Ольга Юдахина и Иван Жиганов: «Главный соперник маленького артиста – он сам»

Ольга Юдахина и Иван Жиганов – руководители детского музыкального театра «Домисолька». Познакомились, будучи вполне взрослыми и состоявшимися людьми. Произведения члена Союза композиторов России Ольги Юдахиной к тому времени исполнялись такими дирижерами, как В. Понькин, Э. Хачатурян, С. Скрипка, М. Аннамамедов. Иван Жиганов закончил университет, защитил кандидатскую диссертацию в области биологии, осуществил ряд научных и музыкальных проектов национального уровня, выпустил несколько учебников, опубликовал работы по истории музыки...

1 + 1

– Иван, как же все-таки удалось покорить сердце Ольги?

– Когда я случайно оказался на ее авторском вечере, когда на меня обрушился водопад ее песен, сердце дало трещину, которую до сих пор не заделал. Созданная ею музыка была совершенно удивительной: плохой человек такое волшебство написать не может. Я был просто очарован, ведь к хорошей музыке привык с пеленок... Потом у нас был долгий и не всегда простой путь друг к другу, и теперь мы идем по жизни рядом. Ну а творческий союз с Олей вернул меня к давно забытому в юности увлечению – написанию стихов, за многие из которых мне совсем не стыдно.

– А вы действительно привыкли к хорошей музыке с пеленок?

– Да... Я родился в Казани. Мой отец, Назиб Жиганов, был основателем Казанской государственной консерватории, первым татарским профессиональным композитором, создателем Союза композиторов Татарии. Отец проработал ректором консерватории 43 года, консерватория носит его имя. Отец лишился родителей в начале двадцатого века и воспитывался в разных детских домах (в Уральске и Саратове). В итоге стал знаменитым композитором. Его старший брат, дядя Джеляль, тоже воспитанник детского дома стал известным дирижером. К музыке их привели разные пути, у них даже были разные фамилии, но, в конце концов, в середине тридцатых они встретились в Казани, причем до этого практически не имея сведений друг о друге.

Позже отец встретил мою маму, она из западной Украины, из творческой семьи: мой дед Илья Шкапа был писателем, много лет проработал с Горьким, вместе с ним создавал журнал «Наш современник», который тогда назывался «Наши достижения».

– Забавно! Папа – татарин, мама – украинка, а вы по паспорту – русский... Ну прямо «шырли-мырли»!

– Все у меня было – и «ширли», и «мырли», жизнь такого наворотила! Зато не скучно... Я не стал ни композитором (как отец), ни писателем (как дед), я стал... биологом-генетиком! После защиты кандидатской начал работать над докторской, но в один прекрасный день все встало на свои места: пошел получать второе образование и воплощать в жизнь детские фантазии – создавать детский музыкальный театр. Потому что любимым произведением с детства был «Золотой ключик». Причем, больше всего нравился эпизод, когда герои спускаются в подвал каморки Папы Карло и видят золотой свет, льющийся из подземелья. Они заходят и попадают в Музыкальный Театр! И эта картинка из детства ожила...

Из киргизской кухни

– Оля, вы провели свое детство в Бишкеке, ваш прадед – Константин Юдахин – знаменитый тюрколог. Переняла ли семья киргизские обычаи?

– Семья, действительно, долгое время жила в Киргизии. Прадед, которому недавно открыли памятник в Бишкеке, – автор уникального киргизско-русского словаря. В Киргизии настоящая семья – это очень большая семья. И мы киргизским семьям не уступали: Юдахиных в Бишкеке было человек тридцать.

Наша квартира располагалась в двухэтажном доме, такие обычно строили в уездных городках в Киргизии. По тем временам она была огромной – 70 квадратных метров! Но потом кое-кто уехал за рубеж. Когда родилась я, мама с папой уже перебрались в Москву, но дедушка с бабушкой меня им не отдали, я воспитывалась у них.

В выходные за столом собиралось много народу, подавались киргизские блюда. Например, кюльчатай – тесто с нарезанными кусочками мяса, приправленное киргизскими травками. Или бешбармак – это сильно вываренная баранина. Так как в Киргизии жили еще корейцы, на нашем столе часто появлялись и корейские острые блюда.

Когда Иван Назибович попадает «в объятья» моих родителей, всякий раз ужасается: они так любят его кормить, каждый раз обижаются, если он все не съел. А даже попробовать все, что они обычно готовят, нормальному человеку бывает сложновато.

– Иван, а Ольга готовит вам что-нибудь из киргизской кухни?

– У нее есть в арсенале несколько гастрономических «фишек». Как всякий талантливый человек, удивительный композитор и замечательный педагог, она и готовит волшебно. Правда, времени на это нет, но уж если берется... Из самых любимых – это манты, паштет и холодец.

– А сами вы Оле когда-нибудь готовили?

– Могу. Но когда есть женщина, которая делает это не хуже меня, то зачем?

Каменный, но деревянный

– Вопрос к обоим: вы строите первое совместное жилище. Каким оно видится?

Ольга: Всегда мечтала о деревянном доме, и чтобы под окнами цвела сирень. Наверное, оттого, что в Киргизии у нас была крохотная дача в горах, где в окна ломилось киргизское растение джида, необычайно душистое. Воспоминания детства хочется вернуть. Был у нас еще и свой палисадничек с вишнями. Там мы и играли первые детские спектакли.

Иван: А я, как Наф-Наф из «Трех поросят», всегда мечтал построить каменный дом, чтобы за его стенами можно было бы спрятаться... от волка. Но дом внутри должен быть деревянный. И никаких дизайнеров! Знаете, когда мы с Олей вышли на площадки концертного зала «Россия» и Кремля, с нами начали работать замечательные художники. Но в процессе выяснилось, что мы «свое детище» знаем лучше, точно понимая, чего хотим от сценического пространства. Так что идеи оформления спектаклей всегда были нашими. Дом тоже должен «пройти» через наши сердца.

– Уже определились, какими будут стены, мебель?

Иван: Сейчас больше интересует, каким будет будущий камерный концертный зал. Наш театр «Домисолька» получил, наконец, свое собственное здание. Художники, которых мы поначалу пригласили, сразу предложили золото, серебро, этакую радужную мешанину – дескать, «детский театр». А мы категорически против пестроты, «звездного неба» на потолках и стенах. Ярко должно быть на сцене: там должны блистать дети, сиять костюмы, литься потоки света. Как в том самом волшебном театре из «Золотого ключика». А в зрительном зале должно быть комфортно, удобно, но – спокойно.

Так и в доме. Лишняя мишура – ни к чему.

В то же время Оля любит всякие фенечки, собирает колокольчики. Когда едем куда-то, то на поиски очередного колокольчика можем потратить полдня. Сами объездили много стран и наших городов, еще колокольчики нам везут друзья. Есть экземпляры из Америки, Австралии, Индии, Китая, Средней Азии...

Оля любит разную нотную символику – и в одежде, и в украшениях. Мы нашли магазин, где нотные значки есть на постельном белье, закупили все эти пододеяльники и... пошили детям потрясающие сценические костюмы!

А я собираю марки и модели автомобилей, радуюсь, как ребенок. Недавно были в Голландии, много чего там видели, но самое большое впечатление произвела микромодель страны в 1 гектар. Все в натуральном виде: прорыты каналы, ездят машинки, плавают кораблики, на барже даже возникает пожар, и тогда к ней подплывает буксир, из него льется пожарная пена... Для меня, человека, который всю жизнь собирал своими руками всякие модельки, эта маленькая Голландия стала откровением: готов был там поселиться и ползать среди домиков на коленках, как Гулливер. Захотелось привезти туда всех наших детей из «Домисольки».

«Домисолька»

– А ведь название театра можно прочитать и по-другому: «Дом и Соль-ка». Наверное, театр – ваш второй дом?

Иван: «Дом с Олькой», скорее так... Своим названием театр обязан передаче, которую придумала и вела Ольга на 1-ом канале ТВ – «Домисолька». В очень непростые 90-е годы, когда дети особо нуждались в заботе и внимании взрослых.

Программу эту через два года, не поперхнувшись, «съели» более предприимчивые ведущие, которые убедили отцов канала, что звать детей в джунгли гораздо выгоднее, нежели прививать им хороший музыкальный вкус. Кстати, подобной «Домисольке» детской музыкальной программы на канале нет и поныне...

Из принимавших участие в этой программе ребят, с которыми Ольга продолжала заниматься, и была создана «Домисолька». Театр заметили. Ролан Быков, Юрий Энтин, Александр Басилая и многие другие большие артисты стали приглашать ребят к сотрудничеству.

Ольга: Сегодня у нас обучаются около 350 детей от 4 до 18 лет. Принимаются практически все, потому что мы искренне считаем, что неталантливых детей не бывает. От ребенка при приеме требуется совсем немного – хотеть стать артистом. Детям в стенах театра преподают вокал (соло, ансамбль, джаз), хореографию (классику и современную), сольфеджио, степ, сценическое мастерство, историю музыкального театра, хоровое искусство, дизайн и конструирование сценического костюма...

– Иван, значительная часть новых песен Оли написана вместе с вами. Она сразу поверила в вас как в поэта?

Иван: Нет. Сначала переживала, так как привыкла работать с мастерами – Юрием Энтиным, Ильей Резником, Владимиром Степановым... Мне пришлось завоевывать доверие, оттачивать слог, мысль... И в какой-то момент она признала мое право на рифмоплетство, и мне от этого тепло и радостно.

Через конфликты

– Вы производите впечатление очень гармоничной пары. Неужели не конфликтуете?

Иван: Почему же? Наш последний спор был по поводу того, стоит ли участвовать «Домисольке» в конкурсах. Пламя еще не утихло.

Ольга: Иван считает, что детям не следует участвовать в конкурсах. В недавнем (очень серьезном, международном) состязании наши дети были вне конкуренции, пели замечательно, а победа досталась другим... Многое определяется связями и деньгами, а не вокальными или артистическими данными. Кроме того, есть модное словосочетание «формат – неформат». Этими словами продюсер или режиссер дают себе право обосновывать ЛЮБОЕ свое, даже абсурдное решение. Чистое детское творчество, к сожалению, чаще – «неформат». Но дети должны участвовать в конкурсах хотя бы для того, чтобы учиться видеть жизнь такой, какова она на самом деле. Пусть знают, что есть обстоятельства, которые помешали им быть первыми.

Иван: А я, в отличие от Ольги, придерживаюсь иной точки зрения: зная технологию проведения конкурсов, считаю, что ничего кроме моральных травм талантливым детям они принести не могут. Дети, которые три года кряду дают сольные концерты на главных площадках страны – эти дети УЖЕ выиграли. Их главные соперники – они сами. Нельзя останавливаться на достигнутом... У ребенка, который регулярно выступает на кремлевской сцене, уже сформировавшаяся психология успешного артиста. И мелкими незаслуженными поражениями размывать эту психологию антипедагогично.

Наша справка

ОЛЬГА ЮДАХИНА – член Союза композиторов России (1987), лауреат всероссийских и международных конкурсов, художественный руководитель Детского музыкального театра «Домисолька». Кавалер ордена «За служение искусству» (2005). Кавалер Ордена Ломоносова (2005). Заслуженный работник культуры РФ (2007). Закончила ГМПИ им. Гнесиных. Автор Концерта для фортепиано с оркестром, Симфонической сюиты, Симфонических песен; хоровых циклов; инструментальных пьес; произведений для фортепиано, балета. Песни Юдахиной с удовольствием поют дети всей России, а также звезды российской эстрады, театра и кино – И. Кобзон, Е. Гусева, Д. Харатьян, И. Богушевская, Ю. Началова, Ф. Царикати и многие другие. В содружестве с Ю. Энтиным, И. Резником, В. Вагнером, С. Лежневой, В. Степановым, И. Жигановым ею написано более 500 песен для детей.

ИВАН ЖИГАНОВ – поэт, сценарист и продюсер, директор и художественный руководитель детского музыкального театра «Домисолька». Член Комитета по культуре Торгово-промышленной палаты Российской Федерации, член Правления Союза концертных деятелей России, кавалер ордена «За служение искусству» (2005). Кавалер Ордена Ломоносова (2007). Родился в Казани. Закончил Казанский госуниверситет (1982, кафедра генетики), защитил кандидатскую диссертацию. Второе высшее образование получил как режиссер-постановщик (ГИТИС). Автор нескольких учебников, ряда статей по истории музыки и музыкального театра, имеет авторские свидетельства. Стихи и сценарии пишет с 1977 года, но признание как автор текстов песен получил, работая в соавторстве с композитором Ольгой Юдахиной. Песни на его стихи исполняют Ю. Началова, И. Богушевская, А. Домагаров, Т. Абрамова и другие звезды российской эстрады, театра и кино.

Елена Анатольева