Борис Химичев: «Как поступает лев? Добыл, поел, лег отдыхать...»

Борис Химичев: «Как поступает лев? Добыл, поел, лег отдыхать...»

Количество сыгранных ролей народного артиста России Бориса Химичева перевалило за сотню. Сорок лет в профессии – это не шутка, а потому он любим и сразу узнаваем зрителями. В фильмографии актера среди прочих такие известные картины, как «Сыщик», «Опасный возраст», «Баллада о доблестном рыцаре Айвенго», «Отцы и дети», «ТАСС уполномочен заявить...», «Князь Юрий Долгорукий» и многие другие.

Искусство требовало залога – Вот интересно, Борис Петрович, живете вы в самом центре, недалеко от Белорусской, а у вас здесь и воздух какой-то другой. И дышится легко. А какой вид из окна... Что связано с этим районом? – В этих местах лет 40 назад начиналась моя творческая жизнь в Москве. Днем учился в Школе-студии МХАТ, а ночью ремонтировал троллейбусы в троллейбусном парке на Лесной. Это практически под нашими окнами. А в этой квартире мы с Галиной Васильевной уже лет семнадцать, с тех времен, как стали жить вместе. У каждого из нас было свое жилье. Мы отдали его городу, и получили вот эту квартиру. – И однажды чуть не лишились ее. Это правда? Ходят такие слухи. – Вы имеете в виду картину «Князь Юрий Долгорукий»? Она действительно вышла в свет не без помощи этой квартиры. Это было в 98-м. Начали работу над фильмом, и вдруг очень остро встал вопрос: а где деньги брать? Мэрия пообещала, но все сразу дать не смогла. Я очень дорожил ролью Долгорукого, считал ее некой вехой в моей жизни. И вот тогда моя жена, Галина Васильевна, вытворила вот что: не поставив меня в известность, она взяла и... заложила нашу квартиру. Я тогда очень переживал. «Представь, – не раз говорил жене, – а ведь денег могли и не дать. И где бы мы были?». Но мэрия деньги заплатила. – Выручили, значит, из залога... А как благоустраивали? – Этим Галина Васильевна занималась. Она у нас большой любитель старины и красивых безделушек. Вон деревянных слоников по всему дому расставила: верит, что примета хорошая, чтобы в доме все было благополучно. Что ж, пусть стоят. Территория хозяина – А ваша епархия... – Кухня. Сготовить что – это пожалуйста! Я ж родом с Украины: село Баламутовка Хмельницкой области, поэтому люблю, к примеру, тушеную свинину с кислой капустой. Туда овощей еще обжарить, специй положить, чтобы остренько было... – Вкусно рассказываете... И готовите вкусно? – Приглашая друзей, стараюсь, чтобы на столе было одно главное блюдо. Если шашлык – то шашлык. Баранина – так баранина. Не нравится мне, когда и овощи, и мясо – все в одну кучу. – А как шашлык делаете? Поделитесь рецептом, пожалуйста. – Вообще-то шашлык не люблю. Редко когда он получается не пересушенным. Даже если замачивать в майонезе. Основная ошибка у всех «шашлычников» в том, что мясо сразу маринуют в уксусе. От него оно дубеет, а ведь им нужно лишь сбрызгивать мясо во время жарки. И потом для шашлыка годится только почечная и шейная часть. А из всего другого все равно получится сухой. – Теперь о баранине расскажите. Что надо делать и как? – Мясо нужно хорошенько промыть, нарезать кусочками и сварить в небольшом количестве воды, добавить морковь, помидор и чернослив, который придает мясу особый привкус. Вот и все. Когда есть и не есть – Вы, Борис Петрович, такой кулинар! Счастье, наверное, для супруги? Представляю семейную идиллию: утром Галина Васильевна заходит на кухню, а там уже и завтрак на столе... – Да когда Галя утром встает, у меня уже обед готов: все три блюда. На завтрак она ест творожок да кашку, чего там готовить! А я обычно с утра не ем. Полагаю, что пищу надо заработать. Вот лев. Как он, к примеру, поступает? Сначала отправляется на свою работу, час-другой бегает за антилопой. Добыл, поел, лег отдыхать. Я тоже утром сначала должен что-либо поделать, и только потом у меня просыпается аппетит. Уверен, что есть нужно только тогда, когда голоден. Не признаю всех этих новомодных графиков – до семи, после семи, дробное питание – все от лукавого. Есть нужно по необходимости. – Однако же каждый год вы голодаете... – Да, уже лет тридцать. Во время Великого поста ухожу в полный голод, лишь пью дистиллированную или кипяченую воду, а вместо «заварки» чуть добавляю сушеного шиповника. – И что, все это время сидите дома, голодаете, пьете воду и больше ничего не делаете? – Да нет, конечно же! И машину вожу, и работаю. Бывали случаи, когда приходилось ходить с приятелями в ресторан: они сидят, едят-пьют. А мне ничего, никаких эмоций. Организм надо периодически приводить в порядок, если «напозволял» себе малость лишнего. Ставим же мы машину на профилактику, вот так и собой надо заниматься. И любить себя, и уважать. Вот голод не позволяет мне это уважения к себе терять. Раньше, правда, я к себе получше относился: делал зарядку, ходил в русскую баню, следил за собой как следует. А сейчас чуточку обленился. А когда из голода выходишь, появляется такое удивительное ощущение легкости: и голова светлая, и мысли хорошие... Главное – удержаться – Скажите, Борис Петрович, а какие отношения у вас с кинематографом? – Кино сильно помолодело. Смотрите, какой сценарий ни возьми, все персонажи – от 25 до 40 лет. И никто почему-то не пишет сценарии, где дедушка любит бабушку. А если вдруг иногда такое случается, то эти роли наверняка не главные. Потому и видишь себя в титрах не в первых строках, а где-то далеко в подвальчике. К сожалению, наш возраст дышит нам же в затылок. А новое поколение приходит со своими предпочтениями, у него свой вкус, свой взгляд на все, свои творческие «романы» и «дружбы». И ты снова на задворках. А в нашем деле главное – это удержаться. Чуть расслабил хватку – хоп, и слетел. – Тяжело переживаете, когда не можете себе что-то позволить? В бытовом, так сказать, плане. – Конечно, хотелось бы дарить жене шубы, машины, бриллианты. Хотя вот шубу все-таки купил... Но какие наши годы! Успеем! Решающая роль мороженого – Откройте тайну, как вы познакомились с Галиной Васильевной? Это было романтическое знакомство? – Сразу оговорюсь: Галина Васильевна – моя пятая жена. А познакомились с ней совершенно случайно. Я искал своего приятеля и заглянул к ней в кабинет. Было обеденное время, приятель мой отлучился, и Галину Васильевну застал за трапезой: она намазывала на хлеб черную икру. Она сразу предложила составить ей компанию. Я отказываться не стал (улыбается). А на следующий день наведался к ней с полной сумкой мороженого, потому как Галя обмолвилась, что очень она его любит. – Умеете вы угодить женщинам... – И не умею долго ухаживать. Вот и на тот раз у меня все получилось стремительно: уже через неделю мы были в гостях у ее матери. К счастью для меня, она оказалась давней моей поклонницей, и я тогда сделал Галине предложение. Получив благословение, мы венчались в церкви. Вот уже много лет зову Галину Васильевну «жена последнего брака». Девять лет с Дорониной – А когда Татьяну Доронину брали в жены, тоже, наверное, думали, навсегда? – Тогда было по-другому. Судьба делала все возможное, чтобы свести нас вместе. Мало того, что мы работали в одном театре, так еще и в одном спектакле играли – любовников. В «Да здравствует королева. Виват!». Только «постельных» сцен у нас не было – я лишь руку королеве целовал, опустившись на колено. Но делал это страстно и с удовольствием. Меня тянуло к этой женщине. Татьяна тогда после развода с Радзинским была свободна, и нашему роману ничто не мешало. Все в результате закончилось скромной свадьбой. – Пять лет в браке, а потом вы расстались. Поняли, почему? – После развода мы еще четыре года жили вместе, а потом стало ясно – у каждого своя дорога. Почему так получилось? Наверное, мы думали о себе больше, чем друг о друге. Татьяна делала карьеру, я занимался собой. Понятно, что когда-нибудь это должно было кончиться. Ведь семья держится лишь на том, когда оба хоть немножко заботятся друг о друге. Пусть не постоянно, пусть время от времени... – Вам не мешало, что вы с Татьяной Дорониной – люди одной профессии? Может, разрыв произошел и поэтому? – Никто же не спорит, что Татьяна Доронина всегда была более известной, знаменитой, нежели Борис Химичев. И было бы глупо ревновать ее к заслуженной славе. И все же... Где бы мы ни появлялись вместе, я слышал: «Вот, сама Татьяна Васильевна пожаловала! А это – ее муж...». К себе отношусь с большой долей иронии, но только когда это касалось нашей профессии... Не семьи. Но дома получалось, что и там она – Доронина, а я – просто муж. – Сейчас вы встречаетесь, общаетесь? – Я не общаюсь с прежними женами. Для чего тогда разводился? Понятно, когда людей связывают дети, общий бизнес, тогда это можно понять. А так... Между мастером и звездой – Борис Петрович, скажите: жизнь удалась? – Часто вспоминаю одну замечательную фразу. Она из дневника кинофестиваля еще советских времен. Звучала, кажется, так: «Сегодня на «Мосфильме» состоялась встреча зарубежных звезд с мастерами советского экрана». На что я всегда говорил: «Не хочу быть мастером советского экрана, хочу быть звездой». Настоящей звездой, похоже, не стал. Но то, чего мне хотелось, рано или поздно ко мне приходило. Захотелось попасть в Москву? Попал. Захотелось работать в театре? Работаю в театре имени Моссовета. Много снимался. И если кому-то что-то нравится из моих работ – это приятно. Значит, чего-то достиг.

Тамара Клейман