Не стали рубить по-французски

Не стали рубить по-французски

70 лет назад, в далеком 1935-м, вышел в свет эпохальный для столицы документ – Совет народных комиссаров СССР и ЦК ВКП (б) приняли постановление «О генеральном плане реконструкции Москвы». Предписывалось «строить и создавать высококачественные сооружения для трудящихся», дабы возводимые объекты «отражали величие и красоту социалистической эпохи».

Нельзя сказать, что Генплан 1935 года, на десятилетия предопределивший кардинальное переустройство столицы, оказался, как гром среди ясного неба. Окончательному варианту плана предшествовали большая научная работа и острые дискуссии, предлагались самые разные варианты схем развития города. Например, французский архитектор и теоретик архитектуры Ле Корбюзье, уверял, что застройка Москвы не представляет особой ценности, и предлагал... заново построить новый современный город. Чтобы представить эту смелую идею француза, достаточно вспомнить «стеклянное» здание Госкомстата на Мясницкой улице, построенное по его проекту в 1929 – 1936 годах. Так сказать, первую ласточку конструктивизма в советской России. Новый город, к счастью, строить не решились, тем не менее, знаменитый план города (он был благословлен лично товарищем Сталиным и официально опубликован Моссоветом) предполагал существенную, порой насильственную систематизацию исторически сложившихся улиц. Прокладыванию сети новых магистралей (к примеру, в Генплане 1935 года впервые появляется шоссе Энтузиастов), улиц и площадей мешали многие уникальные постройки. В их числе неповторимая церковь Успения на Покровке. Не стало знаменитой Сухаревой башни на Садовом кольце. Говорят, будто под угрозой был даже Покровский собор (храм Василия Блаженного) на Красной площади, поскольку мешал прохождению праздничных колонн во время демонстраций... Спустя десятилетия после принятия Генплана пронизавшие весь город изменения воспринимаются нынешними поколениями москвичей абсолютно органичными. В рамках проведенной реконструкции, действительно, произошла перепланировка городских территорий, образовалась четкая структура сети городских улиц, площадей, магистралей, набережных и парков. По Генплану 1935 года узкие улицы в центральной части города расширялись, а в отдельных случаях – выпрямлялись. Например, Тверскую (улицу Горького) не только «выровняли», но и расширили аж в четыре раза! В те времена научились даже перемещать дома на много метров – они «переезжали» вместе с жильцами. К тому же в основе планировки расширяющегося города осталась все-таки исторически сложившаяся – радиально-кольцевая – система. Уже тогда была поставлена задача – исключить транспортную перегрузку Центра столицы. Для этого было создано три магистрали, пересекающие весь город и соединяющие разные части Москвы. Расширение города шло за счет прилегающих к столице территорий с юго-западной стороны. Именно потому, что строить жилые кварталы было решено в самом экологически чистом месте. Кроме того, проект предусматривал создание зеленого пояса в радиусе до десяти километров, состоящего из лесных массивов, расположенных частично на городских и загородных территориях. Уже в то время архитекторы были озадачены вопросами комплексной застройки жилых районов, ее плотности, этажности, благоустройства новых кварталов. Большое внимание уделялось транспортной составляющей, причем, особая роль отводилась метрополитену. Линии метро проектировались с учетом наземных транспортных магистралей. Конечно, обидно, что древнюю Москву теперь можно увидеть разве что на старинных литографиях. Но облик города, в котором ежегодный прирост населения исчислялся десятками тысяч, был предопределен. Поэтому, с одной стороны, Генплан 1935 года можно рассматривать как амбициозный политический продукт эпохи, а с другой, – как первую серьезную попытку наметить перспективы дальнейшего развития Первопрестольной. Вспомним, что в начале 30-х годов прогноз численности населения столицы исходил из цифры в пять миллионов человек. Сегодня столичных жителей в два с половиной раза больше...