Российские банкиры хотят разбираться с заемщиками "полюбовно"

Российские банкиры хотят разбираться с заемщиками

Российские банкиры просят покончить с судебной волокитой при обращении взыскания на предмет ипотеки и разрешить им чинить «суд и расправу» над проштрафившимися должниками по своему усмотрению. Но, конечно, в рамках закона.

Ассоциация российских банков направила в правительство разработанный ею проект поправок в Гражданский кодекс и в закон «Об ипотеке». Суть их в том, чтобы ускорить продажу залога и возврат денег банку в случае, когда заемщик не способен расплачиваться по кредиту.

Проблема

Инициатива банковского сообщества возникла не вдруг и не на пустом месте. Процедура урегулирования взаимоотношений кредитора и заемщика в кризисных ситуациях всегда являлась больным местом ипотеки. Просто сейчас, когда жилищное кредитование стало вещью распространенной, когда число заемщиков и, соответственно, количество невозвратов существенно увеличилось, внимание к проблеме пропорционально возросло. При этом особенность ситуации в том, что свои деньги банкиры в конце концов получают. Претензии кредиторов сводятся к тому, что тянется процедура возврата слишком долго, хуже того – неопределенно долго.

Заместитель председателя Комитета по ипотечному кредитованию АРБ Евгений Чепенко говорит: «Какая бы процедура сегодня ни была – судебная или внесудебная – она растягивается по времени. Причем срок задержки не понятен никому. Для внесудебного порядка все зависит от того, как быстро договоришься с заемщиком. После этого опять неизвестно, сколько времени займет организация продажи. Придут люди на аукцион, нет ли? Что касается судебной процедуры, то там вообще все туманно. Потому что многое решается субъективным мнением судьи. Если он потребует предоставить какие-то дополнительные доказательства, то это может вообще длиться до бесконечности. И все в рамках закона». Дело доходит до курьезов. Банкиры приводят пример, когда заемщик искусственно «подставил» свою квартиру (предмет залога) под арест по иску со стороны дружественного лица, чтобы помешать обращению взыскания со стороны банка.

Проще всего отмахнуться от подобной «мелочи» – подумаешь, получит банк деньги месяцем раньше или позже? Не обеднеет. В том-то и дело, что обеднеет. Деятельность банков жестко регламентирована законодательством, обеспечивающим стабильность его работы. В частности, банк обязан поддерживать в требуемых размерах резервы на возможные потери по невозвращенным долгам. А резервы – это омертвленные деньги.

Кроме того, возникают проблемы с рефинансированием. Говоря по-простому, банк продает сторонним инвесторам долги своих заемщиков. В результате у банка появляются новые деньги, которые он пускает в оборот. А инвесторы получают доход в виде процентов с должников. Но кому нужны долги с неопределенной судьбой? Это протухший товар.

Без суда и следствия

Банкиры видят выход из положения во внесудебной процедуре взыскания на предмет залога. Это когда банк и заемщик «полюбовно», без участия суда, договариваются о продаже квартиры и возврате долга за счет вырученных средств. Теоретически такое соглашение возможно и сегодня. Но по закону его можно заключить только после того, как возникли проблемы с платежами. Причем заемщик может либо согласиться, либо требовать разбирательства в суде.

Банкиры вносят в закон простейшую поправку – предлагают разрешить подписывать соглашение в любой момент. При этом они не скрывают, что на деле будут сразу настаивать на одновременном подписании кредитного договора и согласия на внесудебную процедуру. Нет согласия на процедуру – нет кредита. Тем самым заемщик добровольно-принудительно лишается судебной защиты и полностью оказывается во власти банка.

Понятное дело, что свое «всевластие» банки готовы ограничить разумными рамками. В частности, не обращать взыскания при незначительности размера задолженности (менее 5% от стоимости залога) и периода просрочки (менее трех месяцев). Но также ясно, что в рабочем порядке юристы банков насытят текст соглашения о внесудебной процедуре максимально выгодными для себя положениями.

Впрочем, Евгений Чепенко считает: «Чем скорее будет решен вопрос об обращении взыскания, тем лучше для всех сторон, в том числе и для самого заемщика. Потому что чем дольше длится процедура взыскания, тем больше накопление долга – штрафов, процентов и прочего. А чем короче этот период, тем меньше дополнительных начислений, и тем больше заемщик потом получит в остатке от продажи своего имущества».

Но миру известен и другой вариант ускорения процедуры взыскания. Судья остается участником процесса, но срок для принятия решения ограничивается. Говорят, что это очень сложно реализовать технически. Однако по утверждению гендиректора Агентства по ипотечному жилищному кредитованию Александра Семеняки, в США банки возвращают деньги в течение 4 месяцев (у нас до 30 месяцев). Вот бы и нам поучиться.

Сергей Домнин