Общежитие типа «отель» все же хуже собственной квартиры

В далекую эпоху социализма завоевывать Москву ехали полные энтузиазма юноши и девушки из провинции. Они строили здесь метро, возводили здания, стояли за станками в цехах мощных предприятий… На площади Гагарина, Дорогомиловской, в переулках «Аэропорта» лепились деревянные бараки метростроевцев, шумели рабочие общежития Дегунина, вокруг заводов и фабрик вырастали рабочие поселки.

Счастливчикам повезло – они получили жилье в возводимых их предприятиями ведомственных домах. Остальные привыкали к тому, чтобы быть всегда на людях в ульях бесконечных общежитских коридоров, и ожидали светлого будущего. Некоторые ждут до сих пор. Но предприятия разорились, дома обветшали… Тут уж повезло тем, чье жилье город принял под свое крыло, говоря проще – взял на баланс.
Так, например, жильцы бывшего общежития (ул. Красная Пресня, 36), где не было ни горячей воды, ни телефонной связи, недавно получили новые квартиры. Когда Управление Департамента жилищной политики в ЦАО предложило обитателям «общаги» несколько квартир в Южном Бутове, пришел весь дом – дайте хоть что-нибудь! И, в отличие от прочих капризных аборигенов центра, люди с радостью поехали в Марьино. Но так везет не всем.
Вот на Северо-Востоке сорок с лишним ветхих домов. Многие из них – бывшие ведомственные. А часть – общежития. Нет больше многих предприятий – переакционированы, обанкрочены, а их общежития остались беспризорными. Вот дом по Студеному проезду, 19. Когда-то он принадлежал Управлению строительства № 5 Спецстроя России, которое и затеяло там перепланировку – чтобы работникам управления обзавестись нормальными кухнями и ваннами. Почившее управление передало дом на баланс ДЕЗа района Северное Медведково. Затянувшаяся перепланировка вроде бы подошла к концу, но ордеровать жильцов нет возможности, пока ее результаты не будут рассмотрены и утверждены на межведомственной комиссии округа.
В начале 90-х годов, когда шла приватизация и собственность переходила из рук в руки, в уставной фонд предприятия зачастую вносили жилые дома, и, соответственно, общежития. Потом вышел закон, запрещающий подобное, но отголоски той ошибки до сих пор слышны – многие здания вместе с людьми оказываются бесхозными. И кому бы они ни принадлежали, люди в конечном итоге идут за помощью к городским властям – в префектуру, в Департамент жилищной политики… И те стараются хоть чем-то помочь. Если власть принимает на себя обязательства по эксплуатации здания, условия там, конечно, улучшаются. А жилищникам прибавляется головная боль: надо поднимать справки – кто, когда, временно ли, постоянно, был прописан, в самом ли деле работал на заводе…
Контрольный пакет акций Комбината твердых сплавов оказался у шведской фирмы «ОАО Сандвик-МКТС». От комбината остался небольшой цех, а здание общежития, располагающееся по адресу Октябрьский переулок, 12, теперь принадлежит компании «Интерметсервис». В нем расположилась гостиница. И вот в ней (с 10-го по 16-й этаж) живут бывшие работники комбината. Чьи они? Шведы утверждают, что «Интерметсервиса», компания апеллирует к более не существующему комбинату. Делом занимались и префектура СВАО, и окружное управление Департамента жилищной политики, и арбитражный суд… Но оно пока не сдвинулось с мертвой точки.
Вот общежитие завода «Станколит» на улице Гончарова, 17Б. Предприятие обанкротилось и передало карточки прописки жильцов в управу района Бутырский – что хотите, то и делайте! ДЕЗ должен принять здание на баланс, его жителей надо ордеровать… Три подъезда. В одном – помещения для одиночек, в других двух – для семейных. Кто там только не жил! Принимали на работу по каким-то липовым договорам, делали какую-то внутреннюю прописку, заключали договоры аренды… Теперь спросить не с кого! Что такое койко-место? В одной комнате может быть по 5–7 человек. А выделить каждому нужно либо отдельную квартиру, либо комнату. И вот сидят жилищники и кропотливо изучают документы – что милиция принесет, что Дирекция единого заказчика. Сравнивают, сличают, спрашивают…
У общежития ныне здравствующего Останкинского завода безалкогольных напитков, расположенного на улице Добролюбова, 8, свои проблемы. Оно вообще находится в производственном корпусе, на территории самого предприятия, где жить, по всем санитарным нормам, категорически запрещено. СЭС, естественно, требует общежитие вывести с непригодной для житья территории. Но ведь людей надо куда-то отселить! Завод утверждает, что у него на это нет средств. Вот если бы СЭС разрешила открыть в освобождающемся помещении цех по производству водки, тогда и средства появились бы… Пока, чтобы хоть частично разрядить ситуацию, префектура СВАО и Департамент жилищной политики пошли на то, чтобы временно поселить людей в частично отселенный дом по улице Бутырской, 84. Из двадцати одной семьи уже отселили двенадцать. Но это – тоже временное решение проблемы.
Документы собираются, переговоры продолжаются, стороны судятся. Такие дела, как говаривал Курт Воннегут.

Мария Кронгауз