Елена Ищеева: «В останкине и живу»

О собственном жилье телеведущая Елена Ищеева мечтала с самого детства. Деньги на квартиру начала копить с первой же зарплаты, полученной в пятнадцать лет.

На черный день

«Квартирный ряд»: Отчего же вы так спешили отделиться от родителей, не могли ужиться со стариками?
Елена Ищеева:
Да нет, жилось нам вместе совсем не плохо, но, по-моему, младшее поколение должно жить отдельно от старшего. Ей Богу, наши родители заслужили право на отдых от детей и их проблем! Когда мы жили вчетвером в небольшой трехкомнатной квартире – мама, папа, мой младший брат и я, – всем было понятно, что кому-то из детей придется уйти. По моему ощущению, уйти должен был сильнейший – то есть я. Как только я начала зарабатывать, сразу же стала откладывать деньги на квартиру. Первые деньги были получены в рок-балете «Меценат», где тогда танцевала. Все детство занималась художественной гимнастикой. Небезуспешно – стала мастером спорта. В пятнадцать лет с гимнастикой мне пришлось расстаться.
Так как я не умела обходиться без физической нагрузки, тут же пошла танцевать. Уже не помню, какой была зарплата, но с первой же получки начала откладывать деньги. Наверное, это мамина заслуга – она еще в детстве меня учила: «Лена, у тебя всегда должны быть деньги «на черный день». Потом я поступила на журфак МГУ и, так как училась на вечернем отделении, пошла работать. Сначала – курьером на Гостелерадио. Потом работала на «Радио-1» – вела авторскую спортивную программу. Замуж выходила «богатой невестой» – со своими сбережениями, копившимися не один год.
К.Р.: Но квартирный вопрос на тот момент вами еще не был решен?
Е.И.:
Увы, нет. Мы жили у родителей моего мужа Филиппа, занимая комнатку 3 на 4 метра. Когда у нас родился сын Данила, бабушка с дедушкой отдали внуку самую большую комнату в квартире, а сами разместились в бывшем «кабинете». Дедушка спал на раскладушке, бабушка – где придется. В таких условиях мы ухитрились прожить два года. Представляете себе картину – четверо взрослых и младенец на кухне в шесть квадратных метров? Сказать, что это был ад, – не сказать ничего. И все же мы выдержали и научились приспосабливаться к любой ситуации. Сейчас я даже рада, что прошла такой этап и приобрела неоценимый опыт совместного проживания со свекром и свекровью. Это была настоящая школа семейной жизни. Теперь мне ничего не страшно. Знаю, что могу жить на самом крохотном клочке, используя каждый сантиметр жилплощади.
Но мы с Филиппом даром времени не теряли – усердно работали, во многом себе отказывали ради квартиры и, наконец, собрали тридцать тысяч «зеленых». На эту сумму и купили практически первую попавшуюся квартиру.
К.Р.: Как это – первую попавшуюся?
Е.И.:
А так – я нашла квартиру по объявлению, посмотрела ее и сразу решила, что она нам подходит. Это была «двушка» со смежными комнатами на последнем этаже двенадцатиэтажного дома, построенного в начале семидесятых годов. Район – у метро «Калужская» – очень понравился. Там очень зелено, много деревьев. Для меня это очень важно – не могу жить в «каменных джунглях».
К.Р.: Немудрено – вы ведь выросли в подмосковном Жуковском?
Е.И.:
Да, и у меня сформированы соответствующие представления об окружающей среде. Конечно, если жизнь заставит, смогу приспособиться к чему угодно, но при наличии хоть какого-то выбора всегда предпочту растительность и красивый вид из окна. Сейчас из моих окон можно любоваться потрясающей панорамой Москвы, а рядом с домом – парк, где мы гуляем с сыном. Интересно, что мои родители тоже живут возле парка – Битцевского. А родители мужа – рядом с парком «Сокольники». Получается, как бы мы ни перемещались по Москве, рядом – всегда парковая зона.

По дороге между столовой и кухней

К.Р.: И вот, наконец-то, вы купили квартиру…
Е.И.:
И начали делать ремонт! Квартирка была крохотная – чуть больше сорока метров, зато на кухню приходилась ровно четверть метража. Ремонтную бригаду из Красногорска нашла по знакомству, а дизайном пришлось заниматься самой. Нарисовала три проекта, но в ночь перед началом ломки стен с ужасом поняла, что мои идеи никуда не годятся. За считанные часы у меня родился четвертый проект, который и был воплощен в жизнь. Утром я бросилась к прорабу с криком: «Гаврилыч! Все не так! Мне видение было, как надо все делать!» Гаврилыч меня понял, и в итоге получилась очень уютная квартира. У нас с мужем – «кухня-столовая-спальня», три в одной. У нашего Данилы – своя комната. Конечно, при такой планировке есть проблемы. Если кто-то на «кухне» пьет чай, то ты рядом в своей «спальне» спать уже не можешь. Спишь-то между «столовой» и «кухней»!
К.Р.: Какие же идеи вам хотелось воплотить в первую очередь?
Е.И.:
Главное, чего мне хотелось, – по максимуму использовать каждый сантиметр жилплощади и «спрятаться» от чужих глаз в глубине квартиры. Соседние дома стоят очень близко к нашему дому, и их жители буквально заглядывают к нам в окна. Поэтому вся жилая зона сосредоточена у нас внутри квартиры – как можно дальше от окон. Но в нашей квартире есть где спрятаться – у нас большая лоджия на две комнаты.
К.Р.: Но стены все-таки пришлось переносить?
Е.И.:
Без этого было никак нельзя! Честно говоря, я бы убивала тех, кто строил когда-то такие дома! Прихожей у нас не было как таковой – пришлось ее делать заново. Я совместила ванную и туалет и перенесла вход в детскую – из центра комнаты в угол. Иначе ребенок бегал бы через нашу комнату практически по родительскому дивану. Теперь все наши гости удивляются тому, как мы ухитрились сделать довольно просторную квартиру из крошечной типовой «двушки». Как ни странно, у нас есть свободное пространство, где можно развернуться и вздохнуть с облегчением. Наша комната выполнена в приятной бежево-коричневой гамме. Данькины апартаменты – сине-голубые. Конечно, позволить себе безудержный полет фантазии я не могла, ведь каждый рубль был на счету. Кухню заказала нашу, российскую, – она была сделана в подмосковном городе Королеве, но по итальянскому дизайну. Очень симпатичная кухня, скажу вам! К ней позволила себе купить настоящую итальянскую стенку. Там очень много стекла, и дерево скомбинировано с пластиком.
К.Р.: А как восприняли вашу «перестройку» ближайшие соседи?
Е.И.:
Конечно, без скандалов не обошлось. Соседи вызывали милицию, звонили в ЖЭК, грозились судом. Я через все прошла! Ремонтники целый месяц долбили стену, когда делали новый дверной проем. Она была из бетона повышенной прочности и толщиной семьдесят сантиметров. Отбойные молотки ломались, как игрушечные! И все это продолжалось целый месяц! Но ко мне было трудно предъявить серьезные претензии, – все разрешения на перепланировку были получены. Все было оформлено абсолютно официально и проверено всевозможными комиссиями.
К.Р.: Ваш муж принимал участие в этой «битве за метры»!
Е.И.:
Муж в это время лежал со сломанной ногой. Перелом был до такой степени серьезным, что возникал вопрос – станет он инвалидом или все-таки сможет ходить. Сначала – в разгар ремонта – мне приходилось бегать в больницу, а потом Филипп лежал в гипсе дома. Он был в Сокольниках у родителей, а я моталась оттуда на «Калужскую» и обратно. Муж рад был помочь, но все равно большая часть ремонта лежала на мне. Дизайн квартиры, покупка материалов и мебели – все, все, все. Я эту квартиру выстрадала!
К.Р.: И как же вы справились?
Е.И.:
Двужильная, не иначе! И потом, когда жилье получают не в подарок от доброго дяди, а легально зарабатывают своим горбом, к нему относятся по-особому. Я знала, если ко мне в дверь позвонит очередной проверяющий, скажу: «Это – мое!» и буду бороться за свою квартиру до победного конца! Соседи снизу пытались с меня что-нибудь поиметь, но я повела себя очень жестко – пригласила официальную комиссию и предоставила им возможность разбираться со специалистами, а сама наблюдала в сторонке. Они заявили, что у них в квартире якобы образовалась трещина в результате наших ремонтных работ. Комиссия из муниципалитета сразу сказала: «Знаете, тут невооруженным глазом видно, что вашей трещине не один десяток лет!» Ситуация разрешилась сама собой.

Крыша над головой

К.Р.: Какие же задумки дизайнеру Елене Ищеевой так и не удалось воплотить? Какой опыт вы вынесли из этой истории?
Е.И.:
Что до задумок, то слишком далеко я и не замахивалась. В тот момент мне нужна была просто крыша над головой. Но квартира многому научила. Я сделала несколько выводов и обязательно их учту при выборе следующего места жительства.
К.Р.: Поделитесь опытом, если можно!
Е.И.:
Ну, скажем, поняла, что окна в доме должны выходить на разные стороны. И еще – в них ни в коем случае не должен отражаться рассвет или закат. У меня все окна выходят на восток. При нынешнем потеплении климата и летней жаре под тридцать-сорок градусов это невыносимо! Солнце так пропекает квартиру, что не спасает никакой кондиционер. Квартира должна дышать – пусть в ней гуляет легкий сквознячок, но с окнами на одну сторону она всегда будет слишком душной. Последний этаж меня, в принципе, устраивает, но на последнем этаже квартиры всегда дешевле и продать их по нормальной цене – даже при самом качественном ремонте – зачастую невозможно.
К.Р.: Сейчас, в связи со строительством мансард, популярность последних этажей заметно возросла. Вы не думали о «своей крыше»?
Е.И.:
Думала одно время, но на это у меня не было денег. Откровенно говоря, это не та квартира, где я собираюсь пустить корни. Всегда знала, что для моей семьи это жилье будет «перевалочным пунктом».
К.Р.: Вы собираетесь поменять его на нечто большее?
Е.И.:
Да, мы с мужем опять копим деньги – теперь уже на расширение жилплощади. Расширяться придется, потому что у нас есть желание родить второго ребенка. Прибавление семейства в нашей нынешней квартире абсолютно невозможно. Пока нам живется достаточно комфортно, но я была бы счастлива прибавить к нашей квартире еще одну комнату и сделать там полноценную спальню.
К.Р.: Значит, вам хватило бы и двадцати лишних метров?
Е.И.:
Наверное, да, но я максималистка по натуре, и мне всегда нужно все самое лучшее и современное. Если уж надумаю покупать квартиру, то вложусь в какую-нибудь уникальную постройку. Мое следующее жилье, очевидно, будет постоянным, и выбирать я его буду на перспективу. Думаю, это будет современный дом с интересными дизайнерскими решениями. Присматриваюсь к жилью совсем другого уровня, чем сейчас.
К.Р.: Вы снова ищете парковую зону?
Е.И.:
Тут уж придется выбирать – парк или близость к работе. Сейчас на дорогу в «Останкино» трачу полтора-два часа в один конец. В день три-четыре часа времени вылетают у меня почем зря. Если продолжу работу на телевидении, очевидно, нам придется поселиться неподалеку от «Останкина». Кстати, это могли бы быть Сокольники – хороший, зеленый и знакомый нам уже район. При смене жилья нам, вероятно, придется учитывать и другие составляющие – школа для ребенка, работа мужа. Понадобится целое маркетинговое исследование. Одно знаю точно – моя новая квартира не будет захламленной. В ней будет простор! Люблю, когда в доме легко дышится, а сегодня вещи просто погребают нас под собой. Надо научиться расставаться со всем лишним и выкидывать старье. Но мы никак не можем избавиться от старой советской привычки по двадцать лет копить в кладовках всякое барахло. А через двадцать лет понимаем, что ничего из накопленного использовать нельзя.
К.Р.: Многие сейчас переезжают в ближнее Подмосковье – в новые квартиры или в загородные дома. Как вам такая идея?
Е.И.:
Переехала бы туда с удовольствием. Но я абсолютно согласна с моей мамой, которая говорит, что в квартиру в ближнем Подмосковье можно переезжать только при наличии второй квартиры в Москве. Сначала – хорошая квартира в Москве, потом уже – ближнее Подмосковье. У меня такие планы. А дом за городом сейчас не потяну. Вот когда уйду на заслуженный отдых, займусь строительством – тихо-мирно, не торопясь. Сейчас нет времени даже думать об этом. Дом – это не квартира. Тут нужно все просчитать – все нюансы планировки, каждый кусочек площади. А мне нужно все делать с размахом – иначе не могу. Если уж строить, так ДОМ! Сейчас надо копить деньги на нормальную человеческую квартиру и сделать там более-менее симпатичный ремонт с применением новых технологий.
К.Р.: Вашей нынешней квартире уже несколько лет. Вы не собираетесь в ней что-то менять?
Е.И.:
Нет! У меня все настолько забито вещами, что это просто немыслимо! Ничего не переделываю и не хожу в мебельные магазины, чтобы не расстраиваться понапрасну. Тему покупок я для себя закрыла. Все равно к нам ничего не влезет. У меня одежда и обувь стоят в коробках на лоджии. Хорошо хоть лоджия большая. Я недавно выступала на одной радиостанции и сказала в эфире, что с удовольствием подарила бы какому-нибудь детскому дому часть своего гардероба. Звонки уже были. Надеюсь, что часть вещей мне удастся отдать детям.
К.Р.: А кто у вас в доме хозяин? Кто, в случае необходимости, в состоянии вбить гвоздь в стенку?
Е.И.:
Хозяина нет – у нас коллективное управление, семейный совет: я, муж и ребенок. Эпохальные решения принимаются сообща. Дане всего четыре с половиной, но он мужчина с характером и со своей позицией. С гвоздями у нас сложно. Филипп может лампочку поменять, если она перегорела. И за это ему – огромное спасибо. Для современного мужчины это почти что подвиг! На случай починки того-сего у меня есть ребята, делавшие у нас ремонт. Всегда можно позвонить и сказать: «Гена, помоги! Накопилось!» Гена тут же приедет и все приведет в порядок.
К.Р.: Ваши отношения с соседями остались прежними или изменились в лучшую сторону? Соседки, наверняка, рады пообщаться с ведущей популярного женского ток-шоу?
Е.И.:
В доме ко мне относятся очень хорошо – всегда здороваются, спрашивают про программу. Многие смотрят «Принцип домино». Я живу тихо, аккуратно, стараюсь не выделяться, и люди это уважают. Игры в «пафос» не по мне. Мое кредо – «будь проще, и люди к тебе потянутся». А посудачить со мной не так-то просто! Возвращаюсь домой поздно вечером. Фигушки узнаешь в темноте!
К.Р.: Домой вы только ночевать являетесь?
Е.И.:
Фактически, да, ведь целыми днями в «Останкине» сижу. Можно сказать, в «Останкине» и живу! Утром вскакиваю, собираю в детсад ребенка и тут же вылетаю на работу. В садик Даньку отвозит муж. Потом – запись, эфир, бесконечные совещания или встречи. Живу в таком цейтноте, что, честно говоря, мне уже безразлично, где сплю и что ем. Хотя порой становится просто страшно. Наверное, за всю эту круговерть когда-нибудь придется расплачиваться своим здоровьем, но выбора нет. Надо ловить за хвост удачу, пока она рядом, иначе потом будешь жалеть: сидела спокойно, сладко спала, вкусно ела-пила, а все проплыло мимо. Но ритм жизни у меня сумасшедший.
К.Р.: А кто помогает вам по хозяйству?
Е.И.:
Няня Данилы. Она ухаживает за ребенком и помогает мне по дому. Без нее мы никуда! Моя мама еще работает. У свекрови – свой дом, своя семья.
К.Р.: Пока вы не были так загружены, чем любили заняться в доме?
Е.И.:
Готовить. И сейчас это люблю, если остаюсь дома. Обожаю мыть посуду, люблю гладить. У нас не бывает скандалов из-за грязных чашек и тарелок. Если Филипп видит, что я устала, он сам подходит к раковине и моет посуду. От посудомоечной машины я отказалась. Во-первых, кухня маленькая, во-вторых, посудомоечная машина отнимает еще больше времени и сил, чем обыкновенная мойка вручную. Люблю мыть посуду по старинке – беру губочку и вперед! Очень успокаивает!

Беседовала Елена ЛАНКИНА