Троице-Лыково: затерянный мир на берегах Строгинской поймы

Троице-Лыково: затерянный мир на берегах Строгинской поймы

Всего 20 минут поездки на автобусе от станции метро «Щукинская», и оказываешься в необычном для столицы уголке. Здесь по утрам еще можно пробудиться от крика петухов, с крылечка дома сойти прямо в старинный сад, ощутить хвойные запахи соснового леса и бодрящую свежесть реки, заслушаться переливчатой музыкой колокольных звонов.

Речь идет о Троице-Лыкове – удивительном оазисе, сохранившемся на северо-западе Москвы. Это место все еще называют селом, хотя оно давно стало частью нового района Строгино. А что будет с ним через пять-семь лет? Cудьба этого уникального поселения, затерявшегося на берегах Строгинской поймы, решается сегодня...

Добрые хозяева

Откуда пошло Троице-Лыково? Почти четыре века назад Василий Шуйский за верную службу подарил небольшую деревеньку боярину Борису Лыкову. Тот поставил на высоком берегу Москвы-реки деревянную церковь Живоначальной Троицы. Так родилось название деревни, в судьбе которой не только отразилась наша история, но и любопытно переплелись судьбы известных семей – хозяев этого села.

Первая ниточка связывает родного брата матери Петра I Ивана Кирилловича Нарышкина с Прасковьей Алексеевной Лыковой. Долгие годы Троице-Лыково принадлежало клану Нарышкиных. После того, как двоюродная племянница Петра I Екатерина Ивановна Нарышкина в качестве приданого дарит имение своему мужу – Кириллу Григорьевичу Разумовскому, у села снова меняются владельцы. Последних его хозяев – богатых купцов Карзинкиных – жители и сегодня вспоминают с уважением. Известно, что огромный господский дом всегда был полон гостей и странников. Бывали в нем именитые люди – Третьяковы, Гнесины… Шаляпин проводил дачные сезоны со всем своим многочисленным семейством. Завсегдатаями были и братья Васнецовы.

За домом находился сад с цветниками, в парке – беседки, вдоль дорожек – прекрасные статуи. К сожалению, ни дом в русском стиле, ни кузня, ни теплицы с пасекой до наших дней не сохранились. Не довелось бывшей усадьбе повторить судьбу Абрамцева или Архангельского. Тем не менее, сюда и сейчас тянутся паломники с разных уголков столичного мегаполиса. Старинные храмы обладают особой притягательной силой. А здесь их даже два – Троицкий, поставленный Нарышкиными на месте самой первой деревянной церкви, и Успения Божией Матери, один из редких сохранившихся московских храмов середины XIX века.

Предание рассказывает, что строил парадный Троицкий храм известный зодчий Яков Бухвостов. Именно от этой церкви и знаменитой церкви Покрова в Филях пошел новый стиль — московское, или нарышкинское, барокко. Нарядный храм, окруженный просторным гульбищем, знатоки сравнивали с белым лебедем, отражавшимся в глади Москвы-реки. Новое время вернуло его людям. На еще недавно запустелой территории бывшего прихода сегодня вновь закипела жизнь.

Память в старых альбомах

Старожилы помнят, что до революции село Троице-Лыково числилось в зажиточных. Почитай, в каждом дворе было хорошее подсобное хозяйство. Жители возили на продажу в Москву молоко, мясо, торговали овощами. Был дом, где грамотный любитель-садовод даже выращивал арбузы, и его продукцию показывали на выставке в Париже. Промысел был самый разный: и мужчины, и женщины занимались вязкой платков, носков, рукавиц, скатертей и салфеток, разводили для продажи цветы. В селе были и свои кузнецы, легковые и ломовые извозчики.

А сегодня многие жители ездят в Москву работать. Одно из веяний нового времени: мужское население предлагает услуги в автосервисе. Но есть и приметы, которые сразу не бросаются в глаза: сельчанам удалось сохранить то, что связывает их настоящее с прошлым. Это – дома, частично перестроенные, надстроенные, но неизменно стоящие на месте древних родовых владений. Это – бережно сохраняемые старые пожелтевшие фотографии, помогающие заглянуть в семейные истории. Это – удивительный деревенский уклад, при котором принято помогать друг другу. Да и не случайно ведь большинство жителей Троице-Лыкова носят одинаковые фамилии: Кузнецовы, Лихачевы, Лобачевы, Крутовы, Шевалдины...

За высоким забором

И все-таки жизнь деревни в современном большом городе отнюдь не напоминает лубочную картинку. В последнее время в Троице-Лыкове стали появляться высокие заборы. Люди вроде прячутся от чужаков, а получается, что от соседей. Впрочем, на то есть свои причины. Да и не вчера только они стали сказываться на жизни деревенских.

Красота окружающей природы – река, богатый грибами и ягодами сосновый лес, чистый воздух – всегда привлекали сюда москвичей. В 30-е годы прошлого века не обделили своим вниманием это место и государственные чины. С тех пор здесь за высоким забором размещаются правительственные дачи. Здесь отдыхали Микоян, Орджоникидзе, Жуков. Была построена дача и для Сталина. Соседом лыковцев несколько лет назад стал всемирно известный писатель Александр Солженицын...

Недавно обновленный дачный забор и кирпич на дороге – естественная граница на окраине деревни. Сами жители говорят, что именитых обитателей той – совсем другой части Троице-Лыкова – современные проблемы старой деревни совсем не интересуют. Наверное, не будут они интересовать и обитателей примкнувшего к селу коттеджного поселка. По признанию сельчан, с тех пор, как к деревне вплотную приблизился город, окружающий их мир понемногу становится другим. В лесу уже нет ни ягод, ни грибов. И прогуливаться там становится опасно. Встреча с лицами без определенного места жительства или со стаей бездомных собак не предвещает ничего хорошего.

Кому нужна эта община?

«Знаете, у нас здесь каждый сам по себе», – сказала мне девочка, продающая цветы на остановке. Может быть это ощущение, а еще ностальгия по тем временам, когда людей ничего не разделяло, и подвигнуло сельчан к созданию территориальной общины. Все хлопоты по этому делу взяла на себя инициативная группа. Еще летом «активисты» прошли по дворам, предложили выдвинуть делегатов на общую конференцию. 11 октября большинством голосов делегатов община была создана. Приверженцы самоуправления не предполагали, что их действия очень скоро разделят село на два лагеря: тех, кто «за», и активную оппозицию. Несогласные с идеей территориальной общины после конференции в свою очередь стали собирать подписи, выдвигая свои аргументы. Некоторые из них явно основаны на недостаточной информированности людей. Часть жителей старшего поколения, например, поверила слуху о том, что совет общины собирается «отнять» у собственников землю. Словом, возник конфликт. И в районной управе Строгино лежит письмо с большим списком тех, кто выступает против общины. А что же сама управа? Как ни странно, но и от ее представителей я услышала недоуменный вопрос: «А что будет делать эта община?» Не будем торопиться навешивать обвинительные ярлыки на участников этого конфликта. Попробуем разобраться. Что такое самоуправление в городе? В том же ТСЖ все держится на финансовом участии собственников. (Хотя не секрет, что плата жителей за коммунальные услуги обеспечивает лишь минимальный уровень качества этих самых услуг). Но жители-то села не оплачивают техническое обслуживание. Кроме того, по словам главы управы района Строгино Виктора Кашина, содержание деревни пока никак не прописано в бюджете. Село находится в оперативном управлении. «Жители ТСЖ и кондоминиумов сами берутся улучшить условия проживания в доме, – рассуждает Кашин, – а кто сможет профинансировать решение общих проблем в деревне?» При нынешнем состоянии дел с этим действительно трудно не согласиться. Жители села не распоряжаются землей, не входящей в их наделы. Она остается государственной собственностью. А потому община ни в коей мере не сможет рассчитывать и на те средства, которые зарабатывают предприятия, недавно выросшие на территории Троице-Лыкова.

Как сохранить сельский уклад в большом городе? Как должно строиться самоуправление в «городской деревне»? К сожалению, ответов на эти вопросы найти пока не удалось – нет сегодня такого подходящего нормативного документа.

Уклад – это прежде всего люди

Однако власти не отказываются от развития этой территории. По заказу московского правительства архитектурной мастерской была составлена концепция развития Троице-Лыкова. Проектные предложения по реконструкции жилой территории бывшего села включают обеспечение существующей и потенциальной застройки всеми видами необходимого инженерного (водопровод, канализация, теплосети, газопровод) и транспортного обеспечения. Предлагается закрыть транзитное движение через жилую территорию, обеспечить санитарные разрывы между жилой и коммунальной территориями. Здесь планируется построить школу, амбулаторию, клуб и детский сад. Сделать же это можно будет при заинтересованности инвестора, которого не так просто найти.

Довести до ума такой проект, конечно же, в состоянии только городские власти. Но не стоит забывать, что в селе есть своя специфика, свои приоритеты, свои потребности и предпочтения. Учесть их как раз поможет местное самоуправление. Так что территориальная община, по всей видимости, имеет право на существование. Потому что сделать жизнь людей лучше без их участия просто невозможно.

Галина Герасимова