Юрий Монфред: история в четырех стенах

Заканчиваем публиковать воспоминания Юрия Борисовича Монфреда (1913-2000), доктора технических наук, заместителя директора ЦНИИЭП жилища по научной работе. Юрий Монфред участвовал в уникальном эксперименте – создании проекта крупнопанельного дома. Так начиналось индустриальное домостроение.

Окончание. Начало в №№ 46, 47, 48 Запахло жареным
Нашлось много желающих, в том числе из недавних принципиальных противников, урвать от пирога кусок повкуснее. Этим пирогом стало крупнопанельное домостроение, ведь теперь стало ясно, что оно нравится начальству. Интересовались делами, а затем делали вид, что все должно быть по-другому, и вообще ничего нового в Академии не сделано, все было ясно и без этого. А «он» вообще еще давно говорил об этом.
Все логично, так в жизни всегда бывает. Хорошо, что стали работать над проблемой «скородома» широким фронтом. Поиски оригинальных решений не всегда и не во всем приводили к разработке более совершенных решений в архитектуре, конструкциях и технологии, но зато всесторонне исследовались все возможности. Оставались лишь те, которые в большей мере отвечали запросам жизни. Определилось несколько вариантов решений крупнопанельных зданий.
Самое широкое распространение получала осуществленная в первом доме система, получившая название «домов с узким шагом поперечных стен». Здесь нагрузки от перекрытий воспринимались, в основном, внутренними стенами, расположенными с шагом до 3,6 метра. Получили распространение и здания с «широким шагом поперечных стен». Нагрузки от перекрытий передавались целиком на поперечные стены, располагаемые с шагом до шести и даже больше метров. Обе эти системы имели свои преимущества и недостатки. Первая отличалась рядом преимуществ в заводском производстве и работах на строительной площадке. Вторая давала больше простора для получения многовариантных планировок квартир.
По каждой из этих систем и в различном сочетании появилось множество разработок. Большая часть из них не выдержала испытания практикой.
Все это стало ясно впоследствии, а на первых порах разгорелись баталии. Не все и не всегда использовали допустимые методы доказательств преимущества своих систем, иногда шли в ход подтасовки и фальсификации.
Через несколько лет, когда крупнопанельное домостроение уже «становилось на ноги», указом правительства четыре человека получили звездочки героев. Среди них, как и следовало ожидать, не было Кузнецова. Он был честнее других и считал, что истину нужно доказывать делом, а не докладами в просторных кабинетах начальства. Три звезды достались разработчикам систем, обладающих оригинальностью, но не получивших широкого распространения. Четвертая звезда досталась главному инженеру института-разработчика заводов по производству крупных панелей для домов с узким шагом. Этой системой занимался и наш коллектив. Все было бы закономерно, если бы не комизм ситуации. Разработка велась при активном противодействии, осуществлялась вопреки воле этого руководителя. Говорили:
– А знаешь, за что он получил звездочку?
– Известно, за то, что ему не хватило сил прервать эту работу.
В самый разгар поисков, когда на столы начальства посыпались различные проекты и предложения, был объявлен заказной конкурс на архитектурно-конструктивное решение крупнопанельных зданий. Множество показателей, по которым предполагалось оценивать проекты, не сулило ничего хорошего, а смете в таких случаях доверять нельзя. На первое место выдвинули несколько проектов, в том числе и разработанный с нашим участием. Среди оценочных показателей один упрямый чиновник ввел вес конструкции здания, утверждая, что чем меньше вес, тем лучше проект. Последствия не замедлили сказаться.
В числе отмеченных проектов был и такой, где вес конструкций значительно меньше, чем у других. Автор проекта, талантливый конструктор Виталий Павлович Лагутенко закусил удила. Конструкции были выжаты до предела, здесь не обошлось без профессионально интересной инженерной выдумки. В дальнейшем такие дома были построены в Москве, и тем самым был нанесен моральный урон всему крупнопанельному домостроению. Тонкие внутренние стены и перекрытия легко пропускали звук, в стенах образовывались трещины, швы протекали и продувались. Были сложности в изготовлении и монтаже конструкций.
Вот так талантливый инженер попал на чиновничью удочку.
В последние десятилетия установилось отношение к крупнопанельным зданиям как к второсортным по сравнению с кирпичными. В значительной степени это правомерно, но главное все же не в кирпичных или панельных стенах, а в плохом качестве панелей и в низкой производственной культуре строителей. В домах с кирпичными стенами качество тоже невысокое, но там нет бича крупнопанельных стен – протекания и промерзания. Чтобы этого избежать, нужно поставлять с завода высококачественную продукцию и строго выдерживать требования к производству работ.

Тренировка с гробом
Оценивая переход к массовому строительству крупнопанельных зданий в конце 50-х и начале 60-х годов, нужно иметь в виду роль, сыгранную ими в преодолении строительного кризиса тех лет. Это была мини-революция, затеянная Хрущевым и блестяще проведенная. Конечно, квартир не хватает и теперь, но совершенно катастрофическая ситуация, сложившаяся в 50-е годы, была ликвидирована. Для быстрейшего наращивания объемов строительства нужно было сделать дома дешевыми, экономить на всем, где можно. Это относилось не только к крупнопанельным, но и ко всем другим домам. Снизили высоту этажа, сделали предельно экономной планировку, отказались от лифтов, и пришлось ограничить высоту дома пятью этажами, перешли на совмещенные санузлы. В результате, резко снизили затраты, и на те же невеликие средства появилась возможность строить больше. По сравнению с кирпичными крупнопанельные дома оказались дешевле, требовали меньших затрат труда, относительно быстро можно было создать сеть заводов по изготовлению крупных панелей.
Много острот сыпалось в адрес экономичных домов:
– Слышал, будут строить дома, где пол с потолком совмещается!
– А ты слышал, что скоро будут ставить ванну, совмещенную с унитазом?
Появились публикации, что при такой планировке невозможно покойника из квартиры вынести, хоть в окно подавай и спускай краном. Построили макет квартиры в натуральную величину, приобрели гроб. И вот собрался весь архитектурный генералитет, начали выносить гроб. Зрелище уникальное для всех времен и народов.
– Борис Рафаилович, отступайте правей.
– Не так, не так, пригнитесь, а ты, Павел Васильевич, приподними.
– Куда выше! Не могу!
– Стань на цыпочки.
– Наклоните немного, еще!
– Эдак-то и покойник вылетит.
– Заносите правее. Так, теперь вперед!
Но с первого захода не удалось. Чтобы не писать специальной инструкции, как гробы выносить, переделали кое-что в планировке.

Настоящий скородом
Бурное развитие жилищного строительства в 1959–1962 гг. было бы невозможным без заводского крупнопанельного домостроения. В конце восьмидесятых годов закономерно был поднят вопрос о разумном сочетании в строительстве жилых домов разных конструктивных систем с использованием не только сборного, но и монолитного бетона, о некотором возврате к кирпичу, увеличении использования полимеров и других новых для домостроения материалов. Время для такой переориентировки наступило только тогда.
Ну, а если заглянуть подальше, то (да простят меня коллеги, с которыми мы много сил положили на развитие крупнопанельного строительства, и не зря: сделано много полезного), этот вид домостроения – явление преходящее. Его сменят дома, в которых бетон будет на равных сочетаться с другими материалами, а в ряде случаев полностью уступит им место.
Это могут быть объемноблочные дома (но в принципиально новой модификации) и монолитные, возводимые на месте из принципиально нового, достаточно прочного, звуконепроницаемого материала, с хорошими теплозащитными свойствами. Этот материал должен свободно перекачиваться по трубам, а затем за счет вводимого в него отвердителя быстро твердеть. Формы, в которые этот материал будет заливаться, – легкие листы, они остаются на месте и служат в виде отделки как фасада, так и внутренних поверхностей стен и потолка. Дома будущего должны возводиться очень быстро, они не потребуют большой строительной площадки, не будут плодить грязь и мусор.
А почему бы не представить себе, что будут созданы саморазвивающиеся неорганические системы: в них заложен генетический код, а в нем – все детали будущего дома. Запустил установку, задал нужный код и уходи спать. Утром дом в полном соответствии с заданием готов!
Заказал себе индивидуальный дом, выбрал, где он должен стоять, и через три дня въезжай: все отделано, меблировано, привези только свои личные вещи и библиотеку. Нужно возвести многоэтажный жилой дом, общественное здание – пожалуйста, время – не больше двух недель!
Вот это и будет настоящий скородом!