом километре Боровского шоссе; на 15-м Ярославского – Болшево, Валентиновка и Загорянский с дачами для театральных деятелей. Но первопроходцем в создании коттеджных поселков советского периода, наверное, можно считать поселок «Сокол», расположенный между Ленинградским шоссе и улицей Алабяна. Его строительство началось в 1925 году на кооперативных началах. В то время поселок считался экспериментальной площадкой, как по технологиям строительства, так и по архитектуре.

В послевоенные годы дачные поселки строились практически по всем направлениям. На 40-м километре Дмитровского шоссе – «Летчик-испытатель» для военных пилотов, а после и для космонавтов. На Ильинском шоссе появилось «Архангельское», которое считалось генеральскими дачами. На берегу Десны в районе Ватутинок возникли «Комфорт», «Советский Писатель», «Высота», «Лето».

Не остались без дач и представители пролетариата. В конце 1950-х, а также в хрущевскую эпоху рабочим различных предприятий стали выдавать небольшие участки земли по шесть-восемь соток. Последствия послевоенного голода правительство решило переложить на плечи самих трудящихся. Мол, пусть люди сами выращивают для себя картошку, огурцы, помидоры, зелень.

И после выхода разрешающего постановления на всей территории страны за городом воцарилась единственная и неповторимая застройка. Называлась она не иначе как «советским минимализмом». Домишки из того времени и сегодня можно видеть в садовых кооперативах да убогих деревнях. Если это не щитовой домик, размером три на четыре метра, то чаще всего прямоугольный одноэтажный пятистенок с равносторонней покатой крышей.

Что касается объектов советской инфраструктуры, то они стали появляться уже в довоенный период. Как правило, это были спортплощадки и общественные пляжи. Редко, но попадались в поселках продуктовые киоски и магазинчики.

Смесь французского с нижегородским

В новейшие времена Подмосковье (не путать с остальной Россией!) кинулось нагонять упущенное. Первые коттеджные поселки не имели какой-либо единой концепции застройки. На приобретенной или выделенной земле каждый владелец возводил дом по своему разумению. Архитектура складывалась из наличия собственной буйной фантазии и стройматериалов, которые хозяину удавалось раздобыть. Красный кирпич, вагонка, цемент, половая доска, отделочные материалы все еще были в дефиците, несмотря на то, что у людей уже появились немалые деньги. Вот и строились кто во что горазд: дома-прямоугольники из красного кирпича да особняки с башенками и высокими кирпичными заборами вокруг, которые сегодня почти не продаются по одной причине – покупать такую «красоту» никто не желает.

После падения железного занавеса на новых русских сильнейшее впечатление, видимо, произвела замковая архитектура долины Луары. Вот только воплощать эту мечту предпочитали преимущественно на полевых участках в 10–15 соток. Качество строительства таких «шедевров» также было безальтернативным: кирпичная кладка от 64 см.

На Рублевке до сих пор продается замок площадью 1500 кв. метров на участке 30 соток с толщиной кирпичных стен около метра и монолитным фундаментом из бетонной армированной подушки, рассчитанной на отражение прямого попадания ядерной бомбы... Подобные «бункеры» практически не поддаются сносу, благодаря небывалой надежности их постройки.

В конце 1990-х на загородном рынке царила камерность. Небольшие поселки на несколько домов за высокими заборами, иногда почти замки. Ареалом застройки камерных поселков оставалась все та же Рублевка. С 1995-го здесь стали появляться усадьбы с колоннами ярко-синего, розового и зеленого цветов. И опять же дом площадью 1000 кв. метров на 12 сотках был самым приемлемым вариантом.

Далее разнообразие стилей при строительстве загородной недвижимости стало расширяться. В дворцовом стиле были выстроены «Ландшафт» и «Николино» на Рублевке. А вот Дмитровское направление со своими перепадами высот, большой водой и лесами оказалось весьма подходящим для домов в стиле альпийского шале, что и было учтено при проектировании «Лазурного Берега».

В этом же ракурсе, правда, уже адаптированном к климату Подмосковья, на Калужском направлении возвели поселок «Соловьиная Роща», состоящий только из одних таунхаусов.

Штучный товар

За восемь с половиной лет в новом тысячелетии загородный рынок успел претерпеть значительные изменения. Проекты застройщиков нынче поражают разнообразием. Как в элитном сегменте, так и в экономклассе потребитель может выбрать дом или коттедж на любой вкус. Да сам и потребитель стал намного разборчивее. Теперь почти не строят мини-поселков: застройщику довольно накладно вести коммуникации к поселению из 10–15 домиков. Нынче создают проекты, которые по размерам площадей могли бы сравниться с небольшими городами. Такими будут «Миллениум Парк», «Павловы Озера», «Гагаринлэнд». Все – с масштабной инфраструктурной составляющей.

Что касается архитектуры, то примерно 70 процентов коттеджных поселков сейчас – это вариации на тему классики, которую можно разделить на несколько категорий. К первой стоит отнести так называемую «а-ля усадьбу» в желто-белых тонах. Наглядный пример – поселки «Павлово» и «Монолит».

Ко второй – современную классику вроде коттеджного поселка «Клуб 20’71». Кроме того, значительная доля застройки приходится на европейскую классику.

Около 20 процентов застройки составляют современные стили – фьюжн, эклектика, хай-тек. Причем хай-тек у россиян считается товаром штучным, и дома в этом стиле возводятся под конкретного заказчика, по авторским проектам известных архитекторов.

Еще 7 процентов поселков выполнены в европейском вкусе: в стиле английской усадьбы, в итальянских и французских традициях. Наконец, 3 процента приходится на деревянные дома.

Так что если сравнивать с дачными поселками столетней давности, в то время все было совсем наоборот: 3 процента домов составляли каменные строения.

Железная хватка города

Поселки, построенные в начале 1990-х, морально и физически стареют. К тому же мало соответствуют тем параметрам, которые сейчас востребованы. А потому на месте таких строений, особенно в стародачных поселках, возводят новые коттеджи.

Тем не менее, утверждают специалисты, в обозримом будущем москвичи не станут продавать городские квартиры и заселяться в собственные дома или таунхаусы, как это происходит на Западе и в Штатах. Объяснение самое прозаическое: инфраструктура направлений пока не сформирована, а проблема транспортной доступности приобретает все большую остроту.

Сергей Романов