Делить или не делить? – вот в чем вопрос

Еще недавно у нас принято было относиться к рыночным реформам как к панацее от всех хозяйственных бед. Рыночники и теперь утверждают, что если к этим реформам приобщить РАО ЕЭС, то в энергетику хлынут инвестиции, благодаря чему удастся преобразить всю отрасль.

Казалось бы, схема их проста: выделить сетевое хозяйство и сохранить его за монополией, все остальное – электростанции и прочие предприятия – предоставить в распоряжение частных компаний. И ведь успешный опыт такой «дележки» уже существует. И далеко ходить за ним не нужно: вон у нефтяников есть «Транснефть», которой принадлежит «труба» – основа монополии, а частные владения – ныне объединенные «Юкос» и «Сибнефть», «Лукойл» и другие – «завязаны» на нее. И потому за «Транснефтью» сохраняется «руководящая и направляющая» сила. Но у энергетиков не все так просто: электричество – специфический товар, который невозможно хранить, как ту же нефть или газ, да и потребление его – неравномерно, колеблется в зависимости не только от времени суток, но и дней недели (в выходные дни, когда большинство промышленных предприятий не работает, оно падает).
С этими особенностями товара, поставляемого РАО ЕЭС, и связан спор, который ведут между собой сторонники единой и неделимой системы и реформаторы, ратующие за ее расчленение. Первые утверждают, что если рынок все же будет создан, то он окажется неуправляемым именно в силу специфических свойств производимого энергетиками товара. Стихия рынка приведет к тому, что многие потребители окажутся на голодном пайке. Сегодня же реальным регулятором производственных отношений в стране служит РАО ЕЭС. Кстати сказать, во всех крупных странах мира энергетика остается регулируемой. Там же, где она подвергалась реформаторству, были случаи, когда целые города с многомиллионным населением из-за аварий лишались электричества и расчлененная система длительный срок не могла восстановить его подачу. В России, с ее огромными расстояниями, эта проблема встает особенно остро.
Трудно представить, насколько при нынешнем состоянии нашей энергетики в ней возможна рыночная конкуренция и к каким катастрофическим результатам это может привести. Обратимся к типичной ситуации, когда в пределах одной протяженной территории наряду со старой электростанцией эксплуатируется более современная, чей коэффициент полезного действия может быть вдвое выше, чем у устаревшей. Олигарх, скупивший компанию, предпочтет ту станцию погасить как нерентабельную. Но откуда он возьмет электроэнергию, если на единственном работающем предприятии произойдет авария? Ведь ее, как мы уже говорили, невозможно завезти со стороны и сохранить до критического момента. И выходит, что в условиях расчлененной системы нужно держать «на парах» и морально устаревшее предприятие.
Реформаторы выступают за то, чтобы отказаться и от регулирования тарифов на электроэнергию, которыми теперь занимаются региональные энергетические комиссии. Их деятельность вызвана тем, что в различных районах страны, в зависимости от условий и способа производства электрической энергии, разнится и ее цена. Например, в Красноярском крае, где когда-то были затрачены большие средства на строительство гидроэлектростанций, она достаточно низка. А где-то используются атомные электростанции, где-то более дорогие — тепловые. Поэтому регулирование тарифов ведется на региональном уровне. Что может произойти, если им пренебречь? Не исключено, что искусственная монополия, созданная на рынке электроэнергии одним мощным продавцом, имеющим дешевые источники для ее производства, установит и свои монопольные цены, которые будут потребителю не по карману.
Такие неоптимистические прогнозы подсказывают, что к реформированию отечественной энергетики следует подходить весьма осторожно.

Анатолий Голов