Экстрим на юго-западе, или Бодался Минатом с «Мосэнерго»

Ну стоят себе пятиэтажки и стоят. Рядом дворы с фонтанами, подъезды в цветах, пушкинские скверики с ротондами и детские площадки необыкновенной красоты. А тут – заплеванный подъезд с поотлетавшей плиткой, по которому без опасности для жизни не пройдешь на каблуках, вечно выбитые стекла на лестницах и влажные потеки на стенах. Город. Контрасты…

Радость отменяется
Жители чинили, подкрашивали, жаловались, вызывали, терпели. А тут грянула нечаянная радость – «хрущевки» № 47 (корпус 1) и 49 (корпус 1) по улице Дмитрия Ульянова определили под снос. Значит, не надо будет больше реанимировать отжившую свое электропроводку? Просить в очередной раз подлатать превратившуюся чуть ли не в решето крышу?.. Но радость жителей была недолгой – дома исключили из графика сноса 2003 года, так как Министерство Российской Федерации по атомной энергии (а проще говоря, Минатом), в ведомстве которых они находятся, на баланс города их передавать не торопилось.
«У Минатома России нет серьезной заинтересованности в передаче жилищного фонда в собственность города», – резюмировал ситуацию префект ЮЗАО Валерий Виноградов. Представители министерства упорно уклоняются от участия в совещаниях по этому вопросу, куда их приглашают, посылая «на амбразуру» начальника подведомственного ЖЭК-2. Ситуация с эксплуатацией домов, находящихся в ведении Минатома России, катастрофическая. Из двадцати одного строения, расположенного на территории округа, ни одно не готово к зиме. Только в Академическом районе за первую половину года поступила 51 жалоба от жителей домов Минатома, которых в районе всего четыре, и один из них – новостройка.
Министерство, в свою очередь, высказывает претензии в адрес правительства Москвы на слишком долгое прохождение документов. Такое положение длится не один год, а страдают, как всегда, жители. В частности, все прелести этой «тяжбы» испытывают москвичи, живущие по адресам: улица Дмитрия Ульянова, 43 (к. 1), 45 (к. 1), 47 (к. 1), 49 (к. 1), Севастопольский проспект, 22, Большая Черемушкинская, 19 (корпуса 1, 2, 3, 4, 5). Вот что говорят некоторые из них.

Как спится под зонтиком
Раиса Бурмистрова:
«В доме, построенном в 1961 году, ни разу не делался капитальный ремонт, в квартирах грибок, в подъезде – вечно сырые стены, во время дождей заливает в рассохшиеся рамы. Когда дождь – течет из-под плинтусов. Рядом цветники и красивые детские площадки, а у нас – вечно разрытый асфальт…»
Галина Сулейманова: «Батареи все ржавые и текут, давления не дают, говорят – лопнут. Слесаря вызывали-вызывали… сказал, что больше не придет – все равно ничего сделать не может. Зимой холод страшный, особенно в торцевых квартирах, живем с обогревателями. А ведь платим все исправно. Я, например, за двухкомнатную квартиру в 28 квадратных метров плачу ежемесячно 750 рублей. Дом – как решето, даже не поймешь, откуда заливает. Как-то с потолка текло, дочка спала под зонтиком, а у соседки наверху все было сухо. Подъезд не убирается никогда. В ЖЭКе говорят – уборщиц нет! Соседка тетя Валя пошла к ним, говорит: я на пенсии, давайте убирать буду. Не надо, отвечают, у нас все есть!..»
Валентина Ярошенко: «Батареи худые, заклеены пластырем, очень за них боюсь. Всю сантехнику уже меняла за свой счет, а централизованно нам меняли только газовые трубы. Как я окна не затыкаю – ничего не помогает. Приходится поролон на лето не вытаскивать, и все равно – и дует, и льет. В подъезде стекла все из двух-трех кусков. Вот между вторым и третьим этажом я сама раму гвоздями забила, а между четвертым и пятым – ветер дунул, и все вылетело! Ремонта не было никакого. Лестницу, правда, начали красить, но дошли почему-то только до второго этажа…»
Ирина Акопова: «У нас последний этаж, с потолка льет, хоть крышу иногда и латают. В соседней квартире прямо по двери текло. После протечек телефоны отключались. Поскольку нас собирались переселять, мы терпели. Трещины на потолке вот сама залатала, а когда выяснилось, что снос отменили, стала ремонт вместе с сыном делать – не жить же в таких условиях! В коридоре стена отвалилась, трещина образовалась сантиметров в пять. Балконы у нас так – чистая видимость, все края осыпаются, торчит арматура, у меня с края балкона обломился бетонный осколок, висит на честном слове, не знаю, как снять, а то упадет – кому-то плохо придется…»

Если где-то нет чего-то, значит, где-то что-то есть
Но последней каплей в и без того не радостной ситуации стало то, что «Мосэнерго», потеряв надежду на выплату огромного долга со стороны Министерства по атомной энергии, не возобновило горячее водоснабжение жителям ведомственных домов Минатома после плановых летних ремонтов.
В большинстве своем люди своевременно оплачивают коммунальные услуги, но тариф на тепловую энергию для населения установлен ниже стоимости ее производства и транспортировки. Разницу, в соответствии с действующим законодательством, энергетикам должны компенсировать собственники жилищного фонда. Минатом, подписавший с «Мосэнерго» договор, на протяжении многих лет своих обязательств не выполняет. Вот и решило «Мосэнерго» отыграться на ни в чем не повинных жителях.
Только в одном Юго-Западном административном округе без горячей воды остались девять домов. По Москве их значительно больше. Первый заместитель мэра в правительстве Москвы, руководитель Комплекса городского хозяйства Петр Аксенов обратился к вице-мэру столицы Валерию Шанцеву с просьбой повлиять на ситуацию и защитить права москвичей, независимо от того, в принадлежащих кому домах они проживают. Не остается в стороне и префектура ЮЗАО, твердо вознамеривавшаяся отстаивать интересы жителей. Крайне озабочена создавшимся положением Клавдия Гриняк, глава управы района «Котловка», на территории которого находится семнадцать домов Минатома – жители семи из них по-прежнему лишены возможности нормально постирать и помыться (ул. Винокурова, 24/4, Дмитрия Ульянова, 43(1), и по Б. Черемушкинской, 19 (к. 1, 2, 3, 4, 5).
А «Мосэнерго» и Минатом продолжают «бодаться», не желая идти ни на какие компромиссы: не составляется график погашения задолженности, не торопятся атомщики передать, пусть и со всеми долгами, обременительную собственность городу… (Может быть, дело в том, что 18-й квартал – выгодный и перспективный участок земли? Рядом Севастопольский проспект, и, с прицелом на продолжение Третьего транспортного кольца – всего семь километров от центра…)
Ну а в среднем с «водяным балансом» у жителей вышеупомянутых многострадальных пятиэтажек все в порядке: из кранов не течет, зато в непогоду обильный дождь льет с потолков, хлещет из рассохшихся рам, сочится из-под плинтусов...

Мария Кронгауз