Галина Сазонова: «Колготки – по-прежнему непременный инструмент сантехника»

Галина Сазонова: «Колготки –  по-прежнему непременный инструмент сантехника»

– Свою квартиру мы придумали сами, – говорит преподаватель «Щуки» и актриса, хорошо известная всем «жаворонкам» России по популярной телепередаче «Доброе утро». Она оказалась и талантливым дизайнером-перестройщиком.

Под перестройкой здесь имеется в виду не известный политический процесс, а полное преобразование старой московской квартиры в новую, можно сказать, – европейскую. 86-метровая четырехкомнатная квартира превратилась в двухкомнатную с просторным холлом-гостиной-кухней, где мы и разговариваем с гостеприимной хозяйкой за чайным столом. К соседям – через стену – Галина Петровна, частная жизнь известных людей вызывает у читателей не меньший интерес, чем само творчество. Расскажите, каков был ваш путь к этой прекрасной квартире. Вы родились в Москве? – Да, в двухэтажном добротном доме на Болотниковской улице. Дом был построен после войны пленными немцами. Мои родители и я занимали 1,5-комнатную квартиру. Была одна большая комната с нишей, в которой располагалась как бы другая комната, отделенная от первой шкафом. – То, что в Европе называется односпальной квартирой, то есть рассчитанной на одного человека, а у нас – смежной двухкомнатной. – Когда я вышла замуж, и родился сын Сергей, наши родители объединились и купили небольшую двухкомнатную квартиру, где мы и прожили лет двадцать. Однажды наш 17-летний сын пришел домой и заявил, что женится, и немедленно. Пришлось купить и ему новое жилье. Теперь у нас растет пятилетняя внучка. – Ваш сын актер, как мама, или экономист, как папа? – Нет, он не выбрал ни то, ни другое. Он юрист. Полтора года назад у нас появилась возможность расширить жилплощадь. Продав старую и добавив некоторую сумму, мы и приобрели эту квартиру. Правда, она далеко не была похожа на ту, что вы видите сейчас. Переделка предстояла капитальная. Для начала мы сломали все стены-перегородки, которые были чуть ли не из фанеры. – В таком солидном доме с толстенными стенами и такие несолидные перегородки? – Представьте себе. Однажды рабочие случайно чуть не вошли через стену к соседям в гости. Пришлось на всякий случай по всему периметру квартиры выложить слой кирпича. Приверженность привычке или что-то еще – Вы специально выбирали квартиру в этом районе, близ станции метро «Автозаводская» и Симонова монастыря, или это получилось случайно? – И я, и муж родились на юге Москвы, привыкли и любим эти места. Неплохо бы, конечно, переместиться ближе к центру, но там очень дорогие квартиры. К тому же не хотелось удаляться от родных. Недалеко от нас, на Нахимовском, живет наш сын, в Орехове – мамина квартира. К сожалению, мама недавно ушла из жизни... По Москве езжу на машине, а отсюда очень удобный выезд и на Садовое, и на Третье кольцо. Район еще понравился и тем, что это – старая Москва, помимо знаменитого монастыря – красивейшая церковь Рождества Богородицы. Это исторические места, здесь находится могила Пересвета и Осляби, а согласно теории Фоменко и Носовского даже Куликовская битва происходила где-то рядом. – Вы коренная москвичка, у вас наверняка в нашем городе есть свои любимые, заветные места. – Очень люблю Замоскворечье, люблю Пушкинскую улицу, Столешников переулок. Вообще-то я – настоящая «щукинка» – кончала Щукинское училище, теперь преподаю в нем. Хотя оно находится на Арбате, но этот район так и не стал мне родным и близким, и если у меня образуется перерыв между занятиями часа полтора – два, то я сажусь в машину и еду на Пушкинскую, теперь она – Дмитровка, чтобы перекусить там в кафе. К Третьяковской галерее отношусь с благоговением. Мучительно долго она была закрыта на ремонт – целых десять лет. А к новым залам никак не могу привыкнуть. Кажется, ушел особый дух Третьяковки, я бы даже сказала – намоленность, как это бывает в старых церквях. Не знаю, может быть, это – приверженность привычке, потому что если хочу послушать хорошую музыку, то иду в консерваторию, а не в Дом музыки. Больше всего нравится вечерняя или ночная Москва, когда она вся в огнях. Все вечерние города разные. Москву ни с одним не перепутаешь, она особенная. Правда, последнее время где-то бывает перебор рекламы, не все ладно со вкусом. Но когда прилетаешь откуда-нибудь ночью, едешь в машине по городу, то с наслаждением чувствуешь – ты в Москве. – Вы еще и преподаете мастерство актера в своем родном Щукинском училище. Как наше новое поколение, талантливо? И что это такое – талант? Это – харизма, трудолюбие, дисциплина? – И то, и другое, и третье, и еще что-то. Если харизмы нет, ее не пришьешь, если у человека нет обаяния, его ниоткуда не достанешь. Даже пропорции человека, совершенно нормальные в обычной жизни, на сцене выглядят совсем иначе. Я набрала новый курс в этом году, думаю, что очень удачно. Но, как сказал Евгений Вахтангов: «Выбирайте талантливых, из них – интеллигентных, затем работайте, работайте и работайте». Нарисуем – будем жить! – Сначала мы свою квартиру нарисовали. Муж очень тщательно все вымерил и вычертил на миллиметровке. – Спорили много? – Нет. Идеи в основном были мои, но он почти во всем соглашался. Раньше здесь было много небольших закутков, длинный коридор и много лишних стен. Я уже говорила: начали мы с того, что сломали все стены. Объединив санузел, получили просторную ванную. – Показывая, что хозяин здесь все-таки он, кот с видимым удовольствием растянулся на полу ванной комнаты. Пол, конечно, с подогревом? – Да, это очень комфортно. В прихожей мы тоже решили сделать пол с подогревом. Приятно, когда приходишь с холодной улицы и переобуваешься, надеть теплые домашние тапочки. – Задумывая этот большой холл, объединив его со столовой и через нее – с кухней, вы предполагали, что у вас будут собираться гости? – У нас действительно собирается много гостей, и всем хватает места. – Вы переехали сюда всего год назад. С трудом верится, что за столь короткое время можно проделать такую огромную работу. – Но мы далеко не закончили. Еще много дел. Еще не привезли пианино. Не поставили буфет для посуды в гостиной. – А как хорошо и просторно без буфета, с этой напольной вазой в углу! – Но все-таки небольшой буфет нужен, чтобы не бегать за посудой в комнату. А здесь, в кабинете мужа, планируем заказать стеллажи во всю стену, так как у нас много книг. И пока они не привезены и не расставлены, я без них очень скучаю. – Любите читать? – Много читает муж: и классику, и современную литературу. – Мужья очень любят этим заниматься, особенно, когда в доме много работы. – Не могу пожаловаться. Он все умеет делать: и починить электропроводку, и устранить течь из крана. Правда, это требует некоторых усилий с моей стороны. Сейчас много работаю, устаю, поэтому просматриваю в основном периодику, но, когда появляется время, с удовольствием погружаюсь в хорошую книгу. – И в этот удобный диван в холле, я полагаю. А кто любимый автор? – Лев Николаевич Гумилев. И вообще, люблю историческую литературу. – Кто играет на этой гитаре? – Муж. – И поет? – Поем вместе. Верное средство от течи – Вы сказали, что дом построен в двадцатых годах прошлого столетия. Видимо, за это время он изрядно поизносился. Часто ли досаждают соседи популярными в Москве проливами? – В 85-м году здесь был основательный капитальный ремонт. Менялись все трубы, прокладывались бетонные перекрытия. Поэтому думаю, что соседи нам особенно досажать не будут, так же, как и мы им. Но на днях произошел забавный случай. Вдруг обнаружилась течь по стояку. Муж всполошился, куда-то звонил, ходил. А вчера – звонок в дверь. Смотрю в глазок – женщина в домашнем. Значит, соседка. Открываю. «Понимаете, им нужны колготки, – произнесла она без прелюдий. – Я отдала им свои, совсем хорошие, но им еще надо!» «Вы имеете в виду сантехников?» – прозорливо уточнила я, так как хорошо помнила, что не иссяк еще дизайнерский гений советского периода у мастеров этого класса, когда всего не хватало, и что только ни шло в ход. Однако колготки помогли – течь прекратилась. Надолго ли, зависит, видимо, от качества колготок. Волшебное слово – Как на ваших широченных подоконниках вольготно цветам! – Люблю цветы, и они у меня почему-то хорошо растут. Моя приятельница, которая живет в Англии, однажды заметила, что во время моего пребывания цветы в ее квартире как будто оживились. В следующий мой приезд она просит: «Поговори с моими драценами, они стали совсем хилыми». Я не очень верила в удачу, но, чтобы ее успокоить, пошептала цветам, чтобы они не обижали хозяйку, росли сильными и красивыми. К моему великому удивлению, вскоре она написала, что эти пальмочки выпустили свежие листья и как будто помолодели. – Вы, наверное, знаете волшебное слово. Цикламены обычно капризны, их непросто выращивать на окне. Но ваш цветет и, несмотря на необычно лютые морозы за окном, выпустил огромное количество бутонов. Их тут штук двадцать или даже больше. И такого пышного папоротника, который занимает все окно, я еще ни у кого не видела. – Вы не застали его в цвету, – кисти соцветий спускались до самого пола. – Думаю, вам нужно разобрать в этом месте пол, там наверняка клад!

Светлана Тихонравова