Пожалейте Боливара!

Что может сдвинуть гору с места? Упрямство Магомета. Если он так уж равнодушен к ландшафтным прелестям, гора сама соберется к нему. Поставьте в этой метафоре на место, с одной стороны – жильцов, и товарищества – с другой, получится точная картина.

Кто кому Магомет
В Москве сейчас около тысячи ТСЖ. Конечно, прогресс. Всего год назад их было менее семисот. Но если сравнить с общим количеством домов – около сорока тысяч – капля в море. Ну не желают соседи объединяться. Им предлагают: не упрямьтесь, создайте товарищество, там всякие блага. А они не верят. И правильно делают. Права, как известно, даром не даются, их еще надо завоевать. Потребовать от города, чтобы он выполнял свои же законы и постановления. «Зачем, – говорят, – нам эта головная боль? И без того забот полон рот. Проживем с плохим обслуживанием. Не привыкать…».
И вот тут-то власть должна сказать свое слово. А скорее – слово и дело. Слово – это просто уговорить, убедить людей в преимуществах жилищных объединений (что еще не очевидно). Дело – это конкретная помощь в первых самостоятельных шагах отважившихся объединиться. То есть те, от кого зависит создание ТСЖ, сами должны прийти на поклон к жильцам и попросить их: «Товарищи (или господа), мы хорошие, обещаем вам то-то и то-то, все обещания не выполним – это уж, как водится. Но жизнь вашу в доме сделаем более комфортной и менее проблемной – не сомневайтесь». Ситуация горы и Магомета.

Для чего нам управы
По идее, сказать эти слова должны бы районные управы. Главная роль в создании товариществ (и, кстати, не обязательно собственников, жильцов, а вообще – объединений) поручена именно им. Кто, как не районная власть, лучше других знает, какие на ее территории есть строения, ведает обо всех их помещениях? И отдаст жильцам те, на которые они имеют право. Пользуйтесь, зарабатывайте!
На этом месте искушенный читатель сделает скептическую мину. Опять нежилые? Опять неразрешимый конфликт с имущественным департаментом? Не скажите. Есть в доме технические подвалы, общее имущество жильцов, их безусловная собственность. Можно трубы, вентили и насосы взять в короба, поставить перегородки… Вот и свободные площадки. Охотников занять их найдется немало.
С какого дома начинать? Надо знать контингент жителей, потому как не всякий решится на самоуправление. Кто живет в каждом доме – тоже известно управе. Предпочтительно, чтобы это был, в основном, благополучный народ – как с точки зрения достатка, так и наличия жилой площади. Желательно, чтобы средний возраст имел не очень большой. Потому что молодые (относительно, конечно, молодые – где-то в районе 40 лет) и обеспеченные люди социально активнее, быстрее обзаводятся рыночной психологией. А потом надо выявить самых неравнодушных людей – инициативную группу, созвать общее собрание жильцов...
Не скроем – все это колоссальный труд. Работникам районных управ надо быть и хорошими организаторами, и юристами, и психологами. Нет таких в самой управе – пригласите со стороны. И, кстати, есть откуда – год назад был создан специальный ГУП по содействию управам в части формирования кондоминиумов. В общем, надо запустить буксующий механизм жилищного самоуправления, а там, глядишь, он и сам заработает. Только успевай-регистрируй новые объединения.
Сразу скажем: какую-ту работу управы, конечно же, делают. Ведь то, что сейчас сформировано около двух тысяч кондоминиумов, – их заслуга. Поясним, кстати, еще раз, что значит это труднопроизносимое иностранное слово (которое, между прочим, знали еще древние римляне!): комплекс недвижимого имущества – то есть земля и помещения, которыми владеют граждане. Но управляют ли ими? Редко. Для этого и нужны ТСЖ. Для начала – домкомы или территориальные общины. Кстати, даже, если люди не желают обременять себя лишними заботами, сам факт, что дом вошел в кондоминиум, – уже подарок жильцам. Согласно распоряжению мэра Москвы (№ 1058-РМ «О ходе выполнения распоряжения мэра Москвы от 13.05.2002 № 275-РМ «О мерах по развитию самоуправления граждан в жилищной сфере как инструмента реализации жилищно-коммунальной реформы в интересах населения»), дирекция обязана отчитываться перед жителями, на что потратила деньги, предназначенные на обслуживание жилищного фонда. Когда такое бывало?
Но все-таки конечная цель создания комплексов – формирование товариществ. Возникновение такой структуры, когда сами жильцы берут на себя полную ответственность за состояние дома. Либо нанимают частную компанию, либо тот же ДЕЗ, с которым заключат договор. И тогда дирекция (именно для этого дома!) сама становится управляющей коммерческой фирмой.

Горчица с медом
В общем, есть чем заняться районным управам. Но именно эту работу, если не считать исключений, о которых еще скажем, – они и не хотят делать. Более того, делают прямо противоположное: создают препятствия на пути ТСЖ. Ведут все к тому, чтобы их не было вовсе. Как? Хитрый ход. И заключается он в том, что свои функции по созданию товариществ управы передают дирекциям.
Ничего более нелепого и вообразить нельзя! Бедный Боливар – если понимать под ним все жилищно-коммунальное хозяйство или – в более узком смысле – данный конкретный дом, – каково ему? Дирекции как отживший (или отживающий) институт и новые нарождающиеся ТСЖ – это же смертельные враги. Вместе существовать они не могут. ТСЖ – это прямая угроза дирекциям, конец их спокойной жизни. Уж они-то спросят с него за качество услуг, потребуют отчета за каждую потраченную копейку. Да какой же, простите, дурак раскрывает сейчас свои финансовые дела! Уж не говоря о том, что товарищества точно уж укажут дирекциям, как надо работать.
Надсмотрщики им не нужны, и потому – подобные примеры есть – жителей не то, что вовлекают в объединения, а всячески предостерегают против них. В общем, ведут самую настоящую «антипропаганду» товариществ.
Так обстоят дела с дирекциями. Но районной власти, которой до фени жилищное самоуправление – и того мало. Она создает еще более уродливый, еще более противоречивый симбиоз. Дело в том, что в ряде районов к управлению домами пришли частные компании. И если муниципальные ДЕЗы остаются все же государственными структурами, на них можно прикрикнуть, и те – нехотя, скрепя сердце – все же возьмут под козырек, то кто обяжет коммерческую организацию с кем-то делиться и растить себе конкурентов? А потому, когда поручают им создание ТСЖ, – это не просто горчица с медом, но сознательный саботаж самоуправляемых жилищных объединений.

Хорошенького понемножку
Но мы обещали вернуться к положительным примерам – они есть. В Юго-Западном округе по прямому указанию префекта Валерия Виноградова тех специалистов районных управ, которым положено заниматься товариществами, освободили от всех других нагрузок, а вернее, назвали все другие второстепенными, главное внимание – ТСЖ. Иными словами, отказались от формального подхода к жилищному самоуправлению, потребовали реальных дел. Такой подход, кстати, не проявил ни один округ. Не потому ли на Юго-Западе так много товариществ – порядка 100, и по этому показателю он занимает второе место в городе, сразу после центра (с которого и начались ТСЖ и где – традиционно – их больше всего)?
Есть опыт и в Южном округе. В Братееве, например (глава управы Виктор Пчеловодов), решили как-то сгладить конфликты между ДЕЗами и ТСЖ, создав именно при управе согласительную комиссию, которая решает споры между муниципальной и общественной организациями. Конфликтов, понятно, немало. Окончательный вердикт как раз и выносят независимые юристы, приглашенные из коммерческой фирмы. Один пример: все проекты переустройства дворов здесь утверждаются только тогда, когда на них дают добро жители. Не потому ли Братеево – один из самых благоустроенных районов округа? Да и жители, видя, как с ними считаются, становятся менее равнодушными, более активными. Начинают, как правило, с домкомов – их в Братееве уже немало. А потом районной управе легче формировать кондоминиум, передавать его в управление жильцам.
Итак, бытовавшее еще не так давно мнение: «Виноваты жильцы! Они не доросли еще до самоуправления, не понимают своей же выгоды» на поверку оказывается не таким уж бесспорным. Люди готовы объединяться, но только там, где власть – своя, местная, родная! – приходит им на помощь. Тогда и психология у них меняется, они больше проникаются проблемами своего дома, сами готовы участвовать в их решении.
Но таких примерных управ в Москве – раз, два и обчелся.

Исаак Глан