По московскому времени

По московскому времени

Главным часам России, что на Спасской башне, пошла седьмая сотня лет. Перечислять все, чему они были свидетелями, значило бы писать историю Москвы.

Серб и итальянец

В 1404 году, как повествует старинная Троицкая летопись, великий князь Василий Дмитриевич «замыслил часник», чтобы размерял и расчитывал часы нощные и дневные...». А установил эти часы монах-серб по имени Лазарь. Располагались они, впрочем, не на кремлевской башне, а на дворе самого князя.

Это были часы с механической фигурой человека, который каждый час ударял молотом в колокол.

Неведомо, в каком именно году часы отпраздновали новоселье в кремлевской башне. Известно лишь, что башню построил в 1491 году заезжий «архитектон» Пьетро Антонио Солари. Была она тогда вдвое ниже, чем теперь: итальянец построил ее так, как обыкновенно строились городские ворота. В 1585 году часы там уже точно были. На это указывает свидетельство (расходная ведомость), что в 1585 г. при воротах Кремля находились на службе «часовники», получавшие в тот год жалование по 4 рубля и 2 гривны, да по 4 аршина сукна на одежду.

Царь прослезился

При царе Михаиле Федоровиче, в сентябре 1624 года, часы с башни сняли и продали Ярославскому монастырю за 48 рублей. Дело в том, что в Москве появился искусный часовой мастер, англичанин Христофор Галовей, который предложил царю особые, хитроумные часы с «музыкой». Для устройства новых часов на воротах он предложил надстроить высокую башню, что и было исполнено в 1624-1625 годах архитектором Баженом Огурцовым.

По углам башни поставили четырех «болванов», но царя смутила их нагота, и ее пришлось прикрыть суконной одеждой...

Приезжие иностранцы называли эти часы дивом мира. Стрелок на часах не было, зато они имели огромный вращающийся циферблат, разделенный на 17 частей. В верхней его части золотой краской были нарисованы луна и солнце, луч которого служил неподвижной часовой стрелкой. Отбивание часов начиналось, когда первый луч солнца падал на башню, с наступлением темноты часы вручную переводились на ночной счет времени.

Каждые 16 дней соотношение дневных и ночных часов менялось, поэтому приходилось перенастраивать и механизм.

Но недолго дивили часы москвичей. В мае того же года случился пожар в Кремле. Новая башня с часами погорела так, что все пришлось строить вновь. Опять англичанин Галовей принялся за работы, которые окончились в 1628 году.

А потом, в чуму 1654-го, на башне снова «учинился пожар». Ее деревянное нутро выгорело, часовой колокол упал, проломив своды башни, и разбился.

Когда моровое поветрие утихло, царь Алексей Михайлович возвратился в Москву. «И когда взоры царя упали издали на эту прекрасную сгоревшую башню, коей украшения и флюгера были обезображены, и разнообразные, искусно высеченныя из камня статуи обрушились, он пролил обильные слезы», – пишет современник.

Не пить и не бражничать!

В те времена эта башня называлась Фроловской, по имени церкви Фрола и Лавра, что стояла на Мясницкой улице, куда из Кремля через эти ворота вела дорога. Название Спасской она получила в честь иконы Спаса Нерукотворного, помещенной в 1658 над въездными воротами. Мужчины должны были проходить в них с непокрытой головой. Проезжать через ворота верхом запрещалось.

В начале XVIII века на Спасской башне были установлены голландские часы с музыкой и 12-часовым циферблатом. Установил эти огромные часы, привезенные на 30 подводах, кузнец Никифор Яковлев «с товарищи».

После пожара 1701 года, в котором Спасская башня сильно пострадала, Петр I повелел старомодные часы заменить на новые – со стрелками и по немецкому подобию с делениями на 12 часов с колокольной «игрой и танцами». И издал указ, по которому вся страна перешла на единый для всей России суточный отсчет времени.

Купленные в Голландии, новые часы были доставлены из Амстердама в Москву на 30 подводах. Для установки курантов оттуда же прибыл часовщик Яким Горнель (прозванный в Москве Екимом Горловым). Новые часы с колокольной музыкой в 33 колокола впервые пробили 9 декабря 1706 в 9 часов утра.

«На Спасской башне, – гласил указ Петра, – в часовниках не пить и не бражничать, зернью и карты не играть, и вином и табаком не торговать... Чего у тех часов не будет – делать вновь».

Жертвою пали...

С середины XIX века куранты вызванивали гимн «Коль славен наш Господь в Сионе» Дмитрия Бортнянского в 12 часов и «Преображенский марш». Правда, первоначально предполагалось установить «Боже царя храни», но император Николай I этого сделать не разрешил, заявив, что куранты могут играть любые песни, кроме гимна.

Часы остановились 2 ноября 1917 года: большевики палили из пушек по Кремлю, и один из снарядов попал в аккурат в циферблат. Часовщики фирмы Павла Буре запросили за ремонт такую сумму, что Ленин предпочел поручить дело кремлевскому слесарю Беренсу, мастеру на все руки.

Реставрацию закончили в сентябре 1918-го, и москвичи, наконец, услышали бой новых курантов, которые стали исполнять в 12 часов мелодию Интернационала, а в 24 часа похоронный марш «Вы жертвою пали в борьбе роковой».

В 1932-м часы вновь отремонтировали, изготовили новый циферблат, позолотили цифры, стрелки и обод циферблата. Всего на позолоту было израсходовано 28 кг золота.

В качестве музыкального сопровождения было решено оставить только мелодию Интернационала, который исполнялся в полдень и в полночь. А с 1938 года куранты замолчали, перестав играть музыку, отмечая перезвоном лишь каждый час и каждую четверть.

Только в 1995 году была поставлена задача возродить мелодическое звучание курантов Спасской башни и добиться, как и в прежние времена, исполнения двух мелодий. Теперь в полдень и в полночь они вызванивают гимн Российской Федерации, а каждую четвертую часть суток мелодию хора «Славься» из оперы «Жизнь за царя» («Иван Сусанин») Глинки.

Владимир Симонов