Инспектор без жезла

В обиходе их принято называть инспекторами, хотя официально, по штатному расписанию, они числятся специалистами – главными и ведущими, первой и второй категорий. А в «миру» их так зовут, потому что они представляют инспекцию – жилищную.

Казалось бы, что общего между движущимся транспортом и недвижимым фондом, которым занимаются наши специалисты? Но, как ни странно, в их работе много общего с обязанностями представителя ГАИ. Хоть и черно-белый жезл им по должности не положен. По словам заместителя начальника жилищной инспекции по Северному административному округу Николая Сударикова, круг их профессиональных забот связан с защитой интересов жителей: в случае выявления нарушений в эксплуатации жилых домов или в обеспечении жилищно-коммунальными услугами инспекторы обязывают нарушителей устранять все недостатки, а не только те, что могут упоминаться в обращении жильцов. Слова-заменители из профязыка, смягчают понятия с негативным оттенком: обращения жителей – это не что иное, как жалобы. Их много – серьезных и по мелочам. И все нужно проверить. За минувшие полгода по ним специалистами жилинспекции по Северному округу выдано около двух тысяч предписаний, адресованных как руководителям эксплуатационных служб, так и владельцам жилых домов и управляющим организациям.
На что больше всего жалуются? Опять же, говоря специфическим языком, на «недоремонт». «Недопоставка», «недовложение», «недовыполнение» – полузабытые слова из близкого далека…
Коллега Сударикова, заместитель начальника жилинспекции Мария Орехова говорит, что содержание жалоб зависит «от характера погоды» (оказывается, не «каждая погода – благодать»): лето красное настает – кровля и панельные швы протекают, зима приходит – жильцы жалуются на нарушение температурного режима. Летом жалоб меньше – народ по дачам разъезжается. Правда, на этот раз активность жильцов не ослабевает: видимо, предполагает Орехова, причина в том, что в городе организована «горячая линия», фиксирующая все претензии к кровле.
Жителей, которые звонят или приходят в инспекцию с личными заботами, ее сотрудники воспринимают как своих помощников. Разве четырнадцать специалистов, положенных по штату, смогли бы без них углядеть за всем огромным хозяйством – в округе жилых домов свыше трех с половиной тысяч. И уж точно, что люди, их населяющие – это глаза и уши жилинспекции, особенно когда дело касается перепланировок. Когда бы еще до официальных кабинетов докатилось эхо неумолчных перфораторов, свергающих несущие стены, и отголоски прочих испытаний, выпавших на долю соседей? А вся причина в том, что один из них затеял долговременный евроремонт с полной перепланировкой. Он-то думает, что это его личное дело, коли он из квартиросъемщика нежданно-негаданно превратился в собственника. Но вдруг, как снег на голову, является жилищный инспектор и обнаруживает, что перепланировка ведется без утвержденного проекта или же в нарушение такового. А если с проектом все гладко, то «перестройщик» с удивлением узнает, что срок, отведенный для глобального преобразования его квартирного мира, ограничен четырьмя месяцами, а приглашенным строителям следует трудиться в нем, не выходя за рамки дневной смены и рабочей пятидневки.
Теперь-то уж, помня о бдящих соседях и вездесущей жилищной инспекции, квартировладельцы становятся все более законопослушными: почти у всех есть документы, позволяющие проводить перепланировку. В ином случае им грозят штрафные санкции, а то и суд.
Так круто сотрудники жилинспекции поступают не только с частными владельцами, но и с должностными и юридическими лицами, которые не выполняют их предписаний в отведенные для этого сроки. Контроль поставлен четко. Штрафные санкции, предусмотренные законом для нерадивых чиновников, могут быть применены и за невыполнение предписания, а потому «воспитание рублем» приносит свои плоды.
Однако чтобы протокол об административном правонарушении возымел действие, он должен быть убедительно составлен, а значит, сотрудник жилинспекции обязан в определенной степени быть знаком и с юриспруденцией.
Мы-то и не вспоминаем о неблизкой зиме, а в жилинспекции о ней думают уже сейчас: предстоит проверить, как минимум, тысячу зданий, чтобы убедиться в готовности к зимнему сезону систем отопления жилых домов всего Северного округа. Параллельно с этим осматриваются системы холодного и горячего водоснабжения. Такой контроль следует после того, как эксплуатационники отчитаются перед префектурой о завершении своей работы. И можно им лишь посочувствовать, если обнаружится, что она выполнена некачественно.
Вот уж поистине – контроль сверху донизу (от крыши до подвала). В том и состоит каждодневная работа жилищного инспектора. Еще неизвестно, у кого она напряженнее – у него или инспектора с жезлом.

Э. А.