Арбатский балаганчик

Арбатский балаганчик

Все убыстряя ритм, бьют барабаны пожарного оркестра. Над толпой, покачиваясь, плывут клоун, милиционер, барышня в розовом, дама-ночь...

Ангел – покоритель трубочистов

Зеленая бабочка-гигант помахивает прозрачными крыльями. Еще, еще быстрей, и шествие полилось, покатилось по Арбату, мимо «Праги», торговцев сувенирами, художников с мольбертами. Летящее над толпой белое полотнище на древке прикидывается то воздушным змеем, то флагом, то волной.

– Что это? В честь чего? – вытягивает шею дяденька в темных очках.

– Да фестиваль какой-то уличный, я читала, – авторитетно заявляет женщина со строгой учительской прической, но тоже, влекомая сыном, присоединяется к толпе.

И действительно, таким грохочущим, феерическим образом на головы обитателей Арбата, туристов и просто гуляющих свалился Первый фестиваль уличных искусств «Открытое небо». Его организовали Союз журналистов России, продюсерский центр «PR-квадрат» и лаборатория уличного перформанса «Огненные люди». Художественный руководитель проекта – режиссер театра «Современник» Нина Чусова. Сроки проведения властями столько раз передвигались и откладывались, что приглашенные из дальних стран участники отпали, и фестиваль вместо двух дней ужался в один. Впрочем, это совершенно не помешало стихийно образовавшимся зрителям радоваться нежданному празднику.

«Огненные люди» в уличных действах поднаторели: привыкли за собой народ водить. И пожарный карнавал устраивали, и лето всей толпой провожали, и за спиной у Гоголя привечали «всех прохожих и влюбленных». У них не сказка, не балаган – городской фольклор. Пожарные, милиционеры, трубочисты, уборщицы и загадочный Белый, на вопрос «Вы кто?» отвечавший: «Разве непонятно? Я – фея, покоритель трубочистов!». Вот и сейчас он на ходулях по толпе скачет семимильно, оркестром дирижирует, пригнувшись с высоты своего ходульного роста, заныривает в Сбербанк: «Что, не ждали?!». Выходит обиженный: выставили! Над ушами крылышки трепещут – чистый ангел!

Бабка в красном платке отплясывает, следуя за блестящими на солнце касками оркестрантов. Катит толстяк-пожарный на самокате с бочкой. Бегут, яростно разбрызгивая на хохочущих прохожих вениками воду, «уборщицы» – главное создать суматоху!

Люди и манекены

Толпа несет вперед, к театру Вахтангова. Натыкаюсь на блондинку в золотых брюках: «Извините!». Ой, манекен! Посереди Арбата неколебимо, ни на что не реагируя, стоит, обнявшись, пара: он с челюстью Шварценеггера и субтильная она. Людской поток обтекает. Тоже манекены?

Слева от Вахтанговского – сцена с белым задником. Начинается представление. Московская драматическая группа дает спектакль «Блоха».

– Есть театральная и площадная версии спектакля, – говорит Сергей Бидный. – Мы уже играли у Третьяковки, в Камергерском, на улице играть прекрасно!

Впервые они присутствуют на спектакле всей семьей – втроем. Лена – хореограф-постановщик, Сергей – на сцене и девятимесячная Сонечка поочередно на родительских руках.

«Блоху» сменяет театр кукол «P&P» из Волгограда. Зрители, чтобы лучше видеть, взбираются на ступеньки магазина «Самоцветы», что напротив сцены. Охранник что-то сердито выговаривает ни в чем не повинной блондинке, пытается спихнуть народ со ступенек. Бесполезно. Встают новые зрители.

А вот и театр на ходулях из Евпатории со своим «Шоу великанов». Ну, этих-то видно отовсюду. Под «горбуна отверженного» из мюзикла «Нотр-Дам де Пари» страдает ходульный Квазимодо, кружится в танце Эсмеральда, задирая ножки-ходули. Объятия, поддержка. Сердючка, вся в цветах, очках, боа, поет под фонограмму, потрясая внушительным бюстом. Один в один похожая зрительница: бюст, очки, выражение лица... только без боа и ходулей. Сердючка вызывает «латино-американского мальчика». Вылетает – такой тонкий, знойный, соблазнительный... Но тут художник-постановщик дал маху: малиново-черный мальчик, мягко говоря, неважно сочетается с необъятными зелено-красными объемами Сердючки. Эдакий коктейль «вырви глаз».

Путешествия Гулливеров

Стою у ребра задника сцены, отделяющего «зрительный зал» от закулисья – Большого Николо-Песковского переулка. Один глаз туда, другой – сюда. Удобно! За кулисами попивают воду из пластиковых стаканчиков, облокотившись на крышу шатра-гримерки, две девушки на ходулях. Из-за автобусика высовывают любопытные головы воздушные шарики, так и норовя сорваться с привязи. На высокой металлической стойке птичкой примостился Андрей Прудников – Эсмеральда, на этот раз в розовой шляпке. Юбка павлиньим хвостом свисает вниз метра на два. Меж тем публика дружно хлопает, и Розовая шляпка срывается с места. Лихо отплясывает, кружится, поводит плечами... Очаровательна! Элегантно впархивает за кулисы. А там уж взмокший Андрей вытряхивается-выбирается из очередной юбки. Видны кроссовки и ходули.

Вроде такая прозаическая вещь – деревяшки какие-то, костыли, но каково это – вдруг оказаться Гулливером среди лилипутов?

– Сверху на мир смотреть очень интересно, – подтверждает Андрей. – У некоторых даже мировоззрение меняется.

В юбилей своего города артисты театра прошли на ходулях от Евпатории до Симферополя (за 6 часов 51 минуту! – уточняет Андрей). Интересно, наверное, было бы посмотреть на лица местных жителей и отдыхающих, неожиданно обнаруживающих за поворотом дороги мирно шагающих великанов, чьи тени тянутся до самого горизонта. Впрочем, еще есть шанс: в октябре они пойдут от Симферополя до Ялты.

– За один раз на ходулях ходить не научишься – обязательно упадешь, – делится опытом худрук и директор театра Виктор Арихин. – А вот за две недели можно. Ощущение, как в детстве, когда впервые сел на двухколесный велосипед, а потом почувствовал, что – ура! – едешь. Навык уже остается на всю жизнь. Но чтобы танцевать, как вот, например, Андрей, нужно года три, не меньше.

Огонь, воздух, открытое небо

Тем временем в глубине переулка разминается перед выходом на сцену труппа эстонского театра «Королевский жираф», созданного Станиславом Варкки и Ларисой Лебедевой. Вот тут уж совсем никакого балагана и буйства цветов. Спектакль «Анатомия души» – философская история о том, как художника посетила Муза, – мрачноват, графичен, завораживающ. Вряд ли многим, через головы толпы, удалось понять, о чем, собственно, речь. Но за вкрадчивыми па белого человека с нарисованной улыбкой и девушки в черном напряженно наблюдают все – вытянув шеи.

За кулисами меж тем надувают последние шарики. Прошли, гордо неся черно-белые лица, слуги просцениума – студенты ГИТИСа Макар, Катя и Денис. А вот Гера Кириллов, худрук «Огненных людей» и «специалист по безумному веселью», попросту чумаз, хоть и в шляпе. Но такая уж у них специфика – пожарно-трубочисто-поджигательская. Зато в своем деле они профи: «если вам не хватает огня, света и тепла, следует обратиться к специалистам». В чем и смогли убедиться те, кто добрался вечером с Арбата в ЦПКиО имени Горького на огненное «Искреннее шоу», завершающее фестиваль уличных искусств.

Шарики потеряли терпение. Толпятся у сцены, подталкивая друг друга, выглядывают из-за задника, розовые, голубые, сиреневые, желтые... Филиал неба, да и только. И вот, наконец, громадные гроздья торжественно вносятся «в зал». Рвутся из актерских рук, просятся вверх.

– А кому шарики? Берите! Загадывайте желание! А теперь отпускайте!

И вот уже сотни лиц запрокинуты в небо. Разжимаются сотни пальцев, и выскальзывают нитки из рук.

– Мама, они летят!

Выпущенные на волю желания взмывают вверх. Кружатся, вальсируют, плывут разноцветными каплями над театром Вахтангова, Арбатом, толпой, прямо в открытое по этому случаю небо. Воздух искрится и мерцает. Занавес.

Мария Кронгауз