Долгий путь к квартире

Очередь на бесплатное жилье. Одна из немногих очередей, оставшихся сегодня в нашей жизни – наследство старых «социалистических» времен. «Квартирный вопрос» испортил не только москвичей, нуждающихся в его разрешении, но, к сожалению, и многих чиновников, которые за него ответственны.

Беда приходит, откуда не ждали
Примером тому может служить история пенсионера Сидорова Петра Ивановича (фамилия, по понятным причинам, изменена). Вместе со своей женой и двумя сыновьями проживал он в маленькой двухкомнатной квартире на западе Москвы (на четверых меньше 40 квадратных метров). Пока сам был молод и здоров, и дети маленькие, все вроде ничего было. Но в 1992 году (как раз 54 ему стукнуло) настиг инсульт.
С годами болячки накапливались, и через 5 лет со второй группы инвалидности перевели на первую. Ноги стали отказывать, выходить на улицу стало трудно, а в маленькой квартирке и балкона нет. Решили тогда на семейном совете встать в очередь на жилье. Знающие люди объяснили, что в их то ситуации они должны быстро получить новую квартиру, в доме, специально для инвалида оборудованном.
Но скоро только сказка сказывается. Собрали необходимые документы, отнесли куда надо. Там, где надо, сказали: ждать придется пять лет. Через пять лет будете в новой просторной квартире. Ну что ж, набрались терпения, стали ждать. За обыденными делами да хлопотами время быстро пролетело. Сыновья, хотя и выросли и возмужали, но своими семьями так и не обзавелись: на отдельные квартиры, куда жену можно привести, денег не заработали, а невестам, у которых свои квартиры, мужья с таким «приданым», как отец-инвалид, ни к чему.
По прошествии этих самых пяти лет стала семья своим «делом» у чиновников своего Западного округа интересоваться. Тут-то все и началось.

«Инвалидные» мытарства
За время «выбивания» инвалидом Сидоровым положенного ему жилья два префекта в округе сменилось. Пережитого за время хождения на костылях по разным организациям никому не пожелает. И сейчас он считает, что удалось квартиру получить только благодаря собственной настойчивости и целеустремленности.
До тех пор, пока Петр Иванович на прием к вице-мэру В. Шанцеву не попал, дело не очень двигалось. Инвалиду, «привязанному» к своей поликлинике, предлагали квартиры в районах, где плохо развита инфраструктура. Был даже вариант в доме без лифта (!) и без балкона. Отказы дали возможность чиновникам отрапортовать на запрос В. Шанцева, что, дескать, привередливый очень гражданин Сидоров, мы к нему навстречу со всей душой, а он ни на что не соглашается.
Префект (на ту пору) В. Кирюшин во время приема поинтересовался, что ж это вы от Солнцева-то отказываетесь? Такой район зеленый, хороший. А то, что этот район и вдали от прежней квартиры, где сыновья останутся, и от поликлиники, куда Петр Иванович «приписан», и станцию метро в этом районе лет через десять только построят, а персонального автомобиля с шофером у пенсионера нет: обычный он пенсионер, а не, как раньше говорили, «союзного значения», – все эти «мелочи» в расчет не принимались.
Совсем было уж отчаялся наш Петр Иванович, да все-таки решил последний раз к властям обратиться. Пришел он в Управление Департамента жилищной политики в ЗАО и по счастью попал не к заместителю, как обычно, а к начальнику. А у того на столе как раз лежал список распределений в районы Мичуринского проспекта и в Матвеевское. Берите, говорит, гражданин Сидоров, смотровой ордер в Матвеевское, там дома недавно построили, хорошие, каменные, и квартиры большие, удобные.

Свет в конце тунеля
Поехал Петр Иванович с семьей в Матвеевское. Добираться от дома удобно. Квартира, хотя и однокомнатная, но по московским меркам огромная – 50 квадратных метров. Прихожая – как еще одна комната. Балкон – большой, застекленный. Можно туда диванчик поставить и летом чай пить, на небо смотреть. Двадцатый этаж, видно как храм Христа Спасителя издалека куполами блестит.
Четыре лифта, два грузовых, куда и коляска инвалидная въедет, и два обычных, пассажирских. Квартира и дом всем понравились. Решили брать. На радостях тогда, помнится, небольшое семейное торжество организовали.
В октябре квартиру смотрели, а своей ее назвать только через месяц смогли – столько надо было еще инстанций обегать, чтобы договор социального найма заключить. Долго Петр Иванович с домочадцами о российской бюрократии вспоминать еще будут. Как за каждой справочкой ходили, да в очередях бесконечных стояли.
Но теперь все бюрократические мучения позади. Договор на руках, замки в двери новые врезали. На сбережения диванчик удобный купили: обзаводятся потихоньку мебелью. Правда, теперь у семьи новые проблемы: грязи строительной в квартире столько, что и за месяц ее не отмыть. Да и ремонт, конечно, нужен: строительные-то обои на честном слове этих самых строителей и держатся, да и страшненькие они очень, расцветки какой-то неимоверной. Ну, и сантехнику надо бы поменять, кухню оборудовать. В общем, дел опять невпроворот.

Наталья Мартынова