Первые итоги деприватизации

Слышала, что сегодня можно деприватизировать жилье без суда. Кто пользуется этой нормой? А. БОРИСОВА

Отвечает депутат Мосгордумы, председатель Комиссии по жилищной политике Галина ХОВАНСКАЯ:

- Действительно, сегодня можно деприватизировать жилье без судебных тяжб. Этой нормы московские законодатели добивались очень долго, упорно внося законодательную инициативу в Государственную Думу.

Такая норма родилась на свет благодаря обычным, простым людям, которые приходят на прием к депутату. Ко мне, как к действующему депутату городской Думы, избиратели обращались постоянно. Нормы закона никем искусственно не придумываются, их формулирует сама жизнь.

О чем же просили люди, в основном, одинокие, пожилые, беззащитные владельцы московских квартир? Уберечь их от бандитов, промышляющих на квартирном рынке, охотящихся за одинокими собственниками. Но и не только от них. Иногда «любящие» родственники в нетерпеливом ожидании наследства ведут себя куда хуже бандитов, буквально вгоняя в гроб своих стариков.

Но не так легко было отказаться от собственности, однажды ею обзаведясь. Признать сделку недействительной можно было только через суд, а в суде надо было доказывать, что во время приватизации квартиры вы не отдавали себе отчета в своих действиях. Суды отказывали в таких исках. Люди шли к нам – городским депутатам, но и мы не могли им помочь, потому что менять надо было федеральные нормы. Но, наконец, мы «пробили» норму в федеральное законодательство, и механизм деприватизации заработал в Москве. Люди могут отказаться от собственности, но при этом надо иметь в виду, что право приватизации давалось им один раз, и второй раз они им воспользоваться уже не смогут.

Каковы же первые итоги? Случаи деприватизации становятся, на удивление, не единичными, а массовыми. В каких ситуациях москвичи обращаются с просьбой деприватизировать квартиру и заключить с ними договор социального найма? Когда они, став собственниками, теряют льготы по оплате жилья, как это случилось с инвалидами, когда они опасаются возрастающих налогов на имущество, жилищных и коммунальных платежей, когда вспоминают о том, что собственник должен нести в полном объеме бремя расходов за жилье. Ведь государство, создав класс бедных собственников, вынуждено сейчас им помогать, выплачивая компенсации из бюджета.

Но не только эти люди обращаются с просьбой о деприватизации. О деприватизации хлопочут граждане, которым предстоит переселение из пятиэтажки. Ведь при переселении есть случаи, когда выгодно быть нанимателем, а не собственником. Например, компенсации, даже достаточно серьезной, с гарантией города, которую имеет право получить собственник единственного жилья, недостаточно, чтобы купить квартиру по нормам, даже в районах массовой застройки. И квартиру вам могут дать меньше, нежели в аналогичном случае нанимателю – по социальным нормам.

И в этом случае оказалось выгодно деприватизировать квартиру. Конечно, это законное право наших граждан, но они должны понимать, что повторно приватизировать квартиру уже не смогут. Значит, людям становится важна не столько собственность, сколько реализация своих жилищных прав.

Елизавета Сонина