Великая некитайская стена

Великая некитайская стена

Три фактора не дают спокойно жить и работать российским строителям, держат отрасль в напряжении: административные барьеры, несовершенный механизм госзакупок и недобросовестные саморегулируемые организации (СРО).

Строителя держат «за яблочко»

О наболевших проблемах отрасли рассказал президент Национального объединения строителей (НОСТРОЙ) Ефим Басин на пресс-конференции, приуроченной к профессиональному празднику и полутора годам функционирования организации.

Прежде всего строителей беспокоят пресловутые административные барьеры. По утверждению Е. Басина, эта тема сегодня весьма актуальна, неспроста ее поднимают на всех уровнях, в том числе – руководители страны. Недавно НОСТРОЙ начал проводить мониторинг ситуации по 60 крупнейшим городам страны. Уже первые итоги демонстрируют грустную картину.

В большинстве регионов действует порядка 140 согласительных процедур, которые должен пройти инвестор или застройщик, чтобы получить разрешение – для собственно строительства, для сдачи объекта в эксплуатацию и для оформления в собственность. При этом только 30 из них обязательны в соответствии с федеральным законодательством. «Все остальное – придумки, самодеятельность субъектов Федерации и муниципалитетов», – посетовал Басин.

Вставлю свое лыко в строку. У меня есть институтской друг, занимающийся бизнесом. Начинал он во времена перестройки (естественно, с торговли). Затем финансово окреп и несколько лет назад построил в Подмосковье на пустом месте предприятие по производст-ву изделий из пластмасс. В результате об административных барьерах в строительстве может рассказывать сутками.

Так вот, насладившись отечественной волокитой во всех ее проявлениях и будучи наслышанным о пресловутом немецком порядке, второе аналогичное предприятие мой приятель построил уже в Германии. Недавно закончил и радуется, как дитя. Строить там оказалось в десять раз проще и втрое дешевле. Рассказывает об этом взахлеб. А тем временем ведет переговоры о строительстве третьего предприятия... в Китае: узнал, что там это еще проще и дешевле.

Отныне принцип моего старинного знакомца: строить где угодно – только не в любезном отечестве.

Куда сдать анализы?

НОСТРОЙ обещает завершить мониторинг в сентябре, обобщить результаты и ознакомить с ними руководителей регионов, наглядно продемонстрировав, что делается лишнего. «Тем более что нас поддерживают в правительстве России», – надеется Е. Басин.

Поддерживают, конечно, в меру. Как говорят в народе, без фанатизма. В частности, я напомнил президенту НОСТРОЙ выдержки из выступления полуторамесячной давности министра регионального развития Виктора Басаргина в Госдуме в рамках правительственного часа: «Предприняты конкретные шаги по качественному изменению регулирования строительной деятельности, снятию административных барьеров и созданию благоприятных условий для инвестирования... Внесенные в градостроительный кодекс изменения сократили срок разработки проектных документов территориального планирования и сбора исходной информации до четырех месяцев. Чтобы унять административный зуд мы установили закрытый перечень административных процедур...».

Иными словами, необходимые шаги как бы уже сделаны. А председатель комитета Госдумы по строительству и земельным отношениям Мартин Шаккум высказался еще более уверенно и оптимистично: «Сегодня на уровне федерального законодательства мы совместно с Минрегионом фактически сняли административные барьеры», – и списал оставшиеся недостатки на региональный уровень.

Басин прокомментировал приведенные цитаты так: «Это громко сказано в преддверии выборов. Барьеры далеко не сняты, я уже привел пример мониторинга по 60 городам. До 140 процедур! С этими барьерами надо еще бороться, бороться и бороться. Это признают и министр, и все. Правда, вице-мэр Москвы на одной из коллегий докладывал, что они сократили срок «хождения строителей по мукам» до трех-четырех месяцев, уменьшили число согласований. Это большой успех. Но так далеко не везде».

Ну, хорошо, завершат в НОСТРОЕ мониторинг. Еще раз подтвердят, что чиновники разных рангов и ведомств перекрывают строителям кислород с целью вымогательства. Дополнительно приведут ярчайшие примеры безобразия. Наберут статистику, свидетельствующую о системном характере проблемы. А что дальше-то? К кому с этим анализом обращаться? Непонятно.

Федеральные законы у нас, со слов Шаккума, едва ли не идеальные. На местах кто-то шалит? Так на это есть Минрегионразвития. И он утверждает, что практически все необходимые благоприятные условия для работы строителей созданы. Круг замкнулся, пошли по новому.

Полузабытое старое

Внимание строителей привлекает также дискуссия, которая развернулась вокруг нашумевшего ФЗ-94 о конкурсных госзакупках (госзаказах).

НОСТРОЙ отмечает определенные разногласия в подходах к проблеме со стороны Федеральной антимонопольной службы (ФАС) и Минэкономразвития. ФАС считает, что не стоит ничего кардинально менять, надо лишь слегка подправить действующий закон. Министерство склоняется к тому, что следует создать федеральную контрактную систему по примеру США, в соответствии с которой кроме размещения заказов на конкурсной основе проводилось бы их планирование и контроль над реализацией.

НОСТРОЙ предлагает в любом случае учитывать специфику строительства, ведь речь часто идет об уникальных и опасных объектах. По этой причине объединение настаивает, чтобы новый порядок учитывал квалификацию претендентов на строительство. Слишком много случаев, когда конкурс выигрывают организации, не имеющие кроме шариковой ручки ничего – ни опыта, ни базы, ни мощностей. А потом заказчики становятся заложниками таких «бизнесменов».

Ефим Басин считает, что необходима предварительная квалификация участников торгов, и так комментирует свою позицию: «Мы проанализировали итоги ряда электронных торгов по строительным объектам и выявили случаи, когда дело доходило до 37, 45 и даже 67 процентов снижения начальной стоимости. Я почти полвека лет работаю в строительстве и не представляю, как можно построить объект со скидкой в 50 процентов, если только стоимость строительных материалов – это половина или больше всех расходов. На чем экономить – на материалах, зарплате, механизмах, налогах? Это явная «липа»! За счет высокой квалификации персонала, за счет новейшей техники снижение может быть 10–15 процентов, не выше. Если выше – это авантюра».

Аукционом по коррупции

Еще Ефим Владимирович сказал, что в вопросе о предквалификации достигнуто понимание со стороны ФАС и Минэкономразвития. Хотя не совсем ясно, что дополнительно может привнести это понимание. Ведь в значительной мере проблема находится в руках самого НОСТРОЯ. Как заметил недавно один из руководителей столичного стройкомплекса, все участники конкурсов имеют допуск от СРО, и в этом смысле уже прошли предквалификацию в своей саморегулируемой организации. Обращение за помощью к государству – это, по сути, признание недееспособности саморегулирования.

И такое замечание. В свое время предварительная квалификация уже имела место в практике проведения подрядных торгов и была предана анафеме, как механизм, позволяющий чиновникам отстранять неугодных участников от рынка и способствующий коррупции. Именно свободный, ничем не обремененный доступ на аукцион был признан тогда единственно верным и провозглашен панацеей от коррупции. Теперь возвращаемся к старому.

К слову, в качестве дополнительного инструмента предквалификации предлагается банковская гарантия того, что по сниженной на торгах стоимости застройщик возведет объект надлежащего качества и в установленный срок. В случае неисполнения обязательств банк в безакцептном порядке снимет у застройщика со счета средства и возместит ими ущерб заказчику. Только вряд ли банки на это пойдут, зачем им еще одна головная боль? Разве только если банк «карманный».

«Липа» цветет всегда!

Как известно, НОСТРОЙ не обладает контрольными и надзорными функциями за своими участниками. Этим занимаются Ростехнадзор и Минрегионразвития. Тем не менее в НОСТРОЕ считают, что и с их стороны контроль над работой СРО необходим. Там пропагандируют такую форму, как добровольный аудит. Сегодня из 236 участников объединения 44 дали согласие на добровольную проверку силами НОСТРОЯ. По мысли инициаторов это позволит выявить недочеты, ошибки и даже нарушения, что будет полезно и проверяющим и проверяемым. Хотя, понятно, что далеко не все организации СРО испытывают по этому поводу восторг.

По-прежнему головной болью саморегулирования остается борьба с коммерциализацией СРО. Интернет просто пестрит предложениями готовых фирм с допусками на практически весь спектр строительных работ. Предлагаются к продаже «липовые» аттестаты и т. п.

Басин признает: «К сожалению, наше общество заражено коммерциализацией. С этой работой одни мы, конечно, не можем справиться. Здесь надо подключать правоохранительные органы, прокуратуру, Минрегионразвития, Ростехнадзор. Мы находим с их стороны поддержку».

Создан координационный совет по взаимодействию с национальными объединениями саморегулируемых организаций в сфере строительства при Минрегионразвития во главе с министром Виктором Басаргиным. Первым шагом стало утверждение признаков коммерциализации СРО, к которым, в частности, относится участие в бизнесе по продаже готовых юридических лиц со свидетельствами о допуске, выданными саморегулируемой организацией.

Будет действительно очень хорошо, если государство поможет в этом вопросе. Но ведь вся идея саморегулирования покоится на том утверждении, что строительные организации сами установят правила игры на своей поляне, сами профессионально наведут порядок в стаде, отделив агнцев от козлищ. Что они не допустят (не допустят в буквальном смысле слова, потому что выдача допуска на строительство – основная функция СРО) на рынок недобросовестных игроков. Причем справятся с этим лучше и эффективнее государства. Отчего и самим строителям и потребителям их услуг будет одно большое счастье.

На поверку же выясняется, что СРО в значительной мере неспособны противостоять недобросовестным застройщикам и вынуждены бежать к государству с призывом: «Помоги!». Спрашивается, за что тогда боролись? Какой смысл в саморегулировании, если это «само» отсутствует?

От дольщиков открестились

Поднять проблему обманутых дольщиков на пресс-конференции не успели. Однако по ее окончании у меня состоялся следующий короткий разговор с первым замом руководителя аппарата НОСТРОЙ Кириллом Холопиком.

Корр. – Есть ли примеры, чтобы СРО компенсировали обманутым дольщикам их потери?

К.Х. – Таких примеров нет. На обманутых дольщиков законодательство о саморегулировании не распространяется. Потому что в СРО объединены подрядчики, а обманывают дольщиков заказчики, застройщики (часто их еще называют девелоперами). Кстати, норма прибыли у подрядчика – около 10–12 процентов. А у застройщика норма прибыли может быть до 100 процентов и более. И они еще недовольны – мало заработали. Это больше проблема посредников.

Корр. – Почему же министр экономического развития Эльвира Набиуллина, отстаивая этот закон в Госдуме, говорила, что понятие «обманутый дольщик» в связи с саморегулированием уйдет в небытие?

К.Х. – Потому что предполагался четвертый вид саморегулируемых организаций – а именно застройщиков. Но в последний момент это не было принято. Поэтому дольщики даже не обращаются к нам.

Корр. – Но ведь бывают случаи, когда застройщик и подрядчик едины в одном лице?

К.Х. – Это редкий случай, но такое бывает. «ПИК», например. Такие компании являются членами саморегулируемой организации. Они называются лицом, организующим строительство. Для этого надо получить от СРО соответствующее свидетельство о допуске. Они платят повышенный взнос в компенсационный фонд – до 10 млн рублей. Но и для них примеров выплат дольщикам все равно нет. Те, кто в одном лице объединяют и подрядчика и заказчика, как правило, достаточно серьезные компании.

...Мой комментарий? У меня его за ненадобностью нет.

Петр Гарин