Ольга Прокофьева: «В кино надо окунаться полностью»

Ольга Прокофьева: «В кино надо окунаться полностью»

Ее героиня, Жанна Аркадьевна из телесериала «Моя прекрасная няня», полюбилась зрителю ничуть не меньше самой няни. Это ли не слава? – поинтересовались мы у Ольги Прокофьевой. И не мешает ли ей работа на телевидении ее работе в театре. Ведь она актриса в первую очередь театральная.

– Может, и стоит уже как-то поменять образ жизни. Ведь изо дня в день накапливается усталость, а это непозволительно, может привести к непредсказуемому результату, зритель заметит, что ты не получаешь удовольствия от своей игры.

– Как же быть?

– Подходить к выбору ролей избирательно. Когда на съемках говоришь режиссеру, что занята в театре и можешь дать лишь восемь съемочных дней в месяц, то, понятное дело, предложений становится меньше. А бывало, в родном театре (театр им. В. Маяковского. – Ред.) играла по 12–14 спектаклей в месяц, времени на антрепризную работу и съемку не оставалось совсем, поэтому приходилось отказываться от игры в некоторых спектаклях в первом составе. В кино надо либо окунаться полностью, либо не сниматься вовсе.

Игра с удовольствием

– Почему-то кажется, что театр и кино для вас – это еще не все...

– Ну да. Недавно вместе с артистом театра Виталием Гребенниковым устроили что-то вроде творческого вечера в международном доме музыки. Решили соединить его замечательные вокальные данные и мое чтение – прозы и стихов. Кажется, получилось неплохо. Кроме того, на «Радио России» записала десять рассказов Тэффи, уже после первого эфира позвонил один критик, наговорил комплиментов.

– Вы всегда играете с удовольствием?

– Когда чувствую, что мне интересно, внутри будто что-то включается. Кстати, и за сыном стала такое замечать: если что-то нравится, откуда-то берется и энергия, и остроумие, и много еще чего...

– Кстати о сыне. Сколько ему? Остается ли у мамы время на ребенка?

– Саше пятнадцать. А что касается второго вопроса, это... как в теории относительности. Можно всегда быть рядом, но при этом не уделять человеку достаточно времени. Я же в те минуты, когда с ним, стараюсь наговорить много чего – чтобы знал, что он единственный и любимый. Сейчас у него очень сложный возраст: все больше хочется независимости. А ведь как раньше было: подхватила ребенка под мышку, матрасы надувные, шезлонги – и он готов ехать с тобой куда угодно. И жить твоей жизнью. А теперь у него свои интересы, и с ними надо считаться.

– Не ревнует к популярности?

– Есть такое. В прошлом году был случай. Выдавали им аттестаты за девятый класс. Спрашиваю: «Саш, а у вас торжественная линейка будет?» «Нет», – говорит. А оказалось, что слукавил... Примчалась с цветами, смотрю – а там куча родителей... «Как же так? – удивляются. – Вы не были». «Занята была», – отвечаю. А когда у сына спросила, почему не сказал, услышала: «Потому что знаю, что вокруг тебя начнется...»

Две стороны комфорта

– Ольга, расскажите, откуда вы родом?

– Из Одинцова. Сейчас у нас в Жаворонках – это по тому же направлению – есть дом, где живет мама – в Москву перебираться не захотела. Когда езжу к ней через Одинцово, смотрю на дома, среди которых раньше жила, вижу, как меняется город. А иногда Одинцово даже снится...

– Что нужно для комфорта?

– Чтобы у мамы, сестры и сына все складывалось хорошо. Я за всех переживаю.

– А если говорить о комфорте бытовом?

– Вот тут меня пресса уже переселила в новую квартиру... (улыбается), хотя мы только собираемся расширяться. Для меня куда важнее внутренний комфорт, и хочется, чтобы в доме бывали близкие люди. А пока мы чаще собираемся в гримерке театра. Здесь, за этим столом проще что-либо отметить, нежели выбираться к кому-то домой. Поэтому комфорт для меня – не столько домашний уют, хотя и это тоже, сколько здоровье и успешность всех моих близких.

– Говорят, творческим людям, особенно актерам, сложнее устроить свою личную жизнь. Как думаете, это издержки профессии?

– Это устаревшее мнение и к тому же ошибочное. У меня, например, много замечательных знакомых из бизнеса. И поверьте, в их жизни – тоже такая драматургия отношений... Просто артист всегда на виду.

Одной красоты мало

– Вы же привлекательная женщина. Красота – это, по-вашему, подарок судьбы или все-таки наказание?

– Как-то интересовалась у актеров-мужчин, что такое женская красота. Многие утверждали, что внешность для актрисы значения не имеет. Главное, чтобы была харизма или обаяние, кто как это называет. Должно быть нечто большее, то, что идет изнутри. Вот тогда от нее глаз не оторвать. Очень точно это прокомментировала Людмила Касаткина: «Выходит на сцену красивая актриса... Ну, минуту красивая, ну две, ну три... Милая, ну а дальше уже играть надо!..»

– Ольга, а сколько вам нужно времени, чтобы собраться? И без чего не можете выйти из дома?

– Смотря куда спешишь. Если на съемки, достаточно принять душ и выпить чашку кофе. Никакого макияжа, только крем. Зачем, если в студии все равно гримироваться. Поэтому и деловые встречи обычно назначаю после съемок, чтобы быть уже с прической и макияжем.

– А если встреча утром?

– О, это самое трудное... Но у меня есть схема и на этот случай. Когда чищу зубы, сразу волосы на бигуди накручиваю, а пока пью кофе и разговариваю по телефону, прическа и готова. Говорят, что с каждым годом женщина задерживается у зеркала все дольше и дольше. Наверное, я тоже.

– Для вас важно, что о вас говорят?

– Смотря кто. Если коллеги, то да. Когда это касается работы, важно, чтобы ее оценили, все остальное менее интересно. Как говорила обычно после премьеры Аллочка Балтер: «Все хорошее – мне говорите. Все, что не нравится, – к режиссеру». Интересно мнение профессиональных критиков, некоторых моих пишущих друзей, психологов. И вдвойне интересно, когда мнение положительное. Конечно, и критику слушаю, но скорее прислушиваюсь.

– Если бы появилась возможность начать жизнь сначала, повторили бы свой путь?

– Была бы актрисой – но в сегодняшнее время. Я попала в пионерско-комсомольский период, много чего тогда было нельзя, рыночных отношений не было. Тогда поменять что-либо можно было лишь с уходом из театра. А сегодняшние молодые актеры понимают, что театр – это хорошо, но они на нем не зациклены, у них больше поле деятельности. В этих отношениях я бы посуществовала... Но и «опасностей» сейчас больше: труднее удержаться на творческой волне, чтобы в спешке не выплеснуть из своей души главное...

Татьяна Палий