Тяжелое наследство

Ни один московский законопроект не вызывал такого дружного неприятия, как «Об общественных пунктах охраны порядка в городе Москве».

Вроде бы там говорится о разумных вещах: пресечении всяческих нарушений во дворах и подъездах, соблюдении порядка в содержании жилья и тому подобном. Короче, обо всем том, без чего невозможна нормальная жизнь в доме. Но кроме всего, есть там и такой пункт: «Обо всех фактах нарушений граждане должны сообщать в органы государственной власти и местного самоуправления». Он-то и вызвал праведный гнев критиков.
Что поднялось! Пресса захлебывалась от негодования. Это что же? Сообщать властям? Возрождать тяжелое наследие – сексотов? Снова хотят сделать всех доносчиками? Документ окрестили «Законом об осведомителях». Поруганный и презираемый, проект летом даже не дошел до первого чтения в Мосгордуме. И лишь на днях депутаты приняли его за основу.
А чего взъярились? Что мы – одиноки? То, от чего мы открещиваемся, в Америке, например, нормальное явление. Там даже в отдельных микрорайонах висит объявление: «Соседи следят за тобой!». Оставлена машина в неположенном месте. Вынесена под покровом ночи к мусорнику тахта (там за вывоз таких предметов надо платить). И вообще, около какой-то квартиры ошиваются подозрительные личности. Сразу звонок в полицейский участок. И никого это не удивляет. Более того. На следующее утро соседи (тот, кто стукнул, и на кого стукнули) мило здороваются, каждый изображает на своем лице улыбку, и, довольные друг другом, расходятся по своим делам.
Первая реакция: они что там, все ненормальные, живут по каким-то полицейским правилам? Да нет. Сосед – хороший и милый человек, я против него ничего не имею (это понятие), но если что-то делает не так, пусть за то ответит. Закон! В знакомой двойчатке «Как жить – по законам или понятиям?» они безоговорочно выбирают первое: по законам. Человек в первую очередь думает о себе и своей семье, о том, чтобы она жила комфортно и безопасно. Что может быть естественнее такого желания? Нормальные люди, нормальная реакция.
А мы не любим законов и не любили никогда – в этом все дело. Потому не стукачеством обеспокоены, а тем, как бы сохранить себе спокойную жизнь. Сегодня я сообщу, что сосед бросил догнивать машину во дворе, а завтра он позвонит, что мой сынок сжег кнопки у лифта? Нет уж. Пусть все остается, как есть. Пренебрежение к законам (в данном случае, законам нормального человеческого общежития) – это и есть самое тяжелое наше наследие.
Ну а то, что никакой порядок в доме не наведем, если будем равнодушны к безобразиям в нем, никого не интересует. Пусть все горит синим пламенем.

Ирма Георгадзе