Царей-садоводов наследие

Царей-садоводов наследие

Здесь первыми расцветают тюльпаны. Тут, посреди суетной, задыхающейся в автомобильных пробках Москвы, влюбленные, конечно, мало думают о мемориальном значении Александровского сада. Но им это простительно.

«На скамейке в Александровском саду котелок склонился к шляпке с какаду: «Значит, в десять? Меблированные «Русь»...» Шляпка вздрогнула и пискнула: «Боюсь», – писал Саша Черный.

Пески истории

Во времена Юрия Долгорукого здесь протекала речка Неглинка, названная так, потому что по ее высоким крутым берегам лежал чистейший песок. В прозрачной воде отражались сосны. Отсюда великий князь начал строить стены первой московской крепости. При Борисе Годунове кремлевская крепость уже утопала в садах с фонтанами и бассейнами.

Первый водопровод у нас появился благодаря этим садам. При царе Федоре Алексеевиче, который был большой садовод, построили водоподъемную машину, подававшую по свинцовым трубам речную воду в верхние кремлевские сады. Набережные сады назывались Красными (то есть красивыми). Были тут и «водометы» (фонтаны), и пруды, где водилась рыба. В одном таком будущий император Петр I пускал игрушечные кораблики.

Тот же Петр и разрушил всю эту красоту. Опасаясь нападения шведов, молодой царь приказал вокруг Кремля и Китай-города вырыть рвы. Для Неглинки выкопали новое русло, а старое закопали. С садами тогда по нужде военного времени не церемонились – рубили на корню.

Спасибо Александру

Своим рождением сад обязан императору Александру I. Именно по его повелению в сгоревшей в пожаре 1812 года Москве разбили сад у самых стен Кремля – «дабы со временем весь проезд вокруг Земляного города с обеих сторон был между садами». Сад разбили по проекту архитектора Бове вдоль северной стены Кремля в болотистой пойме реки Неглинки. Прежде сюда долго сливались нечистоты, и то там, то здесь лежали кучи навоза. Неглинку уложили в трубу, и она навсегда ушла под землю. Расположенный в котловине сад оказался как бы изолированным от города: землю для поднятия грунта над засыпанной трубой решили не привозить.

Торжественное открытие Верхнего сада состоялось в 1821-м, в день тезоименитства императора Александра I. По этому поводу в журнале «Отечественные записки» писали, что «по Высочайшей воле» и под надзором «комиссии для строений» в Москве открыто гулянье меж Воскресенских и Троицких ворот. Так Александровский стал первым публичным садом столицы.

«По обеим сторонам главной прямой дороги, обсаженной в четыре ряда липами, расположены в английском вкусе цветники и кустарники, – писал современник. – Два больших пандуса обсажены цветами, а в приличных местах поставлены по парапету вазы и статуи... Деревья, еще не разросшиеся, не препятствуют одним взглядом обнять все излучистые дорожки, по коим толпятся гуляющие».

Все в сад

А прежде весь московский бомонд прогуливался по Тверскому бульвару. Но французы, занявшие Москву, порубили на костры все липы бульвара. Когда неприятель ушел, липы на Тверском снова высадили, но светская жизнь на бульваре уже не принималась.

Самое аристократическое гулянье в Александровском саду начиналось во втором часу дня, перед Воскресенскими воротами – от экипажей яблоку некуда было упасть. В четыре часа сад затихал, но к шести вечера здесь снова бывало людно – высшее общество да щегольски одетая молодежь в очках и лорнетах допоздна прохаживались туда-сюда.

Зимою сад привлекал москвичей от двенадцати до трех часов дня.

В саду устроили павильон, где играла духовая музыка – по воскресеньям и средам. Чуть позже у средней Арсенальной башни соорудили горку – в ней появился грот, и духовой оркестр переместился туда.

Memoria

Сегодня уже мало кто знает о мемориальном значении грота, для большинства – это всего лишь архитектурное украшение парка. А грот, между прочим, имеет название «Руины»: крылья его выложены обломками московских зданий, разрушенных наполеоновской армией.

История высокого серого четырехгранного обелиска с заостренным верхом тоже малоизвестна. К 300-летнему юбилею царствования Дома Романовых городская управа решила соорудить памятный обелиск. Был конкурс, и, как сказали бы сейчас, выбрали более дешевый проект (архитектора С. А. Власьева), занявший второе место. Стоил он 50 тыс. рублей (!). А сколько стоил бы проект-победитель, лишь Бог ныне ведает.

Романовский обелиск был открыт в 1914 году. Памятник венчал двуглавый орел, ниже его располагался герб Романовых – лев со щитом и мечом. Еще ниже – имена рода Романовых и гербы губерний и областей Российской империи, гербы Великих княжеств. Сначала обелиск находился у главного входа в сад, но грянула Великая Октябрьская... И хотя большевики снесли почти все памятники царского прошлого, Романовский обелиск остался. Ленин предложил превратить его из монархического в революционный. Так имена Романовых затерлись именами революционных мыслителей всех времен и народов. А обелиск поставили у грота.

Страшно! Синематограф!

Александровский сад положил начало и двум музеям – Политехническому и Историческому. В конце девятнадцатого века у Кремля устроили грандиозную политехническую выставку – экспонаты позже переместились в вышеназванные музеи. Приуроченная к двухсотлетию Петра Великого, она стала событием настолько важным, что Петр Ильич Чайковский написал к празднику кантату, а городские власти открыли первую конно-железную дорогу. Здесь теперь собирался весь высший научный свет. Дорожку у кремлевской стены, в саду, облюбовали и первые московские велосипедисты: профессора Тимирязев, Столетов, Огнев.

Выставка экспонировалась целых полгода. Не все экспонаты поместились в Александровском саду, и для них был отведен Манеж. Посетители входили туда прямиком из сада, через окна, по помостам. Пользовался успехом так называемый Туристический вагон Хейла, прибывший на выставку из Америки. Для этого экспоната соорудили перрон, небольшой аккуратный вокзальчик, а на рельсах установили настоящий вагон. Купив в здании вокзала билет, посетитель выходил на перрон, и там проводницы в тирольских одеждах провожали «путешественников» в вагон. Там посетитель оставлял свой «багаж» в особых сетках, усаживался, а после третьего звонка перед глазами его загорался экран. Это были первые съемки железной дороги, отснятые прямо с идущего паровоза.

В те времена синематограф мало кто видел, и пассажиры в страхе бросались с мест, порой забывая о «багаже».

Почему именно здесь

Символично, что мемориал в память о погибших в годы Великой Отечественной войны устроен именно в Александровском саду – мемориальном саду в честь победы России в Отечественной войне. Могила Неизвестного солдата. «Имя твое неизвестно – подвиг твой бессмертен». Гранитное надгробие, каска и знамя из бронзы, красная звезда, вечный огонь...

Здесь покоятся останки бойца, извлеченные из братской могилы на 41-м километре Ленинградского шоссе. Именно там, на самых подступах к столице, шли тяжелейшие бои. В декабре 1966 года, когда страна отмечала двадцатипятилетие разгрома немцев под Москвой, солдат был с почестями захоронен под стенами Кремля.

Мемориал торжественно открыли 8 мая 1967 года. Здесь поместили землю, привезенную из городов-героев: Ленинграда, Киева, Волгограда, Одессы, Севастополя, Минска, Керчи, Новороссийска, Тулы, из крепости-героя Бреста. И был зажжен Вечный огонь от факела, доставленного из Ленинграда, с военного мемориального комплекса «Марсово поле».

Почетный караул в 97-м специальным президентским указом перевели от мавзолея Ленина сюда. Теперь это пост № 1.

...Что будет дальше – история покажет. И пусть сегодня здесь уже не цветут тюльпаны, потому что осень близко. Другие цветы должны ей соответствовать.

Владимир Симонов