Возвращение в родительский дом

Уж, казалось бы, столько степеней защиты собственников жилья от мошенников создано государством, а все же злоумышленники находят лазейки, чтобы поживиться чужим добром. Нередко это становится возможным исключительно из-за продажности некоторых мелких служащих, готовых за несколько сотен «зеленых» оформить любую липовую справку.

Хоть замуж, лишь бы прочь
Осудит Валентину Сергеевну за то, что много лет практически не общалась с отцом, только тот, кто не жил в семье алкоголика. Сколько помнит себя, в доме были вечные скандалы. Пьяный деспот-отец, угнетаемая, но покорная судьбе мать, старавшаяся перед соседями и знакомыми создавать иллюзию благополучия в семье.
В детстве Валентина жалела мать, защищала ее. Когда подросла, не раз уговаривала развестись с отцом и разменять квартиру, но мать убеждала дочь: многие так живут и терпят. Да и как им выжить без отцовской зарплаты? Чтобы материально не зависеть от отца, Валентина после школы устроилась лаборанткой в НИИ. В институт поступила на заочное отделение, хотя с такими оценками легко прошла бы и на дневное.
Когда она познакомилась на танцах с курсантом военного училища, то поняла, что это ее шанс обрести свободу, может быть, даже совсем уехать из Москвы. Олег – а они сразу понравились друг другу – учился на последнем курсе. Серьезный, непьющий – лучшего кандидата в мужья не придумаешь. Встречались четыре месяца, а потом пришло время новоиспеченному лейтенанту отправиться к месту службы.
Валентина ждала от него признания и предложения ехать вместе с ним. Но Олег попрощался и уехал, оставив девушку в недоумении – вроде, все было так хорошо… Писем от него не было ни через месяц, ни через два, ни через три.
Взяв на вооружение изречение кого-то из великих: «Лучше делать и жалеть, чем не делать и жалеть», – Валентина через московского друга Олега узнала его адрес и написала письмо. Честно призналась, что ожидала продолжения их отношений и что совершенно не понимает причины их разрыва. Ответ пришел очень быстро.
Оказывается, молодой человек хотел, но не решился сделать ей предложение, боялся отказа. Она, мол, москвичка, а он приезжий – еще подумает, что из-за московской прописки хочет на ней жениться. К тому же, совершенно не был уверен в том, что она согласится отправиться с ним в далекий гарнизон.
Летом, сдав экзамены за третий курс, Валентина уехала к жениху без всяких сожалений. Но будучи девушкой не по годам предусмотрительной, свое право на московское жилье перед отъездом забронировала.

Подарок судьбы
Судьба будто компенсировала ей несчастливое детство. И с мужем жили в любви и согласии. И в глуши недолго прослужили – толкового офицера быстро разглядело начальство из штаба округа. Так что, если куда и перебрасывали Олега по долгу службы, то все это были областные или краевые центры. Сын учился в хороших, престижных школах. В общем, грех жаловаться.
Заработки мужа позволяли не работать, да по ее специальности химика-технолога не так просто было найти место. И все же Валентина нигде не сидела без дела. Освоила машинопись и стала классной машинисткой. Когда стали повсеместно переходить на компьютеры, пошла на курсы, освоила компьютерный набор – и снова была при деле.
Уроки детства не проходят даром. Хоть ее собственная взрослая жизнь и складывалась совсем иначе, чем у матери, но Валентина, имея перед собой ее пример, не забывала, что нельзя полностью зависеть от мужа.
Так же предусмотрительна и расчетлива была она и в отношении московской квартиры. Мать умерла еще не старой, быстро сгорев от тяжелой болезни. После ее похорон Валентина поставила отцу условие: она будет платить за квартиру полностью, а он напишет ей завещание на свою долю. Отец не возражал – больше на выпивку останется.
С тех пор каждое лето, направляясь с семьей в отпуск, она заезжала в Москву и вносила квартплату на год вперед. Ей бы приватизировать квартиру вовремя, да все как-то было недосуг.

Беда не приходит одна
Сначала, правда, поступило хорошее известие. Мужа наконец-то, под пенсию, переводили в Москву. Через пару месяцев, после передачи всех дел по службе, можно было паковать чемоданы для последнего в их жизни переезда – наскитались по стране, слава Богу. Но вслед за доброй вестью пришла телеграмма от соседки по московской квартире с сообщением, что умер отец Валентины. В Москву она полетела одна. С помощью соседей похоронила родителя, устроила поминки, даже погоревала, поплакала неожиданно для самой себя. Оказалось, что есть что вспомнить и хорошего об этом человеке, который был ее отцом.
Перед отъездом Валентина Сергеевна успела поставить вторую входную дверь – металлическую, чтобы можно было не беспокоиться за нее, пока они с мужем и сыном не переберутся в Москву.
Отправив контейнер с вещами, решили ехать с Дальнего Востока до столицы поездом – хотелось напоследок посмотреть на российские просторы из окна вагона, больше такого случая не представится. Впечатлений в дороге было много, но и устали, конечно, за неделю жизни на колесах невероятно. Дотащив чемоданы и сумки до квартиры, облегченно вздохнули. Но… Валентина Сергеевна достала ключи, нашла нужный и попыталась вставить его в замочную скважину. Ключ не входил в отверстие. «Попробуй другой», – нетерпеливо подсказал муж. Потом каждый по очереди перепробовал все ключи – ни один не подходил. Валентина Сергеевна пригляделась и обнаружила, что прежний замок, скорее всего, был вырезан и вставлен другой, точно такой же марки, но, естественно, с другими ключами.
Бросившись к соседке, она узнала, что в квартире недавно поселилась молодая пара. Любопытствующим новоселы объясняли, что квартиру им продала хозяйка. Ну, продала, так продала – наверное, планы изменились, решили те, кто знал о намерении Валентины Сергеевны с семьей вернуться в отчий дом. Никто и не заподозрил в этом какого-либо криминала.
Выслушав соседку, Валентина Сергеевна тут же вызвала наряд милиции. Блюстители порядка взламывать дверь категорически отказались. Велели дождаться новых жильцов и выяснить, на каком основании те поселились в квартире, а потом уже обращаться в правоохранительные органы, если будут на то основания.
Вечером выяснилось, что квартира приватизирована на некую гражданку Бирюкову, которая затем оформила договор купли-продажи с нынешними владельцами квартиры. Молодая женщина показала документ, который не вызывал никаких сомнений в его подлинности.
– Но на каком основании Бирюкова приватизировала мою квартиру? – возмутилась Валентина Сергеевна.
– По завещанию, – ответили ей.
Возмущенная Валентина Сергеевна требовала от «мошенников» немедленно освободить квартиру, но те пригрозили, что вызовут милицию.
– Ладно, – остановил Валентину Сергеевну муж. – Поехали сейчас в офицерское общежитие, а разбираться будем с помощью прокуратуры.
Бирюкову оперативники нашли очень быстро – она жила чуть ли не в соседнем дворе, а работала буфетчицей в рюмочной. Видно, там и познакомилась она с отцом Валентины. Как уж Бирюкова уговорила его написать завещание, теперь вряд ли кто узнает, но документ оказался совершенно достоверным.
Главный вопрос в том, каким образом мошеннице удалось приватизировать на себя всю квартиру, обойдя Валентину Сергеевну? По справкам из ЖЭКа, которые она представила на регистрацию, квартира была совершенно свободной. Печати, подписи – все, как полагается. Вот только, как теперь выяснилось, подписи даже не поддельные, а вообще, неизвестно чьи. В ЖЭКе ничего вразумительного по этому поводу так и не смогли сказать. С кого спросить – неизвестно.
Дальше – больше. Выяснилось, что «продала» Бирюкова квартиру своей дочери с зятем. А те, в свою очередь, уже выставили ее на продажу. Еще немного, и квартиру приобрели бы добросовестные покупатели, тогда вернуть ее было бы практически невозможно. Хорошо, что прокуратура успела вовремя наложить арест на квартиру, чтобы никакие сделки по ней были невозможными.
Но даже в этой ситуации еще два года пришлось Валентине Сергеевне судиться с мошенницей, чтобы вернуть себе квартиру. А сама мошенница, можно сказать, отделалась легким испугом – завещание было настоящим, а что касается подложных документов, то ведь не сама она их составляла и подписывала. Опытному адвокату удалось полностью отвести от нее угрозу тюремного заключения. Но Валентина Сергеевна радовалась уже хотя бы тому, что удалось вернуть квартиру. В суде наслышалась от людей разных историй и поняла, что ей еще повезло вовремя остановить мошенников.

Татьяна Комендант