Овечка родом из шампанского, или черный маркер на белой стене

«У людей уже не хватает времени что-либо узнавать. Они покупают вещи готовыми в магазинах. Но ведь нет таких магазинов, где торговали бы друзьями, и потому люди больше не имеют друзей» (Антуан де Сент-Экзюпери, «Маленький принц»).

В этом доме рисуют, творят все. Поэтому не стоит удивляться постоянно происходящим здесь метаморфозам. Например, тому, что попавшие на потолок брызги новогоднего шампанского превращаются в сказочную овечку, живущую на облаке. Ведь это необычная семья, хоть и живет она на обычном девятом этаже обычного блочного дома.

Монетная галактика
Представьте себе, что вам наконец-то удалось закончить ремонт в квартире. Стало светло и чисто, все вещи расставлены по своим местам. И вот тогда ваш любимый ребенок берет в руки черный маркер и на только что просохшей белой стене рисует черный круг, перечеркнутый двумя жирными линиями. Мама падает в обморок, а папа берет в руки, нет не ремень, калькулятор, чтобы подсчитать, сколько будет стоить перекрасить стену заново.
А ведь можно поступить по-другому. Если дать ребенку кисти и краски, черный круг превратится в экзотические цветы или в космический корабль.
В доме, о котором я хочу рассказать, почти нет готовых вещей. Вот, например, стол. Овальный обеденный стол обычно занимает центральное место в любом доме. Здесь стол непростой. Он – карта звездного неба. На нем наша галактика. Вместо звезд в небольшие углубления в дереве вставлены старые монетки разного диаметра и возраста. Из них выложены знакомые созвездия: Овен, Рак, Весы, Скорпион... Знак Зодиака каждого из членов семьи, в котором год выпуска монеток совпадает с датами рождения. На одной из звезд – маленькая точка из бирюзы. Так вот, если стол сложить – сделать его круглым, – то он станет нашим Солнцем, а монетка с голубой точкой – нашей планетой Земля. Этот масштаб долго высчитывала вся семья. Разница потрясает.

Стены из воздуха
Пятнадцать лет назад, когда они въехали в эту квартиру, их было трое: папа Феликс, мама Валерия и пятилетняя Маша. Феликс и Валерия Лавриненко закончили МВПХУ имени Строганова и работали художниками-реставраторами.
Маша тоже любила рисовать, и для творчества были созданы все условия. У Маши была своя мастерская. Или кабинет. Феликс и Валерия уже тогда знали, что у них будет много детей, сколько Бог пошлет. И в трехкомнатной квартире станет тесно. Поэтому Феликс решил, что в самой большой комнате надо построить еще одну – Машину.
Комната в комнате – это очень оригинальное решение. Она выше уровня пола примерно на метр. В комнату ведет лесенка с перилами из пяти ступеней. В комнате есть диван, письменный стол и полка с книгами. Нет только самих стен. Они из воздуха, как бы подразумеваются.
«Если подняться в мою комнату, возникает иллюзия, что ты полностью изолирован. Здесь очень хорошо работается. К тому же папа сделал множество вместительных ящиков для моих личных вещей», – говорит Маша.
Здесь, видимо, настолько хорошо работается, что она с первого раза поступила в Строгановку. Сейчас Маша любит писать цветы. Ее любимые работы висят во всех комнатах.

Рыбы, птицы, поезда
Вторым у Феликса и Валерии родился сын Богдан. И это совсем не удивительно, что в такой творческой атмосфере он начал рисовать в два года. Овечка на потолке вместо пятна – это его идея. Он же расписал стекло кухонной двери. Получился интересный витраж, на котором есть все: рыбы, животные, птицы, звезды и цветы.
Во второй комнате отец сделал мастерскую для сына. Она не такая высокая, как Машина «светелка», но зато гораздо больше по площади, потому что здесь есть еще и компьютер. Это больше похоже на кабинет.
В этой же комнате Феликс отгородил невысокими фанерными стенами один из углов. Это уже мамина мастерская. Но сначала о Богдане. Он любит рисовать все. Портреты, пейзажи, футбол, батальные сцены, книжных героев. К десяти годам у него было уже более ста работ. В этом году он поступил в Строгановку. И тоже с первого раза. Он хочет научиться работать с металлом.
Третий ребенок в семье Лавриненко – дочка Сашенька. Теперь вы, наверное, уже не удивитесь, если я скажу, что она тоже начала рисовать очень рано. Больше всего она любит рисовать машины и поезда. Причем фломастерами и с мельчайшими подробностями. В этом году Саша поступила в художественную школу. «Стены в доме увешаны работами детей. Они так много пишут, что все время приходится обновлять «экспозицию», – шутит Валерия.

Улыбающийся шкаф
У Лавриненко нет дачного участка, на котором можно было бы построить дом. Нет и своей мастерской, как у других, известных художников. Поэтому, наверное, их городская квартира полностью утратила признаки городской.
Феликс всегда очень нежно относился к дереву. Он не мог пройти мимо даже простой, на первый взгляд, доски с ржавыми гвоздями. Он сразу видел в ней раму для своей картины «Соловки». Окошко старого деревянного дома становится рамой для зеркала, заглядывая в которое, чувствуешь невольное любопытство: что там в Зазеркалье? Корпус старинных настенных часов, утративших механизм, становится буфетиком со стеклянными полками. Феликс давал старым вещам вторую жизнь.
А главная достопримечательность коридора – ситцевый шкаф. Его Феликс сделал по собственному чертежу, сам выбрал ткань в мелкий цветочек и обтянул ей стенки и дверцы. Этот шкаф как бы улыбается гостям: вот я какой! И ему невозможно не улыбнуться в ответ. А нижние ручки шкафа обтянуты войлоком. «Это чтобы дети не поранились, если начнут возиться в коридоре», – объяснила Валерия.
На одной из стен Машиной комнаты работы из финифти: портреты, пейзажи, изображения святых. Это дело рук Валерии. Но большая часть результатов ее труда на кухне. Чашки, тарелки, расписанные ее руками. Их не оберегают специально – пьют чай, едят котлеты. И только несколько тарелок с росписью на стене. «Художник – это самая лучшая на свете профессия», – считает Валерия.
P.S. Сейчас в доме их снова трое. Маша вышла замуж и живет отдельно. Но ее комната всегда ее ждет. 9 мая умер Феликс. Он не оставил детям наследства или счет в банке. Он не был богат. Он оставил себя в тех вещах, которые сделал своими руками. И – в генетически заложенной в дочерях и сыне любви к творчеству.
У каждого, кто попадает в этот дом, взрослого или ребенка, появляется навязчивое желание взять в руки кисть или хотя бы карандаш и вот так же попробовать.

По дому путешествовала Наталья ВАСИЛЬЕВА