Братцы, тонем!

Весенние наводнения случались в столице не раз. На протяжении веков паводковые воды затопляли низменные местности возле Москвы-реки и ее притоков. Об этом напоминают такие названия, как Лужнецкие и Озерковские набережные и переулки. Первое дошедшее до нас сообщение о наводнении относится к 15-му веку.

Тогда, в 1496 году, после холодной зимы и больших снегов, наступила «великая паводь». Поскольку в то время «паводи» случались часто, в 18-м веке решено было создать сеть обводных каналов. Но построить удалось лишь один — Водоотводный канал, защищавший район нынешних улиц Бахрушина, Новокузнецкой, Пятницкой и Якиманки.

Запомнилось москвичам наводнение, случившееся в апреле 1908 года. «Накануне Светлого праздника Москву посетило огромное бедствие: разлив реки Москвы, наступивший в настоящем году чрезвычайно поздно, принял чудовищные размеры, превзошедшие все ожидания... Разливом рек Москвы, Яузы и Водоотводного канала захвачена была более или менее значительная площадь 12 полицейских участков города, но особенно пострадали пять участков по правую сторону реки Москвы», – писалось в «Докладе Московской городской управы».

Вода поднялась на 9 метров. В единое русло слились: Москва-река, Водоотводный канал, Яуза, – затопив набережные, луга и образовав огромное водное пространство. Всего было затоплено 16 квадратных километров территории города. Это по сообщению все того же «Доклада Московской городской управы» составляло 1/5 всей площади города.

С парапетов всех мостов спускали к поверхности реки веревки с петлями на конце, чтобы за них могли ухватиться тонущие или случайно смытые течением. Залитые водой улицы были непроходимы, бездействовала конка. Из разных частей Москвы, перерезанных наводнением, горожан перевозили туда и обратно через мосты на телегах и пролетках извозчики. По улицам между домами жителей развозили лодочники. Состоятельная публика забавы ради снимала лодки напрокат и каталась по «московской Венеции» среди затопленных зданий, садов, площадей. На всех высоких мостах стояли толпы зевак, наблюдая, как вешние воды несут очередное бревно или бочку.

Без крова остались 180 тысяч человек...

Владимир Симонов