Трудные роды

На днях в Мосгордуме состоялось расширенное заседание Общественного консультативного совета политических партий при Московской городской Думе, на котором обсуждался вопрос дорожного строительства в городе, в частности, Северо-Западной хорды.

В нем приняли участие представители московских региональных отделений политических партий и члены инициативных групп граждан из нескольких районов Москвы, жители которых выступают против строительства хорды.

Напомним, эта трасса пройдет по территории четырех московских округов: Западного, Северо-Западного, Северного и Северо-Восточного. Планируется, что она разгрузит центр города, Третье транспортное кольцо и МКАД, а также обеспечит связь между северо-восточными и юго-западными районами. Но с лета 2012 года, когда стал известен детальный проект Северо-Западной хорды, он тут же вызвал серьезное недовольство местных жителей районов, через которые пройдет дорога.

После публичных слушаний власти заявили, что в проект строительства хорды могут быть внесены изменения. И действительно внесли. Так, прежде предполагалось минимальное расстояние от дороги до жилых домов не более 4-5 метров, в новом проекте оно увеличено на разных участках трассы от 11 до 17 метров. Внесены и другие изменения: изменилась планировка тоннеля на пересечении улицы Народного Ополчения с улицей Берзарина, в результате чего удалось увеличить расстояние от жилого дома до дороги до 11,5 метра. В Марфино один из магистральных проездов, который предполагалось делать сквозь жилые кварталы у Ботанической улицы, строить не будут. Сообщалось также, что может быть изменен и проект, касающийся строительства трассы в Щукино.

В ходе заседания представители столичного Стройкомплекса попытались наладить диалог с москвичами, выступающими против строительства хорды – но диалога не получилось: не желаем, чтобы трасса проходила у нас под окнами – и точка, отвечали те. Тогда начальник управления планирования внеуличного транспорта Москомархитектуры Михаил Васильев сказал: «Мы присутствовали на всех публичных слушаниях, и учитывали все предложения, которые технически возможно учесть. Но «не стройте здесь дорогу» – это не предложение. Мы строим дороги не для жителей какого-то одного района, а для города. И остановить город мы не можем».

С заявлением нельзя не согласиться. А с другой стороны, очень хорошо, что жители столь активно выступили против решения властей: еще один случай, говорящий о том, что у нас все-таки зарождается гражданское общество.

Увы, пока лишь зарождается, и потому о гражданской позиции противников строительства говорить не приходится – местечковые интересы, как водится во всех подобных случаях, чересчур уж перевешивают общественные.

Владимир Симонов