Один день из жизни новосела

В Марьине завершилось строительство новых микрорайонов и началось массовое заселение новых квартир. Казалось бы, элитные новостройки, уютные детские площадки – рай для новоселов! Но «переселенцы», как они сами себя называют, слишком долго не могут порадоваться новому жилью. Чтобы зарегистрироваться в законной квартире, им требуются запасы времени и железные нервы.

Очередной приемный день в Марьинском ДЕЗе начался, как всегда, со скандала. Народу прибавлялось с каждой минутой. То и дело раздавались голоса с одним и тем же вопросом: «У кого список?» Речь шла о пронумерованном списке «очередников», в котором нужно обязательно отметиться для того, чтобы законно протиснуться к двум узким, почти незаметным между образцами заявлений и бланков окошкам паспортного стола. Оказалось, что старый список на 200 человек, составленный на неделю вперед, утерян. Кто-то из новоселов, не выдержав каждодневной давки, создал собственный «документ», куда занес имена всех новоприбывших, сам, естественно, оказавшись в первых рядах. Люди, записанные в старом списке, пришли в ярость от такой самостоятельности...
И тут я почувствовала себя участницей съемок фильма Эльдара Рязанова «Гараж»: среди взрослых людей началась настоящая потасовка! Создателя нового списка Игоря Ершова «разоблачили» на месте. Пытаться выбраться из толпы было бесполезно, и я стала невольной свидетельницей расправы над «учинителем беспорядка». Такие зрелища я наблюдала только во время работы курьером в юридической фирме, когда уставшие от ожидания люди ночевали в машинах около налоговых инспекций, а часиков в пять утра устраивали драки из-за мест в списках очередников. Еще немного, и молодого человека выкинули бы из здания ДЕЗа! Огромными усилиями толпу утихомирил вовремя вмешавшийся охранник.
Некоторое время посетители еще обсуждали произошедшее, но вскоре забыли про Игоря. Почти по привычке, мирно прильнули со своими квитанциями и свидетельствами к стенам и к спинам «впереди стоящих», терпеливо переписывая и заполняя по десятку раз бланки справок шестого и первого образца. Но к концу рабочего дня толпа опять заволновалась. У окошек побывало только 56 человек, а впереди еще 60 – возмущенных, уставших, потерявших день впустую. К тому же, откуда ни возьмись, в комнате появилась парочка «соцработниц», которые, заявив, что «пятница – их день», стали вдруг рваться к инспектору без очереди. Толпа возмутилась. Почему же тогда старики-инвалиды, которым положено по закону проходить без очереди, пропускают вперед себя по десять человек с детьми? За помощью обратились к девушке в окошке.
– Что я могу сделать?– пыталась отбиться от возмущенных нападок людей молодая работница паспортного стола Татьяна Новикова, не решаясь выглянуть наружу. – Я работаю одна, у нас рабочий день заканчивается через полчаса! Обращайтесь к начальству!
Но новоселы ничего не хотели слышать. Большинство из них приехали сюда аж к пяти утра для того, чтобы попасть в злополучный список. Многие простаивают здесь неделями в надежде на то, что они когда-нибудь наконец выберутся из этого здания с заветной печатью в паспорте.
Надежда Авдеева вместе с 2-летним Димой и 16-летней Таней переехала в 21-й дом по улице Марьин парк в начале ноября.
– Мы прописываемся уже почти месяц, – жалуется она почти со слезами на глазах. – Это просто мучение какое-то. Каждый божий день здесь в эти два крохотных окошка собирается очередь в 100-150 человек! Мне не с кем оставить ребенка, а он же маленький, его кормить нужно вовремя, спать укладывать в обед. Тут к тому же скандалят постоянно, даже дерутся, а Дима пугается. И здесь время теряешь, да еще и транспорт ходит отвратительно – хоть разорвись!
Надежда Михайловна жалуется не зря. От многочисленных марьинских новостроек так просто не уедешь. До «Братиславской», ближайшей станции метро, оттуда ходят всего лишь два автобуса, да и те с большими задержками и перебоями. Ровно 50 минут я проторчала на дороге, пытаясь разглядеть на горизонте хоть отдаленный намек на вожделенный общественный транспорт. В конце концов около меня что-то притормозило. Разъяренная жутким холодом и очередью, стоявшая на остановке толпа ринулась к несчастной маршрутке... Время было примерно три часа дня. Что же здесь творится по утрам, когда новоиспеченные новоселы едут на работу?
И вообще, можно как-то облегчить марьинским «переселенцам» жизнь, начав с ускорения процесса регистрации и перемены паспорта? Может быть, открыть какие-то дополнительные временные пункты?
Отвечая на мои вопросы, глава управы Марьинского района Николай Лобанов был категоричен.
– Это не проблема, – заявил он. – Очереди всегда были, есть и будут!
Конечно, будут, если ничего не делать для того, чтобы их не было.

Надежда Тавобова