Сначала поможем, потом разберемся

В статье «Воланд здесь не живет» («Квартирный ряд», 9 сентября) речь шла о ремонте крыши в «булгаковском» доме по ул. Б. Садовой, 10. Назывался дешевый и эффективный герметик, который можно успешно использовать в таких работах. К сожалению, изобретение (а именно таковым и был признан новый состав) распространения в столице не нашло. Но остро ли вообще стоит проблема подобного ремонта в городе? Часто ли страдают от текущих кровель москвичи? Что вообще необходимо предпринять, чтобы во время дождей не было потопа в квартирах? Об этом рассказывает заместитель начальника Мосжилинспекции Сергей ТИТОВ.

Когда говорят «дом», представляют нечто солидное, фундаментальное, прочное. Чаще всего это так и есть. Но у дома есть одна «ахиллесова пята», конструктивная часть, наиболее деликатная, чувствительная к грубым внешним воздействиям. Это — кровли.
Сразу отвечу на возражение: плохой материал? Не держит влаги? Быстро выходит из строя? Нет, дело не в этом, или скорее — не только в этом. С такими сложными климатические условиями, какие бывают в Москве, не сталкивается, пожалуй, ни одна страна в мире: в холодные месяцы температура переходит через ноль 50, а то и 70 раз. Не всякий состав такое выдержит. А в этом году к традиционным особенностям погоды добавилось еще и необыкновенно дождливое лето. И хотя аварий, связанных с протечками, становится заметно меньше, но на их устранение все еще тратятся немалые деньги. В сумме затраты на ремонтные и эксплуатационные нужды составляют около 16 проц. от всех затрат на содержание жилого дома.
В мае этого года в Мосжилинспекции была открыта «горячая линия» по кровлям, она действует и сейчас (напомню ее телефон: 281-77-80). За это время поступило более 1200 обращений граждан. Вот округа, откуда были наиболее частые звонки: Северо-Восточный, Северный, Западный.
Понятно: каждый такой звонок очень тревожен, ждать люди не могут. И поэтому в Кровельной технической инспекции установлено железное правило: сначала надо любыми методами устранить течь (времени на это дается не более суток), а потом вместе с окружными работниками жилищно-эксплуатационных организаций разобраться в причинах, почему она возникла, и принять уже более серьезные меры по восстановлению герметичности кровли. Вплоть до капитального ремонта. В настоящее время в 86 проц. случаев ситуация исправлена.
Изучение возникающих ЧП показало: одна из основных причин - небрежная работа нанятых бригад, сбивающих сосульки с крыш. Инструмент у них самый примитивный: топорик, ломик. При этом, освобождая кровли от наледи и сосулек, они нисколько не щадят само покрытие. Такую работу иначе, как варварской, не назовешь. После того, как подобные «борцы с сосульками» побывают на крыше, там порой возникает не один десяток пробоин. Ясно, что в первую же оттепель вода начинает заливать помещения.
Неудовлетворительна и сама текущая эксплуатация кровель. Назову только один адрес: ул. Волочаевская, 20, корп.2 (район Лефортово). Когда наш инспектор поднялся на крышу, выяснилось, что в системе внутреннего водоотвода решетка была наглухо забита мусором. Да и на самой кровле лежал слой грязи. Две протечки, которые были в кв. 44, лежат целиком на совести работников здешнего ДЕЗа.
Другая причина: скапливается влага в щелях, которые возникают между различными строительными конструкциями и фасадом. Ясно: такие щели надо вовремя устранять. Но и это не делается. Примеров можно привести немало.
Но вот кровля отремонтирована.Надежно ли? Далеко не всегда. Пригласили компанию, а потом лишь подписали акт сдачи-приема. А как сделана работа, никого не интересовало. Не удосужились даже подняться на крышу. Примерно 11 проц. протечек случалось в домах, где только-только провели ремонт кровель. Назову конкретные адреса: ул. Таганская, 31/32, ул. Акад. Комарова, 18-а, ул. 60-летия Октября, 18, корп.1, ул. Маршала Тухачевского, 23, стр.2, ул. Кантемировская, 5, корп. 2, и ряд других. К сожалению, бывают и такие случаи, когда мы, инспекция, указываем брак в работе, но дирекция не спешит его ликвидировать. Пример — Сумской пр., 8. Ремонтники небрежно уложили покрытие, оставили после себя так называемые застойные зоны — «блюдца», в которых скапливается вода. А пострадали жильцы.
В настоящее время гарантии на кровельные работы даются всего на год, от силы на два. Но что за это время можно проверить? Мосжилинспекция выступила с инициативой: такая гарантия должна быть не менее чем на 10 лет. Будем этого добиваться. Недавно принятое распоряжение первого заместителя мэра в правительстве Москвы (от 19 мая 2003 г. N 320-РЗМ) поручает заказчикам и генеральным подрядчикам, начиная с 2003 года, при заключении договоров подряда на строительство жилых домов индустриальных серий, строящихся за счет средств городского бюджета, предусматривать гарантийный срок качества работ по мягким кровлям и стыкам наружных стен не менее 10 лет.
А кто контролирует текущее обслуживание кровель? К сожалению, и здесь ответственного не найдешь. А ведь, по идее, он есть — это работник ОДС. Диспетчер — не только «телефонная барышня», которая механически принимает заказы, но в ее обязанность входит также контроль за их исполнением, анализ заявок жителей — где наиболее уязвимые места дома. Ответственная должность! Но диспетчер, несмотря на всю важность выполняемой им работы, не контролирует качество ремонта. Для этого в управляющей домом организации имеются инженерно-технические работники, которые, судя по всему, тоже далеко не всегда выполняют свои обязанности.
В связи с этим хочу вернуться к более чем тысяче звонков в нашу инспекцию. Такого количества могло и не быть, если бы люди получили помощь на местах, если бы их заявки качественно выполнялись. К сожалению, такого не произошло. И пожаловаться было некому. Думается, что надо более строго подходить к отбору работников ОДС, а для этого провести внеочередную их переаттестацию. Это также предложение Мосжилинспекции. Диспетчер — это, по сути, правая рука руководителя ДЕЗа. От его старательности, квалификации во многом зависит благополучие жильцов.
И еще один важный момент. Понятно, что ремонт крыши — работа серьезная и ответственная, кроме всего прочего, она требует создания надлежащего температурно-влажностного режима. Ведь именно теплый воздух, который образуется под кровлей, и ведет к образованию сосулек. Чтобы избежать этого, надо хорошо потрудиться: отремонтировать продухи, заменить слежавшийся теплоизоляционный слой. А этого не делают. На серьезность ситуации обратил внимание мэр Москвы Ю. Лужков. И вот решено: ни один ремонт крыши не примут, если он не будет комплексным. Если не обеспечат надежную вентиляцию на чердаке.
Выше я говорил: кровля — самая деликатная, самая ранимая часть дома. Обращение с ней должно быть предельно осторожным. Но вот недавно наши инспектора пришли по жалобе в дом 43 на Фестивальной ул. (район «Левобережный»): в кв. 14 то и дело случались протечки, а причину найти не могли. Выяснилось, что водосток забила полиэтиленовая бутылка. Ладно, плохо искали. Главное: а как она вообще попала туда?
Кому позволили забраться на крышу? Ясно ведь: вход на нее должен быть категорически запрещен! На это, кстати, обращали самое серьезное внимание еще три года назад, когда проводилась компания по закрытию подвалов и чердаков с целью защитить москвичей от актов терроризма. Но подобная работа имеет самое непосредственное отношение к нормальной эксплуатации дома вообще. На крыше не должно быть никого из посторонних!
К сожалению, до сих пор это правило нередко игнорируют. Вспоминаю, как однажды решил подняться на кровлю в доме 26 на Зеленом проспекте. Сам дом принадлежал ЖСК, и его председатель дотошно выспрашивал нас, кто мы такие, зачем, с какой целью поднимаемся на крышу. Он сам открыл чердак и буквально по пятам ходил за нами. Я подумал: вот это настоящий хозяин! К сожалению, подобные примеры редки. Кто только беспрепятственно не поднимается на верх здания! И рекламщики, и телевизионщики (те, которые ставят антенны), и телефонисты, и электрики, и радисты, и лифтовики. Их интересует выполнение только собственных работ, о другом не заботятся. А ведь ясно: не будет строго контролируемого доступа на крышу, не добьемся ее герметичности, ведь повредить ее ничего не стоит.
Безусловно, требует совершенствования и кровельный материал. Сейчас, например, в городе проводится работа по устройству так называемых вентилируемых кровель. Поясню. Обычно покрытие наклеивается на бетонное основание. Но теплый воздух, который так или иначе поднимается в результате жизнедеятельности обитателей дома, разрушает самый прочный клей, на кровле образуются воздушные пузыри, куда и попадает вода. Новый метод предлагает вместо клея использовать механическое крепление — оно более надежно. А под сплошным кровельным покрытием создается естественная вентиляция, что позволяет таким путем испаряться образующемуся конденсату.
Вполне возможно, что это и так. Но кто оценит новшество? И кто предложит новые технологии по строительным и ремонтным работам на крышах вообще? К сожалению, лаборатория по кровлям, которая существовала в МосжилНИИпроекте, много лет назад ликвидирована. Думаю, что, не пройдя научную экспертизу, не получил широкого распространения и тот герметик, о котором писала ваша газета. Лаборатория по кровлям должна быть восстановлена! Новые материалы, новые технологии не только избавят людей от многих неприятностей, связанных с комфортным проживанием в домах, но и сократят расходы на наше многострадальное жилищно-коммунальное хозяйство.

Игорь Голиков