Москва встречала по одежке

Москва встречала по одежке

В XVI–XVII веках москвичи славились умением наряжаться. Впрочем, моды как таковой на Руси тогда не существовало, и иностранные веяния не оказывали на вкусы наших предков никакого влияния. Сами с усами, они одевались на свой лад.

Вопиющая роскошь

В Москве покрой одежд был един для всех, что для богатых, что для черных посадских людей. Но социальное положение человека сразу было видать по количеству золотых украшений и драгоценных камней, нанизанных, нашитых, навешанных прямо на верхнюю одежду, – или же по недостатку и полному отсутствию таковых.

Роскошь одеяний столичной знати была столь вопиющей, что заезжие иностранцы лишь разевали рты от удивления и восхищения.

Как и европейцы, поверх одежды богатые московитяне носили кружева, нашивавшиеся на ворот, концы рукавов, подол, но что это были за кружева! Они плелись из прямоугольных ажурных золотых и серебряных пластинок-запон с эмалью и драгоценными камнями.

Непременным украшением одежды богатых москвичей того времени были золотые и серебряные пуговицы, а у простых людей – медные да оловянные. Пуговицы имели весьма разнообразные формы – яйца, миндаля, груши, шишки и пр. Размеры – от горошины до голубиного яйца. Их украшали резьбой и драгоценными камнями.

Серьги носили и мужчины, и женщины. Мужчины – по одной, женщины – по две. Их делали в огромном количестве мастера-сережники.

«Разных драгоценностей у москвитян много – жемчугу, смарагдов, бирюзы, сапфиров – благодаря частым торговым сношениям с персиянами. По крайней мере, мелкие граненые рубины до того у них дешевы, что продаются на фунты», – писал Бернгард-Леопольд-Франциск Таннер, побывавший в Москве в 1678 году.

А рукава до пят

Перво-наперво поверх исподнего и портов москвич одевал широкую, едва не доходившую до колен рубаху: богатый – из шелка, простолюдин – из простого холста. У богатых рубах края и грудь вышивались золотом, а вверху пристегивался серебряными или золотыми пуговицами богато украшенный воротник-ожерелье.

Штаны не имели ширинки и завязывались узлом, позволявшим стянуть или расширить их в поясе по желанию.

Потом надевался зипун. Эта одежка была без рукавов. Зипун доходил до колен и служил обычно домашней одеждой.

Следом шел кафтан с достигавшими до пят рукавами, с прорезями под мышками для рук, за высоким стоячим воротником прикреплялось жемчужное ожерелье, а к краям рукавов пристегивалось украшенное золотым шитьем и жемчугом запястье, полы обшивались кружевом из серебра или золота. Ну а московские простолюдины носили кафтаны из крашенины – простой домотканой льняной ткани, естественно, без всяких украшений.

В отличие от кафтанов простых москвичей кафтаны богатых различались по назначению: столовые, ездовые, дождевые и смирные, то есть траурные.

Пояс – либо роскошно украшенный и достигавший в длину нескольких аршин, либо холщовый – был обязательным атрибутом гардероба. Ходить без пояса считалось неприличным.

Самой нарядной одеждой считалась меховая шуба. Шубу носили мехом внутрь, снаружи обшивали тканью, расшитой золотыми и серебряными узорами (или ничем не расшитой). Московский обычай позволял хозяевам сидеть в шубах во время приема гостей.

Что касается обуви, то богатые москвичи носили чеботы, глубокие башмаки с высокими каблуками и загнутыми кверху острыми носами. Нарядные сапоги являлись обувью знати, делались из цветной кожи и сафьяна, бархата и атласа, с серебряными подковами на каблуках. Ну а простые москвичи довольствовались лаптями из бересты или лыка, в лучшем случае башмаками, сплетавшимися из лозовых прутьев.

И последний важный атрибут. Согласно обычаю, все мужчины без различия их общественного положения выходили из дома, имея в руках посох.

Московские прелестницы

Московские дамы, как и мужчины, носили длинные рубахи с длинными рукавами, расшитыми и украшенными запястьями. Верхней женской одеждой служил длинный суконный опашень, тоже с прорезями под мышками, имевший сверху донизу длинный ряд пуговиц.

На голове замужние женщины носили волосники – маленькие шапочки из шелковой материи. Снять волосник и «опростоволосить» женщину, согласно понятиям XVI—XVII веков, – значило нанести ей большое бесчестье.

Сверх волосника голову покрывали платком, убрусом, концы которого, украшенные жемчугом, завязывались под подбородком. Девицы носили на головах венцы, к которым прикреплялись жемчужные или бисерные подвески – рясы.

Начиная с XV века, москвички пользовались золотыми и серебряными булавками, носившими название заноски и служившими для закалывания платка на голове. Головки булавок украшались жемчугом.

При выходе из дома замужние женщины надевали кику, окружавшую голову в виде широкой ленты, концы которой соединялись на затылке. На переднюю часть крепилось очелье, богато украшенное жемчугом и драгоценными камнями. Спереди к кике подвешивались спадавшие до плеч жемчужные нити (поднизи), по четыре или по шесть с каждой стороны. Кокошник служил головным убором и женщинам, и девушкам.

К зиме девушкам из богатых семей шили высокие собольи или бобровые шапки – столбунцы. Девушки из небогатых семей носили повязки, которые суживались сзади и спадали на спину длинными концами.

Украшением для рук служили браслеты с жемчугом и камнями, на пальцах – перстни и кольца.

Богатым шейным украшением женщин и девушек было монисто, состоявшее из драгоценных камней, золотых и серебряных бляшек, жемчугов, к нему подвешивался ряд золотых или серебряных крестиков.

Московские женщины славились приятной наружностью, но, чтобы в XVI–XVII веках считаться красивой, по мнению горожан, надо было быть дородной, пышной, нарумяненной и накрашенной.

Владимир Симонов